Правила жизни Владимира Колмакова

Мы обещали читателям большой разговор-знакомство с исполняющим обязанности ректора. Разговор состоялся, и перед вами — его концентрат, главные выжимки. Так мы, в общем, и планировали. Но доктор биологических наук Владимир Иннокентьевич КОЛМАКОВ умеет каждую мысль иллюстрировать такими необычными примерами, что от некоторых сюжетов не хотелось отказываться. От каких именно — читайте во врезках.

>> Мы жили* на берегу реки Итанца — впадает в Селенгу, а та впадает в Байкал. Это к северу от Байкала.

*Нашей семье пришлось дом переносить в другое село. Осуществлялась государственная политика по переселению из неперспективных деревень. Это тяжело было — там же предки. Я самый младший был, лет 5-6, оставался с прабабушкой. А вся семья шла дом строить на новом месте.

Прабабушка Федосья меня воспитывала. Она была душа компании. Всегда в центре. Это же генетика? У неё было три сына, все ушли на войну и все погибли. Один из её сыновей — мой дед.

>> Биологией стал интересоваться после одной истории с филином. Трагическая история.

Откуда-то принесли филина, поместили в теплицу. И мы ребятишками договорились, что неделю, например, ухаживает один, потом другой. Нужно было мясо носить. А я не помню — то ли заболел, то ли что, дней пять не приходил к филину. Пришёл — а он умер. Возможно, от голода. Дети плакали. А учительница сказала: как же так, это же природа, филин… Вот после этого биологией стал интересоваться. Я этого филина до сих пор помню.

Фото из экспедиции 2011 г.

Фото из экспедиции 2011 г.

>> После школы поехал поступать в Иркутский государственный университет. Но в день последнего экзамена — сочинения — заболел и не пошёл*. Думал, что можно будет в другой день написать. Не поступил. Тогда сказал: ноги моей не будет в этом университете, который меня не принял. Рассердился.

*Улан-Удэ я не рассматривал, потому что там не было университета. А я хотел учиться в классическом университете. Участвовал в школьной олимпиаде в Бурятии, занял 2 место. И нас пригласили поступать в Иркутский государственный университет. Мне это понравилось — хорошо, в Иркутск поеду. И после окончания школы поехал.

Тогда были экзамены вживую, то есть не как сейчас — ЕГЭ предъявил, и всё. Первые три я сдал. Биология, химия, математика — три пятёрки. Считал, что поступил. Последним — сочинение. И в день экзамена я заболел. Парни вызвали врача, врач выписал справку — и я на экзамен не пошёл. Неопытный был. А парни пошли. Сочинение писали 4 часа. Один написал быстро, возвращается в общежитие: «Тебя все ищут, говорят — нельзя в другой день писать, иначе не поступишь». Я бегом туда, до конца сочинения 30 минут. Я им свою справку, а они: сочинение не переносят! И только я сел, написал буквально пять предложений — экзамен закончился, листы у всех собрали. Я думал – поставят двойку. Пожалели, поставили тройку, но этого всё равно не хватило. Тогда сказал: ноги моей не будет в этом университете, который меня не принял. Рассердился.

>> Уже после армии на биофак Красноярского университета поступил, когда исполнился 21 год. Конечно, это было психологически тяжело — с 17-летними.

>> Служил в 20 км от города Чойбалсан, в Монголии. Танковые войска. Там я пересмотрел взгляды на жизнь. Многое не знал — там узнал. Например, взаимоотношения людей*.

*У нас был заместитель командира роты, офицер. И был он вороватый. К службе относился не то что спустя рукава, но часто бывало — отправят солдат разгружать тушки мяса, а он мимо проходит – киньте тушку. Потом её на плечо и домой. Ну какое к нему после этого отношение? А потом случился такой эпизод.

У нас большой был танковый парк. И как раз этот офицер дежурил. А в танке солдат курил и бросил окурок. И ещё большое нарушение — в танке матрац лежал. И матрац загорелся. Из танка дым идёт, тревога. Надо танк выдернуть из бокса, иначе, если боекомплект начнёт взрываться, это просто страшно — взлетит 10 машин, представить себе нельзя. А подбегать-то к нему тоже страшно, пожар уже полыхает. Все, кто рядом, врассыпную. А тот офицер побежал к танку, взял трос, нацепил на тягач, второй конец на танк и помог водителю тягача вытащить машину за пределы парка. Потом сам же отцепил, тягач отъехал — и тут раздался такой взрыв, что башня улетела. И все поняли: он же герой! И это человек, который недавно приворовывал? Всё, отношение поменялось. Тогда я сделал вывод, что нельзя судить о людях по каждодневным, мелким поступкам.

>> В Красноярском университете сильное направление было гидробиология и физиология микроводорослей. Самое главное — там были экспедиции. Уже после 1 курса я поехал на Саяно-Шушенское водохранилище. Другие кафедры, например биохимии, не ездили. Так что выбор был связан с экспедициями. Романтика.

>> Последний раз в экспедицию в прошлом году ездил. Река Бахта, мы с моим коллегой Иваном ЗУЕВЫМ собирали материал для генетических исследований — редкие виды рыб: таймень, ленок, сиг. Красота!

>> У нас парни биологи женились на девчонках химиках, и я не стал нарушать эту традицию.

>> Первый ребёнок на втором курсе родился, а второй — когда в аспирантуру поступил. Для нынешних молодых людей это непонятно. Они же не торопятся.

>> Жили в общежитии. А потом — счастье: я сам построил себе двухкомнатную в четвёрке. Месяцев пять работал. С 1991 года прожил там до 2012-го, 21 год. Не зря строил.

>> Вряд ли я рукастый, но дрова поколоть, копать — это всё приходилось. Сколько помню: сенокосы, картошка, сбор кедровых орехов. Ещё грибы собирали — люблю это.

>> Валентин Алексеевич [САПОЖНИКОВ] как-то про свою мать рассказывал. Мол, она говорила: что бы ты ни сделал, сынок, самое главное — что люди об этом скажут. То есть прежде, чем что-то делать, надо подумать: а как люди это воспримут? И эта моральная оценка была выше всего. Условно — не боишься ни милиции, ни опасности, а вот — вдруг люди осудят. Тому же меня родители учили.

>> В собственной семье у меня всё всегда было женского пола: рыбки, кошки, собачки, дочки. И я шутил: мол, никто не выдержит со мной конкуренции, я должен быть в доме один мужского пола. Так и было до последнего времени, пока не появился внук. Теперь понимаю: был неправ. Ещё должен быть мужчина в доме. И воспитать сына, похоже, несколько другое*.

*Могу рассказать, почему меня назвали Владимир. Отец у меня очень хотел сына. У него было две дочери. И уже в зрелом возрасте, в 38 лет, оказалось, будет третий ребёнок. Кто — ещё не знали. Маму повезли на попутной машине в роддом, но до больницы я не доехал, родился по дороге. И отцу сообщили — парень. Отец собирает всех деревенских мужиков, начинают гулять. И в процессе этого гуляния возник вопрос: как назовём? А отца Иннокентия Ильича все называли просто Ильич. И вот почему-то решили, что нет в деревне Владимира Ильича, а должен быть. И решили назвать новорожденного Владимир. А когда мама приехала, говорит: но ведь он будет не Ильич, а Иннокентьевич. Но имя уже закрепилось, а деревня так и продолжала жить без Владимира Ильича.

>> Остро чувствую несправедливость. Завожусь сильно, но порой — ничего не можешь поделать.

Даурское, 2010 г.

Даурское, 2010 г.

>> Я командный игрок. Футбол, баскетбол, волейбол — это всё моё.

>> Тот человек, который не слушает советы, даже в профессиональном плане часто допускает ошибки. Не советы, я бы сказал — мнение других. Я хочу слышать людей, а как иначе.

>> Иногда надо и решения менять. Почему мы этого боимся?

>> Не люблю общаться с глупыми людьми. Люблю умных. Он подумает — и сделает тактично, чтобы от его действий как можно большему количеству людей было хорошо.

>> Умные далеко не все. Иначе бы у нас не было этих творческих скандалов так называемых. Они же не от большого ума.

>> Считаю, что жена и дети — мой главный успех.*

*У меня жена готовит — ни один ресторан не сравнится. Где-то побывали, посмотрела — тут же делает. Хоть лазанью, хоть пасту. А суп, борщ — это вообще. Суп, считаю, самая полезная еда. Рассольник любимый.

>> Не хочу сказать — судьба, но иногда представить не можешь, куда тебя занесёт на следующем повороте. Я всегда любил спорт, но никогда не думал, что буду возглавлять Институт физической культуры, спорта и туризма.

>> Если в семье всё хорошо, есть возможность почитать хорошую книжку, посидеть у телевизора — это уже счастье. Вот не надо побед, успехов невероятных. Меня обычная жизнь привлекает. Даже радоваться каждой минутке — это же надо уметь.

>> Очень не хочу умирать, знаете почему? Не все книги прочитал. Вот книгу прочту и думаю: ничего себе! Я жил и не знал, что это так*.

*Сейчас читаю Евгению Гинзбург «Крутой маршрут», про ГУЛАГ. К этой теме через Карла Штайнера пришёл, его книгу «7000 дней в ГУЛАГе». Он по происхождению серб, рождённый в Австрии. Как коммунист приехал в Москву и попал под этот молот. Почти 20 лет в лагерях, причём в Красноярском крае — читал, как про родные места. Но вообще моё любимое — мемуары, военная тема.

>> Двухтомник «История английского народа» Джона Грина на полке стоит, недавно купил. У меня очень много книг. Остался верен, не хочу читать с экрана. Поэтому я на всех КРЯККах, во всех книжных магазинах.

>> Мешает то, что всегда пытаюсь лезть в мелочи, рыть до «гранита».

>> В личной жизни точно ничего не надо. А вот университет — хотелось бы, чтобы не маршировал на месте, а вперёд шёл. Причём не надо больших реляционных побед: «Количество иностранных студентов выросло в 10 раз!». Ну да, важный показатель, но не в этом дело. Хочу, чтоб людям нравилось идти на работу, студентам — идти учиться. Рейтинги это не оценивают. Только если человек с желанием идёт в университет — это показатель.

>> Музыке учиться уже поздно. Хотя у нас есть примеры. Хотелось бы и мне любимую песню «С чего начинается Родина» не только спеть, но и наиграть на инструменте.

>> Иногда ловлю себя на мысли, что всё знаю, ничего не интересно. А иногда наоборот, со студентами в футбол играю и забываю, что я не их возраста. Так же бегаю, в таком же азарте. Молодой.

>> Переехать в другую страну не смогу. Корнями врос в Россию. А как путешественник* — с удовольствием.

*В Азии был в Китае, Таиланде и Камбодже. Но чаще в Европе. Очень нравится Испания. Такая древность. И города все разные. Где мавры побывали — Кордова, феноменальный маленький город. Барселона — совершенно другая. Валенсия — просто потрясён, как у них всё сделано. Я даже не понимаю, как они свою Гражданскую войну пережили. У нас Гражданская прошла — мы всё разрушили. А у них крепости, церкви, старые домики — всё стоит. Не ударились в строительство высоток, сохранили историю…

>> Я человек ситуации. В работе, конечно, надо планировать, но для себя — я не «продуманный». Не люблю заводить специальные связи с «нужными» людьми, например.

>> Жёсткая реакция у меня вызывает ещё более жёсткий ответ, и это многие знают. У некоторых сходил к начальнику — продвинул свой вопрос. Мне лучше иногда на глаза не попадаться.

>> Телефон-то замолчал. Раньше такого не было. Друзья стараются не беспокоить, а я хочу, чтобы звонили.

>> Я всегда готов к диалогу.

>> Моей собаке 12 лет. Утро начинается с её выгула*.

*Но любимым животным в шутку называю енота. Была у меня связанная с этим история. Когда я вёл занятия по зоологии беспозвоночных, у всех студентов были альбомы, они зарисовывали там животных. Я попросил записать на альбомах мою фамилию, имя, отчество. И один студент записал. Читаю: ВладимЕр. Ну, это ещё ладно. Дальше: Еноттентьевич. На следующем занятии говорю: понимаете, коллега, я, конечно, веду зоологию, но папа у меня енотом не был.

На самом деле люблю собак — самое лучшее животное на Земле. Поехали мы покупать той-терьера, дочь просила. Приехали к заводчице. Я зашёл, сел на кресло — и ко мне на руки сразу прыгнула собачка. Хозяйка говорит: выбирайте, а на эту внимание не обращайте, это отбраковка, помесь, случайно недосмотрели… А мне наоборот – понравилась. И вот уже 12 лет в нашей семье Долли, так зовут собачку.

>> Есть у меня черта — хорошо запоминать ненужные события и факты. Например, смотрю телевизор, соревнования по прыжкам в длину, и, совершенно не желая этого, запоминаю результаты всех призёров. Двадцать лет проходит, а я помню. А куда положил ключи — не могу вспомнить, пока их кто-нибудь не найдёт.

>> Пожелание? В следующем году чемпионат мира по футболу. Вот желаю, чтоб наша сборная, про которую не грех сказать «есть такая профессия — Родину позорить» и которая и так уже попала в самую «лёгкую» группу, так вот, хотелось бы, чтобы она хотя бы прошла в следующий этап. Стране нужны победы.

>> И пожелание коллективу. Мы сейчас проводим преобразования, и самое тяжёлое — это встряхнуть коллектив. Чтобы он поверил, что изменения направлены на повышение качества образования в университете. И что надо дополнительно включаться в работу. Образование вообще консервативно, и это хорошо. Но меняться надо. Поэтому давайте и мы немножко изменимся.

Фото из экспедиции 2011 г.