Смастерить ... фестиваль

Это событие с вкусной «начинкой» в виде конкурса арт-объектов из дерева, лекций и мастер-классов, выступлений музыкальных групп и кинопоказов под открытым небом выросло из идеи студентов-архитекторов… поехать за город с друзьями и попробовать смастерить что-то своими руками. Результат удивил самих организаторов — такого масштаба никто не ожидал. Но обо всём по порядку.МАФ. Начало

Молодёжный архитектурный фестиваль проходил в парке Юннатов с 30 июля по 5 августа. А началось всё… с профессионального общения будущих архитекторов. Потом была знаковая победа в конкурсе «Территория 2020» (ребята выиграли 50 тысяч рублей), встречи в Доме архитектора, поиск идей и консультация с организатором «Архваренья» (фестиваля, вдохновившего ребят на проведение своего) Артёмом БЕГИШЕВЫМ. Артём, кстати, советовал проводить фестиваль не в городе: слишком большая ответственность для новичков. «А вдруг выйдет не очень? К нам будут приходить люди, оценивать наши арт-объекты… Страшно было сделать себе плохую рекламу. Но подходящего места вне Красноярска просто не нашли. И тогда мы повстречались с Татьяной СВИНЦИЦКОЙ, куратором парка Юннатов, которая с радостью нас приютила», — рассказывает один из организаторов МАФ Сергей ЧЕРНОВ.

От непонимания к ...

И тут понеслось. К пятерым организаторам (студентам младших курсов и абитуриентам ИАиД) присоединились другие заинтересованные ребята, команда разрослась до 40 человек, появились спонсоры.

«Изначально концепции не было. Потом мы решили: это наш первый опыт, давайте серьёзно подойдём к делу. И идея номер один — дать возможность талантливым людям реализовать себя. Мы стали серьёзно проектировать, выбирать инструменты, материалы. Идея номер два — благоустройство города, потому что мы заметили: в парке много проблем в виде разбитых лавочек, сорванных скворечников, разбросанных покрышек, и с этим можно поработать.

Если честно, сначала люди нас неправильно понимали. Вот представьте, как это выглядело со стороны: привезли горы брёвен, досок, неумело пытаются что-то делать. Мы ведь первые дни шуруповёрт в руки боялись взять, у многих вообще не было опыта работы с инструментами, циркулярную пилу некоторые увидели в первый раз. Но потом местным жителям стало интересно, они приходили и с радостью нам помогали: пилили, красили, приколачивали. А мы с удовольствием вовлекали их в этот процесс», — рассказывает Сергей.

Люди включились

Дальше — больше. Люди не просто приходили, чтобы помочь, но и стали предлагать: а почему бы вам не позвать музыкальные коллективы? А может, устроите кинопоказ? Почему бы лекции и мастер-классы не провести? И самое главное — не просто предлагали, но и готовы были участвовать.

Так программа фестиваля дополнилась новыми событиями, включая не только музыку и кино, но и, например, мастер-классы по работе с деревом, рисунку, развитию творческого мышления, лекции по архитектурному освещению и даже по архитектурному вегетарианству и архитектурной йоге.

«Люди не просто начали нами интересоваться, а стали помогать. С миру по нитке: у кого-то были лишние инструменты, и он принёс их нам, у кого-то — материалы, кто-то помог с доставкой. Так у нас появились даже музыкальные инструменты, бесплатно достались материалы для строительства сцены, нам помогли с печатью плакатов и листовок, печатью на футболках. Появилась возможность сделать фестиваль более масштабным и открытым: каждый просто мог прийти и поучаствовать», — отмечает один из организаторов Анастасия РЫБАКОВА.

Осовременить зодчество

Но главная часть фестиваля — это конкурс арт-объектов. Всего в парке их появилось пять, все объединены общей темой «Деревянное зодчество. Иллюзорность прошлого». На воплощение своих идей у участников было 5 дней.

«Главное опасение, что нас упрекнут, мол, занимаемся не зодчеством, а анти-зодчеством, — рассказывает Анастасия. — Потому что для мастеров зодчество — это работа традиционными инструментами, никаких саморезов. Чтобы не столкнуться с таким отношением, я просила ребят обосновать, почему они считают свою работу зодчеством. Мы стремились передать образ, смысл, конструкцию, но переосмыслить это на современный лад. Наша интерпретация: зодчество — это не утерянный стиль, в него можно вдохнуть жизнь».

Тень будущего

А теперь — о пяти арт-объектах.

Куб. Переосмысленный образ бревенчатой избы. Здесь два пространства: внешнее и внутреннее. Тюль используется как элемент внутреннего пространства, атрибут уюта. Это такая деревянная изба, в которую можно сесть, посмотреть в окно, спрятаться за шторкой, под другим углом взглянуть на мир. Основной приём — полное сквозное удаление некоторых элементов деревянной поверхности и её подсветка.

Пирамида. Как часто вы задумывались о том, какой огромный путь проделала наша архитектура со времён первых византийских мотивов, которые проникли в древнерусское государство, до современных стеклянных небоскрёбов? Подумав над этим, авторы арт-объекта смогли воссоздать форму «Русской матрёшки». Пирамида в центре символизирует основную черту зодчества, его неповторимость и красоту. Перевёрнутая пирамида воплощает «переворот» стилей, перетекая в самую большую, завершающую пирамиду, которая держит основную нагрузку всех предыдущих изменений.


Тень прошлого.
Внешне арт-объект, по задумке авторов, выглядит чужеродно на фоне природы. Внутри мы попадаем в игру света и тени, во что-то тёплое, видим красивые стены со световыми узорами. Этот арт-объект должен демонстрировать и хрупкость зодчества, и то, как современная архитектура поглотила его (оболочка в виде изломанного куба). Но при этом показывать, что вся современная архитектура является закономерным развитием древних архитектурных приёмов.

Тоннель познания.
Основа формы — ритмический ряд деревянных рам. Композиция состоит из двух частей: сужающийся проход и за ним просторная смотровая площадка. Между ними — место очищения (узкий проём). Это символизирует познание и понимание исторического процесса человеком и последующее расширение его кругозора. Человек вынужден принимать неудобное положение так же, как он испытывает трудности на пути познания. Попав за барьер, зритель получает уникальную возможность: взглянуть на современный мир через окно истории. Взглянуть более широко в сравнении с началом пути.

Кстати, это окно ребята сделали своими руками. Помогал даже папа одной из участниц, правда, только советом: он столяр по профессии, и его подсказки оказались очень ценными. У окна есть своё название — «Утро в Еловке». Если присмотреться, увидите в орнаменте и ёлочки, и восходящее солнце.

Помимо запланированных арт-объектов появился один вне плана. Никита ДУБИНКИН, который помогал с организацией, использовал остатки материалов и всего за один день создал собственный арт-объект. Два конуса символизируют космическое и человеческое начала, а когда они соприкасаются, получается нечто новое.

Конкурс на лучший арт-объект был открытым, отдать свой голос за понравившуюся работу могли все посетители парка. В итоге победу одержал «Куб», на втором месте с минимальным отрывом «Тоннель познания».

Что дальше

Формально МАФ завершился 5 августа, но ребята до сих пор следят за состоянием своих арт-объектов. Например, когда мы беседовали с Сергеем в парке Юннатов, работа кипела полным ходом: ребята собрались, чтобы отремонтировать один из арт-объектов, а «Пирамида» готовилась к транспортировке в один из детских садов. А ещё позже вместе с архитектором из Греции МАФовцы создали из остатков материала новый арт-объект. А потом — устроили мастер-класс по уличной мебели. Похоже, фестиваль продолжается.

Анна ГЛУШКОВА
Про график

5 дней на создание малой архитектурной формы — это непросто. Работали 24 часа в сутки. И буквально жили в парке: установили палатки, подкреплялись бутербродами из соседнего магазина. Работа по ночам была особенно атмосферной, потому что в парке Юннатов нет освещения.

Про погоду

Но самым сложным испытанием стал проливной дождь. Неприятно? Да. Испугал ли он студентов-архитекторов? Нет, конечно!

Про деньги

То, что ребята работали на чистом энтузиазме, не просто слова. Грантовых 50 тысяч рублей для фестиваля оказалось мало. Тогда участники скинулись и добавили ещё 30 тысяч рублей из собственных средств. Эти деньги пошли на покупку материалов и инструментов.