И пусть никто не уйдёт обиженным

«Если мы будем сегодня учить детей так, как учили вчера, мы украдём у них завтра» — цитата принадлежит выдающемуся американскому учёному, педагогу, философу, профессору Джону ДЬЮИ. Это «завтра» невозможно заполучить в готовом виде — надо потрудиться. А вот о том, как «потрудиться», и шла речь на II Международной научной конференции «Информатизация образования и методика электронного обучения», проходившей в Институте космических и информационных технологий СФУ с 25 по 28 сентября.

Участвовали в её работе студенты, аспиранты, учёные, представители российских и зарубежных вузов Польши, Франции, Киргизии, Белоруссии, Казахстана и Монголии.

В частности, на конференции речь шла о цифровой трансформации образования. Что означает само это понятие? Основные его составляющие — это переход от «прохождения материала» к формированию компетенций; изменение ролей участников образовательного процесса; переход к личным планам учебной работы; цифровая образовательная среда для поддержки персонализированной организации образовательного процесса и т.д.

Когда цифра — трансформатор

По словам участника конференции, руководителя отдела Института кибернетики и образовательной информатики ФИЦ «Информатика и управление» РАН Александра Юрьевича УВАРОВА, корень зла в том, что в России растёт неравенство в использовании цифровых технологий, и нужно менять модель организации образовательной работы. Сейчас в учебных программах основное время отводится на ознакомление с фактами, правилами, процедурами по различным темам. Меньше времени отведено на приобретение глубоких знаний и выработку понимания.

— Сегодня для нас одинаково важны не только учебные результаты, но и воспитательные, которые часто называют навыками XXI века, способностью учиться и т.д. И вот это проблема, — делится А.Ю. Уваров. — Она системная, а не из разряда «дайте нам ещё немного денег», она связана с тем, что мы продолжаем развивать и совершенствовать традиционную организацию образовательного процесса, которая уже давно сделала всё, что могла.

Классно-урочная система обучения — это замечательное достижение педагогики, но у неё есть ограничения, которые не дают двигаться дальше. Чтобы преодолеть эти барьеры, нужна цифровая трансформация.

Ещё в начале XX века в трудах Яна Амоса КОМЕНСКОГО шла речь о необходимости учёта личных особенностей учащегося. Но невозможно было это сделать по организационным причинам, в том числе потому, что тогдашние «информационные технологии» — классный журнал, дневник, расписание на стене –– организовывали работу учителей и учащихся, но не более того. Современные цифровые технологии дают надежду на то, что вековые чаяния педагогов и родителей — сделать образование массово интересным и индивидуальным — сбудутся.

— Есть в мировой педагогике примеры, когда решить такую задачу удалось?

— Известен портал персонифицированного обучения Summit Learning, где по-особому устроена информационная среда. В своё время этот проект был поддержан большими грантами, в том числе от Facebook. Последние три года данный опыт массово распространяется в мире. И в России есть попытки двигаться в данном направлении. Например, школа № 550 в Санкт-Петербурге последние годы является экспериментальной площадкой и работает при поддержке Федерального института развития образования. Здесь пытаются трансформировать образовательный процесс так, чтобы каждый учащийся получал максимально высокие образовательные результаты, которые соответствуют ФГОС, но, кроме того, учитывают интересы КАЖДОГО учащегося, позволяют всем быть успешными, в том числе при продолжении обучения. Даже пространство в этой школе устроено особым образом, а не напоминает своей архитектурой тюрьму, чем порой грешат типовые школьные здания. Там просторно и комфортно, учащиеся могут собраться и что-то сообща делать. В фойе на столах можно поставить ноутбуки, разложить учебники, какие-то бумаги. Кажется, школе многое удаётся, хотя эксперимент ещё продолжается, и это довольно сложная работа.

— Персонализация обучения — что это значит?

— Помочь ученику понять собственные интересы и возможности.

— Сейчас много говорят про МЭШ — московскую электронную школу — это тоже пример цифровой трансформации?

— Этот проект придуман для поддержки традиционной организации образовательного процесса. Там всё сделано так, чтобы учитель, который ведёт урок, мог более свободно пользоваться интерактивной доской и разными материалами, демонстрировать их. Можно назвать это информатизацией образования, но никак не цифровой трансформацией. А последнее — это всё же более амбициозная и очень непростая задача. Масштаб — примерно как полёт на Луну, огромный культурный сдвиг. Предстоит подготовить людей, с открытыми глазами встречающих вызовы нового рынка труда. Помните, как у братьев Стругацких: «…и пусть никто не уйдёт обиженным!».

Разумеется, нельзя впадать в крайность и считать, что компьютеры, даже самые современные, могут полностью заменить собой учителей и нормальное образование. Умным без труда и без науки не станешь.

Однажды я гостил у своих коллег в США. Неподалёку от Бостона есть место, где живёт много преподавателей Гарварда, и я попросил отвезти меня в школу, где учатся их дети. Там, конечно, много компьютеров, но родители говорили: главное — это содержание образования. Главное, чтобы их детям было интересно, и занимался с ними не лектор, а мудрый учитель-наставник.

Дистанционно — Есенин, аудиторно — Кюри

В свою очередь член-корреспондент РАО, профессор Московского городского педагогического университета Сергей ГРИГОРЬЕВ рассказал о прогнозировании результатов образовательного процесса при эмергентном обучении (от англ. emergence — возникновение, появление нового; в теории систем — наличие у какой-либо системы особых свойств, не присущих её подсистемам и блокам). Речь идёт об интеграции аудиторной учебной деятельности и самостоятельной работы обучающихся на базе использования методик как классического, так и мобильного обучения.

«В век информатизации, когда многие вопросы мы вынуждены отдавать на рассмотрение компьютера, этот процесс должен быть формализован. Мы разработали технологию, которая основана на простых вещах: энтропии — мере порядка и энейкотропии — мере содержания, — рассказал Сергей Георгиевич. — Сейчас очень популярно дистанционное обучение, но если изучать историю и литературу таким образом можно, то провести, например, эксперимент в физике и химии — сложно. Мы выстроили процедуру, которая формально позволяет прогнозировать процесс обучения с учётом этих вещей».

Соб. инф.