Наш человек в Сколтехе


Молодыми звёздами российской науки коллеги называют сегодня братьев КВАШНИНЫХ — Дмитрия и Александра. Оба окончили бакалавриат СФУ с красным дипломом, затем поступили в магистратуру МФТИ — и вновь красный диплом у обоих. Сейчас кандидаты физико-математических наук пишут докторские диссертации, имеют много публикаций. До недавнего времени братья вместе работали в Москве, в команде ведущего российского учёного (также родившегося в Красноярске) — доктора физико-математических наук Павла Борисовича СОРОКИНА. Три года назад Александр Квашнин перешёл в Сколтех, в лабораторию доктора физико-математических наук Артёма Ромаевича ОГАНОВА. Молодой учёный согласился дать интервью нашей газете дистанционно.

Александр

Александр

— Наша с братом история как под копирку, мы ведь близнецы, — рассказывает Александр. — Можно сказать, всё предопределено было исторически. Дело в том, что в нашем роду — династия физиков. Бабушка — Нина Васильевна РЕШЕТНИКОВА (КОЛМОГОРЦЕВА) — в прошлом аспирантка академика АН СССР Л.В. КИРЕНСКОГО и первая женщина кандидат физико-математических наук в Красноярске. Дедушка Павел Петрович КОЛМОГОРЦЕВ был учителем физики, а затем директором школы №28. Наша мама Ольга Павловна КВАШНИНА — кандидат физико-математических наук, окончила Красноярский госуниверситет и сейчас работает в Российском национальном исследовательском медицинском университете имени Н.И. Пирогова. Отец Геннадий Михайлович КВАШНИН также кандидат физико-математических наук, научный сотрудник в Технологическом институте сверхтвёрдых и новых углеродных материалов в Троицке (Москва).

Ещё в школе важную роль в понимании физики сыграли беседы об этой науке с дедушкой и бабушкой. Они могли нам с братом всё донести в доступной форме, после чего мы решили, что если знать физику (и смежные c ней области), то можно понять и объяснить многое, что происходит в природе, и смотреть на вещи под другим углом, что важно в науке. Вполне логично, что мы с Дмитрием должны были стать физиками.

— Александр, а как вы с Дмитрием оказались в коллективе Павла Сорокина?

— Научная группа Сорокина занимается всесторонней теоретической поддержкой экспериментальных исследований, которые проводят коллеги-экспериментаторы по всему миру. И состояла она поначалу только из нас. Могу даже сказать, что он буквально «выращивал» себе команду. Павел обратил на нас внимание и стал опекать, вводить в науку, когда мы ещё учились в 10 классе. Старшеклассниками мы активно участвовали в школьных, районных, городских, краевых научных конференциях. В то время Павел ещё был студентом физического факультета Красноярского госуниверситета и, скорее всего, начинал задумываться о своей дальнейшей научной судьбе, о создании своей научной группы. Он смог разглядеть в нас потенциал и тягу к исследованиям, к изучению чего-то нового. Говорят, что научный руководитель в какой-то мере становится твоим отцом. В нашем случае так и есть. Вся наша совместная работа доставляла огромное удовольствие. Занятия физикой стали для нас не только работой, но ещё и хобби!

— Чем было продиктовано решение — поменять команду и уйти в Сколтех?

— Всегда полезно поработать в разных группах, чтобы набраться опыта: другие задачи, другие требования, другие люди, другой взгляд на мир. Вот и я во время подготовки кандидатской диссертации решил перейти в коллектив Артёма Оганова, а как раз в это время Артём организовал лабораторию в Сколтехе. Так в ноябре 2015 года я оказался в Сколковском институте науки и технологий, о чём не жалею, несмотря на то, что переход в новую лабораторию всегда сопровождается неким провалом в результатах, потому что приходится начинать абсолютно новую тему практически с нуля. И действительно — первые результаты у меня появились и опубликовались спустя почти полтора года.

— Александр, какими исследованиями вы заняты сейчас и насколько они перспективны?

— Я веду собственный проект по компьютерному поиску новых сверхтвёрдых материалов с оптимальными свойствами, под который в прошлом году выиграл грант РНФ. Также занимаюсь предсказаниями высокотемпературных сверхпроводников. Обе темы перспективны с точки зрения практических приложений. Сверхтвёрдые материалы широко используются во многих областях промышленности, однако у каждого материала есть свои недостатки. Например, алмаз имеет самую высокую твёрдость, но отличается хрупкостью и дороговизной, если речь идёт о производстве. Существует такой материал, как победит (композит карбида вольфрама с кобальтом— сплав ВК6), который намного дешевле в производстве, однако имеет более низкую твёрдость. Наши исследования направлены на поиск материала с оптимально высокой твёрдостью и максимально простой и недорогой технологией производства.

Другое направление — область высокотемпературной сверхпроводимости. О ней можно долго рассказывать, это одна из наиболее технологически сложных и одновременно интересных областей современного материаловедения. Несколько лет назад был предсказан, а затем и синтезирован гидрид серы (H3S) с рекордной температурой перехода в сверхпроводящее состояние 203 K и при высоком давлении — в 1,5 млн атмосфер. С тех пор учёные пытаются найти и получить новые материалы, которые имели бы столь высокую температуру, но при более низких давлениях. Одними из возможных кандидатов являются гидриды урана, которые мы предсказали, а наши коллеги экспериментаторы синтезировали.

В ближайшем будущем у нас в Сколтехе выйдет целый цикл работ, посвящённый высокотемпературной сверхпроводимости, а все сегодняшние исследования являются лишь первыми шагами по направлению к сверхпроводимости при комнатной температуре.

— Можно ли утверждать, что у науки в России открылось второе дыхание?

— За последние два-три года у нас в стране стали активно поддерживать науку. Появилось большое количество грантов для молодых учёных, причём не только государственных, но и индустриальных, которые вполне подходят для создания новых лабораторий. Также есть объединённые гранты с Китаем, Японией и рядом европейских стран. Кроме того, много грантов и конкурсов для студентов и аспирантов. На науку выделяется гораздо больше ресурсов, чем в то время, когда я был студентом.

Как известно, важный фактор успеха в науке — интенсивная работа. В науке, как и в любой другой области, если хорошо трудишься, то и жить будешь хорошо. Сейчас есть все условия, позволяющие молодым российским учёным и аспирантам встать на ноги и быть готовыми к проведению исследований мирового уровня, к созданию собственных групп и лабораторий.

— Что вдохновляет на исследования, чего ждёте, к чему стремитесь?

— Человек по сути своей исследователь, это заложено в нём природой. Меня вдохновляет то, что я могу найти что-то совершенно новое, ранее не исследованное, то, что может быть полезным для будущих технологий. Жду, что когда-то результаты моих исследований помогут совершить прорыв в той или иной области науки и технологий.

Вера КИРИЧЕНКО