Мольберт, техно и чеснок

«Где я буду» — так называлась выставка, которую этой осенью организовал музейный центр «Проспект Мира». Выставка оказалась необычной. Её сопровождали медиаторы — люди, с которыми каждый может поговорить о той или иной картине. Не профессиональные искусствоведы, а такие же обыватели, как и большинство посетителей выставки. Задача медиаторов — поддерживать размышления зрителя об искусстве.

Медиаторы были разных возрастов: от подростков до пенсионеров. Моё внимание привлекла одна девушка. На фоне смелых авангардных картин и ярко-лазурных стен она выглядела нежным пастельным пятнышком. Бледное лицо, только щёки розовеют едва заметным румянцем. На левой скуле аккуратно нарисовано маленькое чёрное сердце. Широкие брюки делают фигуру ещё более миниатюрной. Короткие, тёмные, чуть волнистые волосы выбиваются из-под небольшого бежевого берета. Руки с длинными тонкими пальцами теребят бейдж с именем — Галя. Смотрит на картину КАНДИНСКОГО на противоположной стене отсутствующим взглядом, ожидая очередного собеседника. Им оказался я.

С началом нашего разговора потерянность во взгляде мигом исчезает. Теперь её глаза походят на две яркие искорки. Галя взахлёб говорит о картине.

А дальше разговор об искусстве переходит в неформальную беседу. Оказалось, что Галя — студентка Красноярского художественного училища. Сейчас ей 17, и она мечтает стать художником. «Не великим, может, даже не известным. Просто талантливым мастером». Год назад она переехала сюда из Иркутска. Дело не в том, что в родном городе не было подходящего учебного заведения. «Я подумала: рано или поздно всё равно нужно съезжать от родителей. Так почему не сделать это сразу после школы?». На вопрос, не жалеет ли о переезде, мотает головой. Поначалу было тяжело привыкать к жизни в общежитии, самостоятельно готовить, уживаться с соседками. Но когда Галя встретила своего молодого человека, переездную хандру как рукой сняло.

Нет, Галя не проводит всё свободное время за холстом или в музее. Эта девочка — частая посетительница техно-вечеринок. «Конечно, если охранники паспорт не спросят». Пойти после очередного рейва пешком домой для неё привычное дело. На такси ведь не каждый раз деньги найдутся. У Гали две татуировки: подсолнухи на руке и головка чеснока на лодыжке. На второе тату долго копила: работа московского мастера, заехавшего в Красноярск, получилась не дешёвой. «Зато счастливая теперь хожу» (смеётся).

Пару месяцев назад состоялась дебютная выставка Гали в родном Иркутске. Это была серия фотографий людей, лица которых она раскрашивала. «День, когда я закончила этот проект, был безумным! Утром я рассталась с парнем, затем целый день доснимала последние фото, а весь вечер и ночь провела на панк-фестивале за городом». Зато открытие выставки прошло более чем успешно. Галя рассчитывала, что придут друзья и друзья друзей, и очень удивилась, когда увидела много незнакомых лиц. Но главными посетителями были родители и сестра, по которым она очень скучает. Сейчас Галя готовится ко второй выставке, которую планирует провести уже в Красноярске. «Мне нужны будут люди, чтобы снова расписывать лица. Думаю, ты бы мог мне помочь!» — «Замётано».

Напоследок я попросил её добавиться ко мне в друзья в социальной сети. Страница была под псевдонимом — Амели. И правда, есть в ней что-то от киношной Амели Пулен. Такая же противоречивая, с желанием познать и перепробовать всё. С подсолнухами на руке и чесноком на лодыжке. С наивным горящим взглядом и ямочками от улыбки на щеках.

Даниил РЕМПЕЛЬ