Почерк ГИЛЁВА

Накануне 60-летия КИЦМ мы не можем не вспомнить этого человека, тем более что сотрудники, аспиранты и студенты кафедры горных машин и комплексов Института горного дела, геологии и геотехнологий СФУ до сих пор не могут оправиться от шока. Летом внезапно ушёл из жизни доктор технических наук, профессор Анатолий Владимирович ГИЛЁВ. Тридцать два года он заведовал кафедрой. Он был для коллектива ВСЕМ.

Анатолий Владимирович родом из алтайской глубинки, о таких говорят — «всего добился сам». После службы в армии поступил на рабфак Красноярского института цветных металлов им. М.И. Калинина и с той поры вся его жизнь была связана с родным институтом.

Мы договорились встретиться с Натальей Николаевной ГИЛЁВОЙ — вдовой профессора. Она инженер-металлург, вела на той же кафедре дисциплины «Материаловедение» и «Эксплуатация горных машин и оборудования». Коридоры пустынны, занятия в аудиториях начнутся чуть позже. На стенде возле преподавательской — многочисленные сертификаты, грамоты и другие достижения коллектива. В глаза бросается диплом: «Золотая кафедра России». В преподавательской на видном месте — ваза с цветами. Чётное количество. Сотрудники говорят: две недели стоят и не вянут…

«Уроки французского»

Наталья Гилёва познакомилась с будущим мужем в стройотряде.

— Мы строили жилые дома в Северо-Енисейске, штукатурили их, а он был начальником штаба. Дружили два года. Когда Анатолий учился на четвёртом курсе, а я на пятом — поженились. Помню, накануне нашей свадьбы он устроился подрабатывать в пожарную часть. Пошёл в наряд — и сразу ЧП: в городе загорелся ЛДК. Он рассказывал, как бревна словно спички взлетали в небо — такой страшной силы был огонь. Три дня этот комбинат тушили. Анатолий тогда сильно простыл и на свадьбе сидел с температурой.

Вообще судьба у него не из лёгких — родился и вырос на Алтае, в селе Выползово. После окончания восьми классов ему пришлось учиться в посёлке Тальменка (12 километров от родного села по прямой). Если вы видели фильм «Уроки французского» — это его судьба. Он жил на квартире у хозяйки, и когда заканчивались продукты, вставал на лыжи и по морозу ехал домой. По словам его мамы, иногда приходил к полуночи и настолько продрогший, что его долго отогревать приходилось. Да он и сам говорил: идёшь по лесу, а там темнота, волки воют.... По пути нужно было пройти несколько деревень, где на него, случалось, нападала местная молодёжь. Просто потому что чужой. Тогда он решил пойти в секцию бокса в Тальменке. Подучился приёмам и уже мог постоять за себя.

Тяга к знаниям у него была неимоверная! Он всю выползовскую библиотеку прочитал, а одну книгу из читального зала ему на дом не отдавали, так он её тайком под фуфайкой унёс, за ночь осилил, а на следующий день незаметно вернул на место.

После школы поехал в Барнаул поступать в политехнический институт. В тот год экзамен по математике сдавали на ЭВМ, и он не смог с машиной совладать, ведь в его школе этому не учили. Позднее была служба в армии, в городе Благовещенске. И там он познакомился с парнем из Красноярского института цветных металлов. Сослуживец много хорошего рассказал про вуз, и Анатолий написал письмо в Красноярск на рабфак с просьбой принять его. Вскоре после демобилизации пришёл вызов на учёбу.

Командир ССО КИЦМ «Механик-76» Анатолий Гилёв

Командир ССО КИЦМ «Механик-76» Анатолий Гилёв

Рабфак он окончил успешно и поступил на электромеханический факультет цветмета. Сразу стал старостой группы. Учился хорошо, на повышенную стипендию, а если не хватало денег (родители могли помочь только продуктами, в основном салом да картошкой) ходил по ночам разгружать вагоны с солью и сахаром. Каждое лето ездил в стройотряды — то начальником штаба, то командиром, то главным инженером. Был у него дар убеждения – легко мог решать все вопросы, договариваться с любым начальством. Толя слишком рано стал самостоятельным, поэтому многое умел. Во всём любил аккуратность. Очень вкусно готовил и меня иногда подменял на кухне, когда видел, что устала. Наши дети (сын и дочь) до сих пор вспоминают его жареную картошку...

Золотая кафедра

— Мы все были за ним как за каменной стеной. Анатолий Владимирович верил в людей, и это нас окрыляло, — делится старший преподаватель кафедры Татьяна Александровна БРОВИНА. — Всегда выслушает, поддержит, совет дельный по научной работе даст. А сейчас у нас ощущение пустоты, и ничего с этим поделать нельзя...

— Я работаю в институте с 70-х годов. Когда ректором был Игорь Иванович СМИРНОВ, наша кафедра находилась в плачевном состоянии по всем параметрам – методическая основа, кадры, лабораторная база, — вспоминает кандидат технических наук, доцент Валерий Тимофеевич ЧЕСНОКОВ. — В этот период даже ходили слухи о её неминуемом закрытии, в то время как рядом процветала кафедра металлургии.

Но, слава богу, назначили заведующим Анатолия Владимировича. С этого момента начался целенаправленный подбор кадров, укрепление базы. Когда он принимал кафедру, там работали всего два кандидата наук, а сейчас, если бы профессор был жив, – три доктора наук и шесть кандидатов. И у каждого доктора наук аспиранты. Это очень прилично. Теперь у нас появился и собственный методический кабинет, потому что у коллектива есть мотивация на то, чтобы хорошо организовать учебный процесс.

Житейская мудрость

— Однажды Анатолий Владимирович рассказал мне очень поучительную историю из своей жизни, — продолжает воспоминания Валерий Тимофеевич. — Ещё до армии он окончил сельскохозяйственное училище и сразу же устроился помощником комбайнёра. Как-то раз «старики» сели обедать, а молодёжь продолжала работать в поле. Вдруг подъезжает к комбайну Гилёва один незнакомец и говорит что-то вроде: ты, молодой, высыпи вон там подальше бункер зерна, а я тебе за это трёхлитровую банку мёда дам. Анатолий сначала обрадовался (в то голодное время для деревни банка мёда — всё равно что праздник), пошёл к главному комбайнеру и спросил, можно ли так сделать. Тот в ответ развернулся и дал ему такую оплеуху, что в глазах потемнело. И сказал тот мудрый комбайнёр: «Никогда не думай что-то брать. Эта банка мёда потом так к тебе прилипнет, что за всю жизнь не отмоешься». Хороший был урок. Так Анатолий Владимирович и жил всегда: ничего чужого, только своё, только труд – без всякого обмана и приспособленчества. Он вложил всего себя не только в кафедру, но и в развитие вуза в целом.

«С 1996 г. по 2004 г. А.В. Гилёв, работая проректором по учебной работе, много сил и энергии отдал развитию учебного процесса в вузе. При его организационном участии открыто 17 новых специальностей и направлений, филиал в Ачинске и представительство вуза в Саяногорске...» (Энциклопедия «Известные учёные»).

Говорят, должность сильно влияет на характер. Коллеги и студенты Гилёва хором отмечают его человечность и доброту.

— У него действительно была очень широкая душа, — подтверждает Валерий Тимофеевич Чесноков. — Даже если кто оступился, поскользнулся – он всё равно ему верил до конца. Молодёжь приходила к заведующему кафедрой как к отцу, за советом. Он даже со студентами-разгильдяями расставался с большим трудом. В каждом видел что-то ценное, какой-то потенциал. Никогда и никто не слышал, чтобы он кому-то из ребят сказал: «Ты никогда не сдашь этот экзамен!». Наоборот, вселял уверенность: «Ты обязательно сдашь предмет, только поработай». На защите всегда хвалил и обязательно добавлял: «Позвоните родителям, пусть они порадуются за вас!». Это, мне кажется, его деревенские корни, его простота во всём.

В 90-е годы в стране началась вакханалия, закрывались предприятия, работникам высшей школы задерживали зарплату. Но он и тогда не терял оптимизма, говорил: «Ничего, прорвёмся!». До последнего вдохновлял своим примером аспирантов и докторантов.

«Автор 240 научных и учебно-методических работ, включающих 3 монографии, 8 учебных пособий, 26 авторских свидетельств и патентов на изобретения. Под его руководством выполнено 17 научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по заказам горно-металлургических предприятий и научно-техническим программам Министерства образования и науки РФ» (Энциклопедия «Известные учёные»).

На кафедре никогда не было распрей, подводных камней. Все понимали друг друга с полуслова.

— Если ему что-то не нравилось – говорил об этом напрямую. Умел подойти к каждому человеку, понять его. У нас был период, когда все нервничали из-за аккредитации, — делится воспоминаниями Наталья Николаевна, — а он пишет на кафедру: то-то и то-то сделайте. И добавляет в конце: «Я вас всех так люблю!»...

Семья

Несмотря на ответственную и сложную работу, Анатолий Владимирович всегда находил время на родных и близких, отдавая всю свою любовь жене, детям и внукам. Даже дом такой большой выстроил на даче, чтобы всем места хватало. А семья-то и вправду большая – жена, дети и четверо внуков — вот ещё чем гордился Анатолий Владимирович. Всегда говорил: «Видите, приехал я в Красноярск с одной сковородкой, а сейчас вот как нас Гилёвых много стало!». Он всегда был в центре внимания, внуки не отходили от любимого дедушки, а дети всегда делились своими проблемами и достижениями и получали в ответ добрый и мудрый совет. В честь рождения каждого внука Анатолия Владимирович садил именные деревья и ухаживал за ними с особым трепетом. Любил, когда собираются все вместе, даже обеденный стол большой для этого с сыном сделали, чтобы всем места хватало. Наблюдал, как взрослеют и крепнут дети, как растут и развиваются внуки и всегда повторял: «Как же я вас всех люблю!»…

«Огонь» на себя

На досуге Анатолий Владимирович любил читать книги писателей, вышедших из деревни: Василия ШУКШИНА, Виктора АСТАФЬЕВА. Увлекался литературой на историческую тему. Но много ли было у него этого досуга? В последнее время коллеги замечали: выглядит очень уставшим.

— Мы видели его состояние, и дети настояли, чтобы он сократил нагрузку, оставил заведование кафедрой, — говорит Наталья Николаевна. — Два года назад Анатолий Владимирович передал «эстафету» своему молодому коллеге, и мы поехали в санаторий, подлечиться. Возвращаемся с курорта, а новый заведующий не выдержал, отказался от должности. Пришлось мужу снова впрягаться и нести эту нелёгкую ношу.

Анатолий Владимирович активно занимался подготовкой кадров, в том числе высшей квалификации; руководил дипломными проектами студентов, аспирантов и докторантов, был членом трёх диссертационных советов, экспертного совета ВАК. Он заслуженный деятель науки и образования РАЕ, почётный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.

Его всегда тянуло на малую родину, в сказочно красивую «сибирскую Швейцарию» – село Выползово (внизу речка, сверху — берёзовый лес). А ещё, по словам вдовы, у Анатолия Владимировича была мечта – завести собаку и жить пенсионером на даче. Хотя отдыхать он не умел совсем. Магистранты и аспиранты могли позвонить профессору Гилёву и днём, и ночью. Наверное, поэтому, несмотря на летнюю практику, так много ребят приехали с ним проститься.

Последняя встреча

Незадолго до своего ухода из жизни он очень переживал, что на кафедре, где нет магистратуры, а только специалитет, в связи с поэтапным вводом новых профессиональных стандартов все не остепенённые преподаватели смогут работать только до первого января 2020 года. Было видно, что он сам не свой от предстоящих изменений...

— С Анатолием Владимировичем мы шли бок о бок почти 45 лет. Больше половины жизни. Вместе учились, я – комсорг, он — староста. Почти одновременно защитили диссертации, — рассказывает Юрий Алексеевич ПЛЮТОВ, кандидат технических наук. — Потом, когда он заведовал кафедрой, я стал деканом горно-геологического факультета. Ещё через пять лет я – директор Института горного дела и геологии, а Анатолий Владимирович — проректор по учебной работе. И так мы параллельно шли...
Я знаю, что в армии он какое-то время служил писарем, потому что имел очень красивый почерк. В институте обычно писал маркером на доске объявления о предстоящих заседаниях кафедры. Все привыкли и узнавали его неповторимую каллиграфию. Сегодня нам очень не достаёт этого чёткого, аккуратного почерка Гилёва...

В ноябре — 60 лет горно-металлургическому образованию на красноярской земле. А мы, кто окончил вуз в 1979 году, будем праздновать 40-летие своего выпуска. На кафедре соберутся одногруппники, для которых связующим звеном всегда был Анатолий Владимирович. Обязательно будем вспоминать нашего старосту — честного, порядочного, доброго, открытого для всех Человека.

Вера КИРИЧЕНКО