Тысяча и один вопрос проректору

Пока мы записывали интервью с проректором по хозяйственной работе Максимом МАМОШИНЫМ, в его приёмной образовалась немалая очередь. Да и редакция «пробивалась» к нему несколько месяцев — такой плотный у проректора график. Оно и понятно, ведь управлять приходится хозяйством целого «города в городе», каким сегодня является СФУ.

— Максим Николаевич, когда домой уходите?

— Прихожу на работу в восемь, в восемь вечера ухожу. Часто по субботам работаем. А если случаются аварии — приходится круглосуточно.

— Много вопросов накопилось?

— Да, особенно с капитальным строительством. У нас практически с прошлого года и до конца лета были приостановлены работы на корпусе «Г» Политехнического института. Удалось этот процесс вновь запустить, планируем завершить строительно-монтажные работы до 15-25 декабря и получить, наконец, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

— То есть со следующего семестра политехники туда зайдут?

— Да.

— В вашем ведении также транспорт, организация питания, ремонты, уборка территорий, общежития… Где всё идёт без сучка и задоринки, а где постоянно возникают проблемы?

— Без сучка и задоринки не бывает. Но, например, структура главного инженера работает ровно, я сам когда-то эту службу возглавлял. Центр студенческого питания — там есть вопросы, связанные с окупаемостью. На сегодняшний день столовые работают в плюс, как будет в каникулы — будем наблюдать.

Также вопросы есть по качеству питания. Его надо улучшать. И мы планируем со следующего года, подключив Институт гастрономии, сформулировать концепцию действий в сфере питания. Некоторые вещи надо решать безотлагательно. Например, в Институте нефти и газа большие очереди, и у нас есть некоторые предложения, как правильно организовать там внутреннее пространство буфета, чтобы можно было обслуживать одновременно большее число людей.

— Кстати, один из вопросов студентов на сентябрьской встрече с ректором: почему в ИНиГ из столовой сделали буфет? Раньше там подавали горячее и в нормальной посуде, а не в контейнерах.

— На самом деле это именно буфет, поскольку в помещении нет вентиляции. Если там готовить пищу, запахи будут по всему корпусу. Обслуживание не соответствовало санитарным требованиям, СФУ получил предписания санэпидемнадзора, в соответствии с которыми мы, собственно, и ввели одноразовую посуду.

— В некоторых ваших подразделениях произошли структурные реорганизации. С чем это связано?

— Действительно, мы фактически объединили службы, эксплуатирующие учебные корпуса и общежития, за работу которых теперь отвечает дирекция кампуса. На мой взгляд, это правильно: есть одна точка входа, и здесь всё решается.

После Универсиады у нас появились новые корпуса, и нам важно правильно распорядиться этим имуществом, сгруппировать структурные подразделения и институты, чтобы они не были разбросаны, организовать им комфортное пространство для работы. Надо пересмотреть политику распределения мест исходя из задач, которые университет решает. Так, СФУ необходимо развивать научный потенциал, и мы могли бы давать молодым учёным жильё, фонд под это есть.

В подчинении проректора по хозяйственной работе более сотрудников, причём не считая тех, кто работает по аутсорсингу (клининг, гардероб, лифтовое хозяйство и др.). Вот сколько людей обеспечивают жизнедеятельность кампуса СФУ.

— Кстати, уберут автошколу с территории Учебно-военного центра?

— Да. Сейчас мы планируем вернуть её размещение в Политехнический институт. В корпусе «Г» будут учебные помещения, а транспорт — в гараже и на автопарковке.

— Поговорим о транспорте. Поскольку 35-й маршрут отменён, я слышала, вы планировали обсудить на ректорате введение шаттла между первой и второй площадками . Насколько это реально?

— Действительно, управление автомобильного транспорта расходы рассчитало, и если нам удастся их обосновать и предусмотреть в бюджете, то мы сможем идею реализовать. Если с финансированием будет сложно, придётся вопрос отложить.

Вообще, хочу напомнить, что этот опыт уже в СФУ был — ходил автобус между корпусами, но он совсем не пользовался спросом, один-два человека ездили. Конечно, здесь многое зависит от регулярности. Надо, чтобы автобус работал всегда, независимо от периода: сессия, не сессия. Тогда люди к нему привыкнут. Второй момент — информированность. Если автобус будет запущен, мы, конечно, дадим информацию везде: и на сайте университета, и в общежитиях, и через директоров. Но надо понять целесообразность этого. Ведь если удастся оптимизировать размещение учащихся рядом с институтами, то людям и не придётся массово с площадки на площадку ездить.

И ещё один момент отмечу. Раньше у нас не было Студенческого бульвара, а сейчас он есть. Я засекал время: дойти от кампуса на Свободном до Политехнического по лесу — это 25 минут. Если поедешь на автобусе, да с пересадкой на ГорДК — по времени получится даже больше.

— Давайте ещё про капитальное строительство. Про корпус «Г» вы уже сказали. Есть и другие планы?

— Уже в этом году в рамках федерального проекта «Экспорт образования» мы начинаем строительство (уже провели все конкурсные процедуры) комплекса «Университетский» из трёх 17-этажных зданий. Они будут располагаться на четвёртой площадке, между МФК-2 и общежитием № 20, на косогоре. Там же — крытая автопарковка и ещё одно спортивное поле. Уже определён подрядчик — компания «Сибиряк», подписан контракт. В 2021 году мы должны сдать объект в эксплуатацию.

Мы обсуждаем возможность одно из общежитий сделать гостиничного типа и получить лицензию на открытие гостиницы, в том числе чтобы включить её в учебный процесс, ведь в Торгово-экономическом институте у нас готовят специалистов по гостиничному делу.

— Вы также сказали о необходимости оптимально использовать новые здания, построенные к Универсиаде. Что с корпусом МФК?

— Во время Универсиады там была столовая. Сейчас это оборудование демонтировано, и в ближайшее время начнётся работа по укладке нового покрытия, где будут проводиться спортивные занятия, а также помещение может быть использовано как выставочный центр. Думаю, к марту эту работу мы закончим.

Также идёт работа по переоборудованию части здания МФК под нужды Института гастрономии. Получаем разрешение на реконструкцию от нашего учредителя, объявление торгов — все эти процессы ведём параллельно.

— Скажите, часто в работе ваших служб случаются ЧП?

— У нас целый город уже получился, большой фонд объектов недвижимости: более 30 общежитий, 24 учебных корпуса. Есть и вспомогательные помещения: подстанции, насосные станции, центральные тепловые пункты. Десятки километров сетей. Разумеется, всегда что-то происходит. Но люди работают в любое время и оперативно устраняют неполадки.

— По итогам встречи студентов с ректором, о которой мы уже говорили, едва ли не половина вопросов относилась к вашему управлению. Что удалось решить, а что нерешаемо?

— Решили с тёплой парковкой велосипедов, она работает. Многие ещё об этом не знают, но 6 велосипедов сейчас там уже стоят.

Проблему долгого ожидания лифтов в 30-м общежитии тоже решили. Сейчас в часы пик охранник открывает доступ к лестницам. Более радикальное решение — построить тамбур между выходом с лестницы и лифтовым холлом, который, в свою очередь, имеет проход на 1-й этаж. Но пока, к сожалению, на это нет средств: ориентировочная стоимость строительства одного тамбура составляет 1 млн 700 тыс. рублей, а таких тамбуров нужно три.

— Скажите, а разве такой проект общежития не противоречит правилам пожарной безопасности?

— Наоборот, проект специально разработан для максимальной безопасности. В случае пожара все выходы открываются, а эвакуационная лестница при этом не задымляется. В то же время в штатном режиме обеспечивается полная охранная безопасность. Проблемы возникли именно из-за того, что все живущие в общежитии нацелены на одно учебное расписание и выходят к лифтам примерно в одно время. Но, повторю, сейчас острота проблемы снята.

Был вопрос о работе столовых по субботам, но поскольку Центр студенческого питания у нас на самоокупаемости, такое решение стало бы для него убыточным: сотрудникам пришлось бы платить зарплату вдвойне. А поднимать цену на питание в текущем году не хотим.

— Пожалуй, одна из самых резонансных тем — демонтаж забора. Всё идёт по графику, не окажется так, что к весне, когда надо приступить к демонтажу, придётся сроки сдвигать?

— Пока всё по плану. Мы выставили на торги разработку проекта демонтажа периметра безопасности. Он предполагает демонтаж самих КПП, переподключение сетей освещения и видеонаблюдения, демонтаж части забора. Параллельно получаем разрешение министерства на демонтаж.

— Те, кто был за сохранение периметра безопасности, высказывали опасение, что без забора в кампусе добавится проблем…

— Мы демонтируем забор для доступности. При этом в кампусе уже сейчас открыты и парковки, и КПП, и все возможные проходы. Неудобство возникает там, где забор, с одной стороны, портит облик университета, с другой — создаёт трудности для прохода, для этого и убираем.

В то же время и после демонтажа забора мы не планируем открытого не регулируемого въезда автомобилей на пешеходную зону кампуса — как она сейчас закрыта шлагбаумами, так и останется. В рамках проекта по демонтажу мы планируем провести систематизацию доступа к парковкам: какие для каких категорий граждан будут открыты. Мы сформулировали это в техническом задании на проектирование. Планируем сделать систему распознавания номеров, чтобы было ясно, кто приехал, когда приехал. Это и обеспечение безопасности, и чёткое регулирование доступа. На сегодняшний день мы до конца не знаем, наши ли сотрудники и студенты ставят машины на парковках университета, сколько из них жителей общежитий и т.д. Когда мы это отрегулируем, возможно, выделим дополнительные места для них на крытых парковках — там есть для этого резерв. Просто надо навести везде порядок.

— Мы обсудили практически весь объём ваших работ, но год близится к концу, и хочется подвести некоторые итоги: что главное из сделанного?

— Структурные преобразования, запуск процессов в капитальном строительстве, благоустройство вокруг скульптуры Даши НАМДАКОВА, которая стала неким магнитом кампуса.

— Какие ещё планы на следующий год кроме уже сказанного?

— Необходимо открыть аптеку в Медцентре. Для ФМБА это нерентабельно, они несут затраты, тем не менее мы в этом направлении работаем. Аптека нужна в кампусе, и мы очень постараемся до лета её всё же открыть.

— А есть у проректора по хозяйственной работе мечта?

— Мечта: организовать структуру так, чтобы все процессы работали практически в автоматическом режиме и можно было бы заниматься не рутиной, а развитием, планированием. У нас ведь очень много задач. Например, на четвёртой площадке сильно поднялся уровень грунтовых вод. Сети, трубы практически лежат в воде. Нужен проект по водопонижению. Это серьёзное геологическое исследование, требуется нестандартное инженерное решение. Вот этим хотелось бы заниматься.

БЛИЦ


Что вы заканчивали?
Поступал в КГТУ, а заканчивал уже СФУ в 2007 году, электромеханический факультет, кафедра робототехники и технической кибернетики.

Есть ли у вас кредо?
Сказал бы так: работу надо делать так, чтобы ею гордиться.

Ручной труд вам не чужд? Я ведь инженер, так что могу делать всю техническую работу сам.

Из обязательного: посадить дерево, родить сына, построить дом — всё выполнено? Дом построил, дерево своё, пожалуй, не посадил. А сын — у меня три дочки.

Ваше знакомство с женой — романтическая история? Мы давно познакомились, ещё школьниками, в лагере «Туманный». Оба из Хакасии, из разных мест, долго дружили, письма писали друг другу. В институты поступили тоже в разные: она в Новосибирске, я здесь. Был период, когда я даже хотел перевестись в Новосибирск, ездил в деканат, разговаривал, но переводили только на платной основе. И всё-таки мы вместе.

Увлечения? Раньше лёгкой атлетикой занимался. Сейчас нет времени на это.

Путешествия? Мы всегда много ходили на экскурсии, на Столбы, никогда не сидели на одном месте, постоянно в движении. Либо в Хакасию ездили, либо на Борус. А сейчас некогда — много обязательств и на работе, и дома.

Валентина ЕФАНОВА