Про особый сорт коварства: дверное

В одном из прошлых номеров мы проводили опрос, в котором предлагали вспомнить необычный случай из студенческой жизни. Я тоже попыталась вспомнить — и сама себе удивилась. Точно знаю, что студенчество — это самое классное, весёлое время, но вот рассказать что-то конкретное… В общем, свой случай для опроса я тогда вспомнить не смогла. Зато как только необходимость отпала (так и хочется добавить: по закону подлости), такой пример всплыл в памяти. Не пропадать же добру, делюсь!

Я училась на втором или третьем курсе и жила в общежитии № 2. Это общежитие коридорного типа с общей кухней. Впереди ожидался потрясающий день: мы с подружкой чудом смогли раздобыть билеты на премьерный показ спектакля «Король Лир» в драматическом театре. Соседки тогда дома не было, а, надо сказать, у двери в нашу комнату была одна особенность: замок с автоматическим закрытием. На практике это выглядело так: хлопаешь дверью — раздаётся щелчок, и назад ты без ключа не попадёшь.

Мне казалось, что к потенциальному коварству дверного замка я привыкла. Когда выйти нужно было ненадолго (например, добежать до кухни), просто прикрывала дверь не до конца. А в тот день перед началом сборов в театр решила по-студенчески вкусно подкрепиться — сварить картошечки. Почистила, сложила в кастрюлю, осталось только поставить на плиту. Руки заняты, плечом кое-как открываю дверь, делаю шаг в коридор, и в этот момент сзади раздаётся «щёлк!». И тут понимаю, что дверь закрылась на замок, ключа у меня нет, телефон остался в комнате, а я стою в коридоре в джинсах, футболке, тапках на босу ногу и с кастрюлей картошки. А это вечер воскресенья, и никакой плотник мне сейчас не поможет. В тот момент хотелось одновременно и плакать, и хохотать, потому что разве такие глупые истории вообще могут случиться где-то, кроме дешёвых комедий?

В полном смятении чувств спустилась на этаж ниже, где жили мои одногруппницы. Первым делом мы сварили картошку, а на сытый желудок стали думать, как выручить меня из беды. Среди знакомых наскребли кофту, куртку, сапоги подходящего размера и денег на автобус (ровно на две поездки). С чужого телефона я позвонила подруге и объяснила ситуацию, договорились, что встречаемся в фойе театра (хорошо ещё, что билеты были у неё, а не у меня в закрытой комнате). Казалось, мне удалось перехитрить судьбу.

Не помню, действительно ли был хорош спектакль, для меня он был великолепен уже потому, что я чудом смогла на него попасть. Но! Спектакль длился больше трёх часов, и когда я добралась до автобусной остановки, время уже подходило к половине одиннадцатого. Если бы под рукой был телефон, было бы не так тревожно ждать, а так часы тикали, остановка пустела, моего автобуса всё не было, паника накатывала волнами, перерастающими в цунами.

Но вот — о чудо — он приехал! С чувством «ура, всё позади!» сажусь в 88-й, отдаю за проезд последние деньги и наконец-то ощущаю себя в безопасности. Но не тут-то было: на одной из остановок в салоне остаюсь одна я, и водитель просит, чтобы я вышла. Мол, у него этот рейс последний, и не очень-то хочется меня одну везти на гору. «Что? — думаю я. — Чтооооо? Разве мало было всего сегодняшнего???». Выходить я отказалась, водитель, чертыхаясь, отдал мне деньги за проезд и подождал, пока не подошёл следующий, уже самый-пресамый последний автобус. И вот я, наконец, добралась до общежития и смогла выдохнуть, приключения закончились благополучно.

Выводов из этой истории несколько. Во-первых, непонятно, как вообще такой случай можно было забыть. Во-вторых, в любой, даже сложной, ситуации всегда важно иметь друзей, которые смогут одолжить, что надо: одежду, обувь, деньги (читай — помочь). В-третьих, неприятности должны нас чему-то учить. После этого случая я сделала запасной ключ от комнаты и хранила его у друзей. Он, кстати, ещё несколько раз мне пригодился.

Анна ГЛУШКОВА