5 вопросов ректору

Ура, новый учебный год! А позади трудные полгода карантина с пустыми корпусами и тотальной дистанционкой, когда удалённо проходили не только учебные занятия, но и защиты, выпускные... В первые дни сентября мы задали ректору СФУ Максиму Валерьевичу РУМЯНЦЕВУ пять вопросов о том, чему нас научил период пандемии и что ждёт университет впереди.

1. Месяцы изоляции людей и организаций, будем надеяться, позади. Максим Валерьевич, чего мы лишились и что приобрели за этот период?

— Лишились, но, к счастью, временно, радости человеческого общения. Необходимость видеть своих коллег в течение нескольких месяцев только на экране компьютеров, безусловно, удручала.

Но период изоляции, подобно любому кризису, открыл нам новые возможности. Мы приобрели уникальный опыт организации работы, поняли, что для решения некоторых вопросов необязательно собирать совещания, а для получения некоторых справок необязательно ехать через весь город. Главное же, мы смогли адаптировать традиционные педагогические практики и оперативно внедрить ряд современных технологий.

В июле наш университет посетил автор самой значительной достопримечательности кампуса СФУ — скульптуры «Трансформация» — известный скульптор, ювелир, член-корреспондент Академии художеств России, почётный член Академии рисунка Флоренции (Италия) Даши Намдаков. Ему вручили диплом и мантию почётного профессора СФУ (решение о присуждении этого звания Д. Намдакову было принято учёным советом университета ещё в прошлом году)

2. Университет — пусть в разной степени — оказался готов к дистанционному обучению. А какие дефициты всё же обнаружились и какие навыки, какие наработки надо теперь всегда иметь в своём арсенале преподавателям, сотрудникам и студентам?

— Традиционные лекции и семинары имеют свои преимущества: ты рядом со студентами, ощущаешь психологическое состояние группы, можешь оперативно отреагировать, дополнить, понимаешь, порой по невербальным признакам, насколько понятен материал. Дистанционная работа в этом смысле более неповоротлива и гораздо более требовательна ко всем участникам образовательного процесса. От преподавателя требуется терпение, умение удерживать внимание, знание информационных технологий, включая программное обеспечение, педагогическое мастерство. Всё это порой и становилось дефицитами.

3. Период коронавируса обернулся лишними расходами или экономией для вуза?

— В этот период мы ограничили командировки сотрудников и перенесли запланированные научные мероприятия. Может показаться, что сэкономили. Но при этом сам университет в период ограничений не прекращал свою работу. Да, у нас далеко не все сотрудники физически присутствовали на рабочем месте, но мы продолжали нести коммунальные расходы, оплачивали имущественные и земельные налоги. В качестве мер поддержки студенчества мы сохранили стоимость обучения на уровне прошлого года, отменили оплату за общежития тем студентам, кто в них не проживал.

К началу учебного года мы закупили многоразовые маски для студентов всех курсов и преподавателей. Обеспечили наличие средств дезинфекции в каждом учебном корпусе и общежитии.

Экономией период изоляции точно для нас не обернулся.

4. Действительно, в отсутствие студентов университет продолжал работать, причём многие службы — очно, а не только дистанционно. Какие планы удалось реализовать в плане ремонтов, закупок, задуманных и подготовленных к реализации проектов?

— Период ограничений мы постарались использовать максимально эффективно. Так, мы интенсифицировали капитальные и текущие ремонтные работы, внедрили технологии электронного документооборота. В нескольких ключевых аудиториях теперь можно проводить совещания в режиме видеоконференцсвязи, а в холле библиотеки появилась интерактивная мультимедийная зона.

Всё это время команда ректората продолжала работать над новой Программой развития университета. В ней стараемся отразить ключевую идею — ОТКРЫТЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. Она станет объединяющей для основных направлений деятельности: образования, науки, воспитательной работы и т.д. Открытый университет — это про востребованность университета самыми разными людьми на разных этапах жизни, когда университет — это больше, чем место, где проводят четыре года для получения основного образования.

5. Что ждёт университет в ближайшее время, в сентябре?

— Университет готовится подавать заявку на участие в Программе стратегического академического лидерства. Она будет подаваться от имени научно-образовательного консорциума, куда войдут университеты Енисейской Сибири, крупные индустриальные гиганты — РУСАЛ, Полюс Золото, Норильский никель, Роснефть, предприятия оборонно-промышленного комплекса, успешные аграрные хозяйства. Если наука и образование сможет обеспечить социально-экономическое превосходство региона, это будет большой нашей победой.

Надеюсь, в сентябре проведём очередную студенческую пресс-конференцию. Если позволят обстоятельства, то офлайн. Для меня очень важно, что на таких встречах мы обсуждаем развитие университета с главными его людьми — студентами. По итогам встреч фиксируем проблемы и стараемся их исправить. Хочется больше интересных проектов и идей, авторами которых станут студенты Сибирского федерального университета.

Ну и, конечно, в сентябре нас ждут учёба и работа. Пока не миновала опасность вспышек коронавирусной инфекции, мы, понимая свою ответственность за людей, вынуждены вести эти процессы частично онлайн.

УЖ