Ведущая рубрики "НЛП: неотложная лингвистическая помощь" — Алевтина СПЕРАНСКАЯ, доцент кафедры русского языка

ГРАМОТНОСТЬ как национальный проект,
или Безграмотность как национальное бедствие

Я филолог, поэтому на многие, самые обычные вещи смотрю со своей колокольни. Это значит, что если предлагаемые правительством программы «спасения России» направлены на демографию, сельское хозяйство, жильё и дороги, то мне кажется жизненно необходимым продолжить этот перечень заботой о грамотности.

Говорить, что язык формирует личность — трюизм, то есть общеизвестная избитая истина. И в то же время — вот парадокс — человек сам может воздействовать на свой язык. Получается очень интересная связь: мы можем сознательно что-то менять в своём языке, изменяя таким образом себя!

Язык зависит от быта и нравов эпохи. «Какова жизнь, таков и язык», — приходилось не раз слышать. Это не так. Русский язык со своей многовековой историей настолько богат и изобилен, что увлекаться лишь одной его стороной (жаргоном, нецензурной лексикой, иноязычием) — значит сознательно отказываться от возможности использовать свой родной язык в «нормальном» его виде, да ещё обвиняя его в том, что это он такой грубый и примитивный.

Конечно, человек должен понимать, что вульгарным становится не язык, а его собственная речь. А от кого, скажите, зависит выбор того или иного слова или речевого оборота? Не от конкретного человека разве?! И совсем не убедительно звучат отговорки «сейчас все так говорят». Может быть, это и так (хотя так не бывает: все всё равно говорят по-разному). Но вопрос всякий раз стоит не обо всех, а о тебе: зачем ты это говоришь? Но задаёт этот вопрос себе человек нечасто. Вот почему мне, как филологу, как лингвисту хочется внедрить такой национальный проект — ГРАМОТНОСТЬ населения.

У этой программы может быть три уровня (по трём уровням безграмотности).

ЭЛЕМЕНТАРНЫЙ уровень — уровень соблюдения орфографических и пунктуационных норм родного языка. Кто будет спорить, что писать надо без ошибок? Речь идёт о «публичном» письме, а не личном (смски и специфическое Интернет-общение сейчас не обсуждаются). Однако даже этот необходимейший уровень у нас оставляет желать лучшего. Иначе как объяснить, что в городе существует название фирмы «Гаваи», навязывая неправильное написание слова Гавайи? Удивляют ошибки в слове агентство (теряют «т») и сочетании Сибирский федеральный университет (второе и третье слова следует писать со строчных, т.е. маленьких букв). Это лишь единичные примеры. А в целом складывается впечатление, что письменная речь инфицирована ошибками. А инфекцию надо устранять.

УРОВЕНЬ КУЛЬТУРЫ РЕЧИ. Как ни странно, пожалуй, самый сложный. Потому что этот уровень задаётся с детства. Кроме этого он поддерживается окружающей (например, профессиональной) средой, и человек привыкает говорить так, как слышит (звонит, прийти из школы, класть, квартал, договор, жалюзи, начать, рефлектировать, рефлексия). Эти языковые привычки прочно укореняются в обиходе человека, и изменить их очень нелегко. Однако менять следует. Потому что культура — достояние общее. Общество выработало один общий, соответствующий культурным нормам язык. Это своеобразный эталон, образец, следование которому — дело, конечно, личное, но и несоблюдение которого разоблачает человека как некультурного. Людей неряшливых в речи, нечистоплотных в речевом отношении Лев Успенский называл «грязнословами». Надо ли менять такое положение вещей — вопрос риторический.

УРОВЕНЬ ОБЩЕЙ РЕЧЕВОЙ И ЯЗЫКОВОЙ КУЛЬТУРЫ. Он связан с тем, чтó может себе позволить (или не позволить) человек в той или иной ситуации. Ещё раз напомню, что богатство языка и нашей речи в том, что в них присутствуют разные элементы — стили, как скажут специалисты. И наше владение языком оценивается уместностью использования разных средств. Приведу самый показательный пример: и в университете и около него слышится нецензурная лексика. Её не должно здесь быть! Мало того, что университет — место публичное, но он ещё, кроме этого, и пространство учебного заведения... Есть и более тонкие нюансы, характерные для этого уровня. Это касается иноязычных слов. Поверьте, грамотное использование заимствованного слова, куда входит и знание его точного значения, встречается в наше время не так уж часто.

Предлагая такую программу, я преследую цель заострить внимание на проблеме и изменить ситуацию к лучшему там, где её действительно необходимо изменить. Ощущения катастрофы у меня нет. Есть удивление: мало востребованными остаются мощные филологические силы.

Закончить можно замечанием, что нужны не только «карательно-обличительные» меры, но и поощрительные. Например, отметить и наградить людей, владеющих этими уровнями. Для чего мы и проводим 20 мая конкурс «ГРАМОТЕЙ-2008».

Средняя оценка: 4.1 (проголосовало: 12)