Города Америки: мифы и реальность

В конце апреля архитектурный факультет Института градостроительства, управления и региональной экономики СФУ уже во второй раз принимал гостя из США — доктора философии профессора Университета штата Вашингтон (г. Сиэтл) Кристофера Кэмпбела. На этот раз восемь лекций были посвящены истории градостроительства и актуальным проблемам современного планирования городов Америки. Студенты 4-5 курсов, педагоги кафедры градостроительства слушали увлекательнейшую историю становления и развития крупных городов Америки, стремительно меняющих свой облик на протяжении своей небольшой истории в 150 лет.

Глубокий анализ связи социально-экономического устройства общества и организации форм расселения на территории этой большой страны позволил еще раз убедиться в правоте мудрого изречения древних: архитектура — это состояние общества, выраженное в камне. На протяжении всех лекций не покидало чувство существующих параллелей между нашей страной и мало еще изученной нами далекой и загадочной Америкой — в непрестанном поиске новых, более совершенных форм организации жизни в городах. Лекции были прекрасно оснащены выразительными видеоматериалами, позволившими глубже понять содержание происходящего, как в реальной жизни, так и в проектной деятельности. Поразило сходство циклов развития градостроительства между нашими странами: это тот же кризис городов конца XIX в. (как результат стихийного и опережающего развития промышленного производства); появление новых видов транспорта, приведшее к стремительному их разрастанию и освоению новых территорий (только в США оно шло в западном направлении, а у нас — в восточном).

На примере города Сиэтла профессор показал историю развития города, менявшего свой облик каждые 30-40 лет. В конце XIX века — это уютный небольшой 1-2-этажный городок со своим университетом, число студентов в котором было 10-20 человек. После пожара и нахлынувшего потока эмигрантов город стал неузнаваем: сегодня вместе с пригородами он насчитывает 1,5 млн человек, а на своей исторической территории раскинулся университет с несколькими небоскребами…

Миграционные потоки, скученность людей в городах, нужда заставили правительство уже в начале XX века пойти на невиданный шаг: стимулирование массового льготного и дешевого (!) строительства индивидуальных жилых домов. Шла беспрецедентная миграция городского населения в пригороды. Появление знаменитой «одноэтажной» Америки стало символом благополучия, недосягаемой мечтой для миллионов людей. Так появился средний класс, поднявший экономику страны. Решив блестяще эту задачу, только через несколько десятилетий придется признать неэффективность этого пути.

В послевоенный период распространение многоэтажной застройки в городах стало в большей части осуществлением градостроительными мерами политики сегрегации в обществе. Появились кварталы для бедных, эмигрантов, национальных меньшинств. Защита белого населения от «чужих» закреплялась в городах планировочными средствами. Амбициозной Америке пришлось признать и эту ошибку, приведшую к глубоким социально-политическим последствиям. Политике разделения придет на смену политика интеграции. Отказ от многоэтажных жилых домов, «смешение» населения и всех составляющих городского пространства уже сегодня присутствуют в программах усовершенствования жизни горожан. Но за это пришлось бороться. Горожане требовали привлечения их к процессу планирования городов. Впервые это требование было выдвинуто лидером за права человека М. Лютером Кингом. Зодчие поняли свои ошибки, приведшие к безработице, скученности, преступности населения из-за отсутствия в многоэтажных микрорайонах мест труда, инфраструктуры, общественного транспорта (ошибки, аналогичные нашим). Профессия архитектора пошатнулась. Что делать? Вопрос, ответ на который должны были дать в одинаковой мере как зодчие, так и общество. В результате принцип планирования микрорайонов «снизу вверх» стал на сегодня одним из популярных в штатах. Архитекторы, не оправившись до конца от поражения прошлых лет, заняли позицию технологов по организации городской среды, где основным заказчиком стало само население. Эта позиция выражается так: «скажите, что вам нужно, а я дам вам технологию, как это сделать». Как видно из этого, предвидение и социальная ответственность архитектора отступают на задний план. Однако такой подход позволил вовлечь граждан города в процесс принятия решений по улучшению городской среды. И это стало одним из значительных завоеваний и особенностью в системе планирования и развития городов Америки.

Необыкновенный интерес и даже зависть у слушателей лекции вызвало подробное описание средств и способов привлечения населения к организации своей собственной жизни в микрорайоне. Судите сами. Город Сиэтл (без пригородов с населением в 500 тысяч человек), состоящий из 38 микрорайонов, разделен на 6 секторов. В каждом секторе имеется свой координатор от городской администрации, курирующий 13 общественных советов микрорайонов. В таких советах — одни добровольцы из числа жителей микрорайона. Без согласования с этими советами ни один проект не может быть утвержден на уровне городского совета! На рассмотрение проектов приходят все желающие. Контроль над расходованием средств также осуществляется жителями микрорайона. Город диктует общественным советам только основные ограничения в рамках юридического и генерального планирования (такие, как обеспечение безопасности, защита от катастроф, охрана природных ресурсов и т.д.). Через общественные советы руководство города пытается социально объединить жителей микрорайона. И они активно осуществляют в реальности свою потребность в улучшении жизни: планировании скверов, строительстве или сносе гаражей, ремонте фасадов, развитии бизнеса и т.п. А также планируют сами и участвуют в организации таких мероприятий, как фестивали, парады детей, выставки художественных работ. Таким образом город использует социальную энергию микрорайона в формировании будущего генплана города. Это направление получило название «новый урбанизм».

В концепции нового генплана города Сиэтла заложен принцип сочетания т.н. «урбоцентров» и «урбодеревень», который вызвал также особый интерес у слушателей. После вопросов и дискуссий выяснилось, что городу не обязательно иметь «равномерное» развитие: на его территории могут одновременно размещаться как сверхъёмкие с высотной застройкой, бизнесом и транспортными узлами микрорайоны — «урбоцентры», так и исторически сложившиеся «застывшие» микрорайоны — «урбодеревни». Застройка в них, как правило, не должна превышать 4-5 этажей. Такой вектор развития задают сами жители, и никакими волевыми административными мерами их не могут заставить изменить свои намерения. Но главная задача сегодня — вернуть горожан в город. Вместо них, оказалось, города заселяют афроамериканцы, эмигранты. Как убедить людей вернуться обратно в город? Вернуться из пригородов с недопустимо низкоплотной застройкой без парков, школ, магазинов, общественного транспорта. Поиск путей привел к идее, которая уже на протяжении полувека реализуется в нашей стране. Те же акценты и приоритеты: повышение плотности застройки (только не за счет многоэтажных, а среднеэтажных зданий), многофункциональное использование территории, развитие инфраструктуры и общественного транспорта, ориентация на многосемейные дома, а не на индивидуальные. И главное — смешение жилища для семей с разным доходом и разной национальности. Желание окончательно покончить с социальной сегрегацией и ее последствиями сегодня находит выражение в новой градостроительной политике Америки, где процесс интеграции стал основой современного планирования городов.

История любой страны (как и личная, если к ней относиться с уважением) всегда учит нас быть мудрыми. Стоит ли нам отказываться от принципов отечественного (советского) градостроительства, которые представлены в другой стране как новая прогрессивная модель? Однако отличие американской модели от нашей также разительно, как и ее сходство. И главное — в системе управления территорией. Там управляют ею сами жители, у нас — чиновники.

Сами американцы не идеализируют ни нынешнее, ни будущее состояние городов и расселения в целом. Наоборот, предчувствие последствий надвигающегося глубокого кризиса в стране тревожит не только зодчих. Смогут ли быть реализованы демократические программы в условиях неслыханного повышения цен на жилье? Только за последние два года стоимость жилья в США поднялась более чем в два раза (средняя цена — от $ 250 тыс. до $ 1 млн). Недоступность жилища, находящегося в состоянии коллапса, может взорвать экономику страны, предупреждают многие специалисты.

Смогут ли планируемые меры затормозить вышедший из-под контроля рост агломераций и уменьшить масштабы уничтожения ими природы? Как регулировать миграционные потоки, направленные в последнее время на юг страны? Удастся ли решить проблему падения рождаемости? Как развивать города, где стимулируется развитие высокотехнологического производства, а тяжелая промышленность уходит из города и даже из страны?

Градостроительство в США сегодня — это бурлящий котел, в котором все меняется в зависимости от стремительно меняющихся процессов миграции. Будущее не ясно… Обо всем этом и весьма откровенно говорил наш гость Кристофер Кемпбел.

Думаю, эти лекции не могли не наполнить слушателей размышлениями о единстве человечества, непрестанно ищущего пути к более высокой и справедливой организации своей жизни. Опыт стран на этом пути необычайно ценен. Убедиться в том, что архитектура по своей всеобъемлющей природе может способствовать прогрессу человечества или тормозить его, да еще на примере такой кажущейся благополучной страны, как Америка, несомненно, полезно. Особенно для тех, кто выбрал для себя профессию зодчего.

Галина Петровна ЛАШУК, кандидат архитектуры,
профессор кафедры градостроительства ИГУиРЭ СФУ
Средняя оценка: 3.8 (проголосовало: 30)