Небо. Тишина. Девушка.

Чтобы легко начать учебный год, нужно было отдохнуть, да правильно отдохнуть. Выбрать достаточное количество дней, например, 14, определить место, например просторы Хакасии, спланировать предстоящее действие так, чтобы не устать от бесчисленных набегов на достопримечательности. Таков был наш выбор, такова была возможность, которую предоставил университет студентам этим летом.

Санаторий на озере Шира был интересен исключительно как место, куда можно сбежать от летних будней серого города, и еще почти инстинктивная «охота к перемене мест» сделала свое дело – незапланированная наша поездка к озеру состоялась в конце августа. Нет, наверное, ничего глупее, чем ехать к холодному озеру, когда сезон уже закрыт, но на Шира нужно ехать именно в августе и именно в двадцатых числах, когда там уже почти никого нет – если, конечно, слово «отдых» понимать в первоначальном значении. Мы ходили по улицам, а головы редких прохожих поворачивались нам в след, и к концу пребывания все это стало напоминать маленькую деревню, где все друг друга знают, в столовой к тебе обращаются по имени, а в бильярд приходишь играть как к себе домой.

Туимский провал

Хакасия сразу потрясает воображение. Здесь солнце встает среди гор, и в день равноденствия случаются удивительные явления – белые лошади проявляются на скалах, золотые лошади оставляют следы огромных копыт, путешественники находят несметные сокровища. Шира как сон, действует только тогда, когда там находишься и сам все видишь. Все остальное – лишь слабые попытки передать сотканное из деталей впечатление от необъятных просторов, которое, как и рассказ о сне, неизменно упирается в перечисление убогих прилагательных. И никогда не отражает настоящей картины. В Хакасии хочется быть художником, чтобы получить хотя бы маленькую возможность передать то, что даже самый профессиональный фотоаппарат передать не в силах.

Сборы перед поездкой были уже своего рода приключением: окружающие сразу разделились на две группы – те, кто ездил на Шира и говорил, что там делать нечего, и те, кто никогда там не был, но все равно упирал на то, что там делать нечего. Все они оказались неправы. Хакасия слишком самобытна, чтобы привлекать молодежь, поэтому вряд ли каждый оценит столь щедрые просторы для мысли. Хакасия слишком переменчива в погоде, даже в природных зонах. При этом слишком спокойна и однообразна, когда путешествуешь пешком. Пожалуй, единственный недостаток – непрекращающаяся тишина, которая быстро оказывается и самым большим достоинством. Сразу радуешься, что забыл дома айфон, а пальцы, сначала скучающие по ноутбуку, теперь перебирают песочек с пляжа. Шира в это время года – площадка для медитации. Может быть, именно поэтому так легко и сразу веришь шаману, который сопровождает на пятичасовой экскурсии по Сундукам (на фото внизу) и тому, что биополе выросло в 50 раз, и тому, что, загадав любое желание и прижавшись лбом к скале, можешь стать хоть президентом России, и тому, что, подняв вверх руки, закрыв глаза и проорав «о великие, великие Сундуки», станешь чуточку лучше, и тому, что бросив три кусочка хлеба слева от тропинки, а четвертый засунув в рот, сбережешь себя от напастей. Веришь всему, потому что в месте, где с одной стороны дороги бескрайняя степь, а с другой – непроходимый лес на весь обзор, перестаешь думать о ненужном и отвлекаться от главного.

Немного удивляет, что в Шира нет кинотеатра, а дома на обочинах дороги – покосившиеся и все сплошь с ржавыми крышами. Вряд ли можно долго там жить приезжему человеку, но увезти с собой, а еще лучше просто законсервировать в воспоминаниях частичку волшебства можно. Особенно тем, кто способен в могиле шамана увидеть что-то вдохновляющее, в нацарапанных наскальных рисунках усмотреть послание из прошлого или удивиться глубине Туимского провала, который тоже обязательно нужно увидеть – а еще лучше обойти зону для туристов и подойти прямо к краю обрыва, чтобы почувствовать подступающий комок в горле. Добавьте сюда стихи Ахматовой, взятые тут же в маленькой библиотеке, которые пробирают только при чтении вслух и только с третьего раза, холодную-холодную воду озера, в которой все равно купаешься, и восход солнца в 6:12, который нужно увидеть хотя бы раз за время проживания в санатории.

Привезенные оттуда 800 фотографий – всего лишь попытка напомнить, что было увидено и приобретено. Но самое главное так или иначе остается за кадром: здесь все имеет свою историю. Каждый лежащий на земле камень, каждый холм, на который поднимаешься, и каждая лужа-озеро, в которой плавают утки. Хакасия возвращает в те времена, когда много было неосвоенного, это притупляет мысли и придает остроту именно ощущениям. Хочется найти любой уголок, где нет никого и вокруг на много километров ничего не видно, кроме травы. Увидеть в зарослях оленя, усесться с пикником прямо на дороге, по которой – ты точно знаешь – никто кроме тебя не ходил и очень мало ездил. Подойти к озеру, упереть глаза в низкоплавающие облака. Завернуться в покрывало и сбежать с холма вниз так, чтобы дух захватывало – как в детстве. Освоить кусочек земли. И уехать оттуда, чтобы вернуться когда-нибудь так же случайно.

Олеся Позднякова, 3 курс ИППС

Лето по путевке

Олеся Позднякова отдохнула на курорте Шира по путевке от нашего университета. Такую же возможность – побывать в местных санаториях или даже на Черном море – один раз за годы учебы имеют все студенты Сибирского федерального университета. Что нужно, чтобы мечты о летнем отдыхе уже 2010 года стали явью с помощью родного вуза?
Необходимо подойти в социальный отдел (Свободный, 79, каб. 32-11) со справкой из деканата о том, что вы являетесь студентом такого-то факультета, института – и написать заявление. Вот так просто! Сделать это можно любому студенту, включая первокурсника (если вам есть 18 лет). Правда, на какие направления будут выделены путевки в следующем году – еще не известно.