И пусть в вашей личной библиотеке
не будет санитарных дней!

Мысль о том, что мы уже давно не «самая читающая нация» не нова. Однако не могут не привлекать внимания всё новые и новые социологические исследования, которые говорят о следующем: если в 1990 году читала половина россиян, то в 2005 — только 20 процентов. Больше половины взрослого населения России вообще не покупают книг.

А место «самой читающей» уже заняли… индусы. Оказывается, они тратят на чтиво в среднем полтора часа в день. Россияне же — немногим больше часа, уступая не только индийцам, но и тайцам, китайцам, филиппинцам, египтянам и чехам...

Для развивающегося человека (он «читающий» по определению) важно скорее то, что он читает и как. В этом убеждена студентка ИФиЯК Лина РОЖКОВА. Именно она организовала в нашем институте книжный клуб, где читают вслух!

— Представьте, как было здорово раньше: собирались целые семьи, чтобы послушать что-то всем вместе. А мы, в наше суетное время, читаем «бегом». В автобусах, глотая строчки. Не понимая, что слово звучащее порой делает другой акцент, отличный от слова увиденного. Получается, что такое почти «семейное чтение» позволяет совсем по-другому воспринять известные книги.

Атмосферу «семьи» призвана воссоздать квартира Лины, где собираются участники клуба, чтоб почитать друг другу классику. На последнем заседании, к примеру, к нам в гости «пришёл» роман Джейн Остин «Чувство и чувствительность».

Девочки из книжного клуба считают: статус человека читающего, «homo legens», который стал престижным в России во второй половине XIX века, снова набирает позиции. Но участники сходок видят смысл, конечно, не только в чтении. После услышанного обычно проходит обсуждение. И, как признаются участницы, истина в таком домашнем студенческом кругу рождается всегда. Правда, не в споре, а в дружеской беседе.

Побывав даже на одном заседании клуба, понимаешь: сегодня нам строить и жить помогает скорее не песня, а книга. И если вы пока не «homo legens», у вас есть три выхода.

Выход первый — для упёртых. Можно и дальше, продолжая дело постмодернизма, глотать книги кусочками между «важными делами».

Выход второй — для нарциссов. Можно пойти сложным путём английского премьер-министра (кстати, человека читающего) Бенджамина Дизраэли и, вспомнив его известную фразу «Когда мне хочется прочесть книгу, я её пишу», взяться за перо.

Владимир Маковский, «Литературное чтение»,  1866 г.

Владимир Маковский, «Литературное чтение», 1866 г.

А можно напроситься в книжный клуб. Тем более, что люди читающие оказались очень приветливыми и даже чаем с вафлями домашнего производства угостили. Как знать, может вы за пару заседаний клуба из книгофоба превратитесь в книголюба? И тогда очередную картину современный Маковский будет писать уже не с абстрактных дам и господ, а с вас. А статус «самой читающей» вернётся на историческую родину.

Дарья АМИНОВА