Мы отправляем не туристов

Типичный сюжет: учёный узнаёт о конференции, которая в скором времени пройдёт где-то на другом полушарии планеты. Ему очень нужно попасть на эту конференцию! Обычно здесь помогают различные грантовые и благотворительные фонды. Но если сроки подачи заявок уже завершились, а бюджет родного института давно расписан, то с мечтой о поездке придётся расстаться. Точнее, так
было ещё недавно. Но сегодня, благодаря Проекту 5-100, средства на академическую мобильность можно получить в самом СФУ —
точнее, в Центре грантовой поддержки.

ДОСЬЕ

Мы беседуем с руководителем центра Ильёй ДОЛГУШИНЫМ. По образованию он — инженер-архитектор. Окончил СФУ и, как признаётся, в своё время именно благодаря нашему Центру грантовой поддержки сумел дополнить своё образование обучением в Чехии, в Германии, в Японии, в Китае, в Австрии. Илья знает три языка (немецкий, английский, чешский). Все сотрудники центра также с высшим образованием, имеют стаж преподавания, международный опыт, говорят по-английски, а некоторые кроме английского владеют китайским, немецким, испанским.

Пятеро уже получили гранты

— Илья Владимирович, Центр грантовой поддержки работал и помимо проекта 5-100. Что изменилось в связи с участием СФУ в этом проекте?

— В первую очередь изменилось то, что у нас появилось собственное финансирование за счёт субсидии Проекта 5-100. Это огромный плюс для сотрудников — учёных, преподавателей. Они могут поехать на конференции, стажировки, повышение квалификации, работать в архивах, библиотеках, исследовательских центрах за счёт Сибирского федерального университета.

— Но ведь не всех же можно отправить, а по конкурсу? Он уже объявлен?

— Да, открытый конкурс СФУ на финансирование тревел-грантов объявлен, в том числе мы известили всех заинтересованных лиц через рассылку — у нас огромная база, более 5 тысяч адресов. Документы принимаются с 5 октября вплоть до 30 декабря. Кстати, пятерых человек мы уже отправили: архитекторов в Нидерланды, физика в Португалию и в Испанию двоих. И ещё на 10 заявок уже подписаны документы на поездку.

— Расскажите об условиях конкурса.

— Конкурс поддерживает исследователей и преподавателей, которые объективно нуждаются в расширении научных и учебных контактов, в знакомстве с современными исследовательскими и образовательными практиками. Максимальный срок поездки — 1 месяц. Документы рассматриваются экспертным советом, главные критерии: академические достижения кандидатов и
целесообразность поездки, которая определяется характером научных исследований кандидата. Своё решение мы объявляем в течение двух недель со дня подачи заявки.

— Сколько человек можете профинансировать и у кого всё-таки приоритет?

— Общий фонд всех грантов — 4,5 миллиона рублей. Сумма по одному гранту не ограничена. Значение имеет целесообразность в первую очередь. Если это выступление учёного на конференции, после которой статья выйдет в журнале, индексируемом Web of Science — это, безусловно, приоритет.

Приезжайте, работайте

— В той системе грантов для молодых учёных, которую вы создаёте по программе повышения международной конкурентоспособности, прописан ещё открытый конкурс «SFU Fellowship». В чём его идея?

— Идею мы заимствовали у иностранных университетов, где такая практика развита. Суть в том, что СФУ не только отправляет своих учёных, но также будет рад принять у себя учёных из других вузов. Сейчас положение о конкурсе готово, думаю, мы объявим «SFU Fellowship» в следующем году, и он будет ежегодным. В данный момент мы уже готовы принимать сотрудников.

Не устанем повторять

— Возможность выделять собственные гранты появилась только сейчас. Но помимо этого Центр грантовой поддержки помогает оформлять заявки на российские и международные конкурсы, находит эти конкурсы и для преподавателей, и для студентов. Расскажите о будничной основной работе центра.

— В начале учебного года мы проводим серию мероприятий по информированию коллективов и инициированию академической мобильности и конкурсной активности. Объезжаем все площадки СФУ, рассказываем вновь прибывшим студентам, аспирантам о наших и их возможностях. Это очень важная составляющая нашей работы.

— Люди на эти встречи приходят?

— Достаточно много, аудитории, как правило, полностью заполняются. Кроме того, мы используем все источники информирования: действуем через директораты, через нашу рассылку, выставляем информацию на сайте, на плазмах и т.д.

Помощь в оформлении заявок на грант — одна из важнейших наших задач. На самом деле наш центр — это уникальная возможность для сотрудников СФУ. И 90% учёных об этом знают и проходят через нас, потому что это удобно, сделано специально для них. Ведь бывают заявки на 400 страниц, и их надо отправить, допустим, в Москву; это гораздо удобнее сделать централизованно, чем самостоятельно, грех этим не пользоваться.

— Вы проводите не только информационные, но и образовательные семинары?

— Да, в конце ноября — начале декабря у нас запланирована грантовая школа, уже третий год мы её проводим. Туда подают заявки все желающие, а мы выбираем 25 лучших и уже их готовим к дальнейшему участию в конкурсах и программах. Критерии отб ора — знание языка, средняя оценка зачётки не ниже 4,5. Эти люди, по сути, будущий научный резерв университета.

Русские фонды рулят

— Гранты могут быть требующие и не требующие финансирования, индивидуальные и коллективные, по международным программам и российские. Какие более престижны?

— Самые престижные в плане финансирования — это гранты министерства образования, такие как постановления № 218 и № 220 — это мегагранты, они так и называются. Конечно, желание выиграть именно их — самое большое. Престижны и другие российские фонды — федеральная целевая программа, РФФИ, РГНФ, РНФ. Если брать международные программы, то это гранты Еврокомиссии, их целый ряд: Эразмус плюс, Эразмус мундус и др. Также большой спектр программ предоставляет DAAD. Эти гранты в большей степени рассчитаны на академическую мобильность, на международные исследования.

Если сравнивать российские гранты и международные программы в денежном эквиваленте, лидируют, конечно, российские.

— Раньше ситуация была другой: только на зарубежный грант и можно было куда-то поехать. Зарубежные фонды разлюбили российских учёных?

— Я не скажу, что международная активность критически снизилась, она осталась почти той же. Это российское правительство сильно увеличило финансирование по различным программам.

Рост есть

— Какая динамика наблюдается в росте заявок, в выигранных конкурсах?

— Колоссальный рост был в 2015 году, сумма выигранных грантов составила порядка 330 млн рублей, это почти в два раза больше, чем в 2014 году.

— За счёт чего это произошло?

— Во многом благодаря тем самым конкурсам министерства образования, где выиграли две крупные заявки СФУ.

— То есть рост в финансировании, а не в числе грантов?

— Число выигранных грантов тоже растёт, но пропорционально возрасту СФУ, наработке опыта, постепенно. Резких скачков нет. К тому же, как все знают, были сложности из-за политической ситуации, из-за кризиса. Ряд иностранных вузов стали отказываться от сотрудничества, есть такие прецеденты…

— Кто из институтов СФУ в лидерах по подаче заявок, по победе в конкурсах?

— Лидеры всё те же — биологи, физики, экологи, военные.

— Сейчас на сайте центра выставлены те конкурсы, которые ещё актуальны, и звучат они довольно заманчиво. Например, сотрудничество с вузами Индии; стипендии для постдоков в цифровых гуманитарных науках (Пенсильвания, США); национальная экологическая премия Вернадского. В конце октября на эти программы уже завершается подача заявок. Много к вам обратилось претендентов?

— Да, заявки есть, но мы не говорим о массовости и не стремимся к ней. Участники грантов — это всегда штучный продукт, и мы их выращиваем буквально с первых курсов. Информация до всех донесена, проблема в другом: многие учёные задействованы в проектах, и у них просто нет времени уделять внимание чему-то ещё.

Когда количество перейдёт в качество

— Какого результата можно ожидать благодаря всем этим предпринимаемым усилиям?

— Ожидаемый эффект прописан в нашей программе. В первую очередь это рост качества исследователей и преподавателей за счёт стажировок, повышения квалификации, академической мобильности и т.д. Второе — развитие самих программ международной и внутрироссийской академической мобильности. Далее — стимулирование участия наших научно-педагогических работников во внешних советах, редакционных коллегиях и т.д. Наконец, это заключение связей с международными школами, узнаваемость бренда СФУ, организация международных сетевых конференций на базе университета.

— А вы ставите такую цель людям, которых отправляете в поездку: устанавливать связи, рассказывать об СФУ? Снабжаете их презентациями, какой-то продукцией о вузе?

— Конечно, мы требуем некоторой отчётности, потому что отправляем не туристов. Люди едут заниматься научной деятельностью. Узнаваемость бренда происходит по самому факту того, что учёный задействован в работе международного коллектива, в каких-то публикациях. Буклетов им с собой мы до сих пор не давали; может, надо попробовать.

Соб. инф.