С ног на голову
Как работа вожатым может изменить жизнь

В нашем университете открывается дистанционная Школа вожатых. Мы решили спросить у сотрудников СФУ, как работа в детских лагерях изменила их жизнь. Оказалось, что для многих — достаточно серьёзно.

Ради «Океана» бросила университет

Ольга Юзиковна ДИВАКОВА, один из авторов программы «Школа вожатых», ст. преподаватель кафедры общей и социальной педагогики Института педагогики, психологии и социологии (ИППС):

— В 1988 году я окончила третий курс КемГУ, прошла серьёзный отбор и была направлена на практику на четыре смены в лагерь «Океан» во Владивостоке. После этого мне сделали предложение приехать туда на двухгодичную командировку. Мне настолько понравилось там работать, что я отчислилась из университета и два года посвятила «Океану». Это на самом деле изменило всю мою жизнь, с детьми я работаю до сих пор.

Уже первый вожатский опыт дал огромную практику взаимодействия с ребятами разного возраста. Это работа 24/7, и каждый раз ты вынужден быстро принимать решения, помогать, обсуждать, действовать, иначе детям будет просто скучно.

Это бесценный опыт коммуникации, я стала более открытым человеком.

Жизнь вожатого — это много маленьких, но важных историй. Вот, например, у нас было правило: мальчишки каждый вечер стирают носки, а потом молча мимо меня проносят — показывают. И вот отбой, мы стоим с другой вожатой разговариваем, а мимо меня молча степенно проходят с носками мальчишки.

Или был случай, когда 7-летний мальчик ругал 15-летнюю девочку за то, что она попыталась перетащить тяжёлую банкетку. Потому что это слишком тяжело для девочки, сколько бы ей ни было лет. Такую работу делают мужчины. Вот такие простые вещи и определяют нас. И это детям пригодится на всю жизнь.

Невозможно не меняться

Людмила Игоревна ЕФИМОВА, бессменный режиссёр и художественный руководитель театра «Шлагбаум»:

— Первый раз я стала вожатой на третьем курсе университета. После этого и решила посвятить себя педагогике. Случаи, конечно, были разные. Помню, у нас были дети из детского дома, и одна девочка сбежала. Мы тогда всей командой сели и провели настоящее расследование, где она может находиться. И мы её нашли, как-то тепло пообщались, и до конца смены проблем больше не было.

На самом деле историй много. И с детьми интересное происходило, и с нами, потому что, если работаешь с детьми в таком формате, не меняться невозможно.

Начала петь

Елена Васильевна МОШКИНА, директор Института непрерывного образования СФУ:

— Я училась в кодинской школе №1, она уже на дне водохранилища. Мой 11 класс пришёлся на 1990 год, нас было в классе 12 человек. Я на тот момент активно занималась спортивным туризмом — костры, узлы, переправы, у меня было первое место в районе по сборке-разборке автомата, я просто жила этим. И в это втянула всех восьмиклашек, которые приходили ко мне на каникулах в импровизированный школьный лагерь. Всему, что умела сама, научила их. Класс стал очень спортивным. Сейчас вспоминаю, что это было полностью моей инициативой — в школе не было принято, чтобы старшие занимались с младшими. Зато потом старшие ребята подтянулись, и мы уже работали вместе.

Пионерка Лена Кузнецова (Мошкина) зажигает костёр как лучшая спортсменка лагеря

Пионерка Лена Кузнецова (Мошкина) зажигает костёр как лучшая спортсменка лагеря

И вот тогда, в 11 классе, и возникло ощущение, что я могу заниматься с детьми. И после школы я поступила в педагогический. А после трудового лагеря «Археолог» решила, что обязательно буду играть на гитаре, ну и петь тоже. Гитара — мой верный спутник уже лет 30.

Быть нужным

Антонида Константиновна ЛУКИНА, один из авторов программы «Школа вожатых», профессор, кандидат философских наук, заведующая кафедрой общей и социальной педагогики ИППС:

— Вожатой я не была, но зато была руководителем вожатской практики на нашем факультете, а потом лет пять — научным руководителем краевой программы «Лидер». Так что моя «лагерная» жизнь началась, когда я уже пришла в университет, лет в 40.

Зато в детстве пионером в лагерях была часто и считаю это время дорогим для себя. С некоторыми из тех, с кем познакомились в то время, поддерживаю отношения до сих пор.

Вожатский и вообще «лагерный» опыт даёт очень много. Ты лучше понимаешь ребятишек и ситуации, которые нужно разрешать быстро. Проживаешь вместе с детьми их жизнь, это мощная подпитка. Помню первый опыт, когда я поехала руководителем практики, а директор лагеря попала в больницу, и мне пришлось исполнять и её обязанности. Это было… хорошо. Но зато я многому научилась.

В каждом лагере есть хулиганистые дети, которые доставляют вожатым неприятности. Помню, в одну из моих первых смен в «Звёздочке» был хороший туристский инвентарь, полевая кухня, палатки. И я, несмотря на сопротивление в первую очередь медперсонала, добилась того, что мы организовали выездной палаточный лагерь в излучине Есауловки. Жили там по 2-3 дня. Первыми туда вывезли наших «любимчиков», нарушителей дисциплины. И оказалось, что это именно то, что им нужно. Дети были заняты, получили важный для себя опыт, им было интересно, и они ни за что не хотели возвращаться в стационарный лагерь.

Так что для каждого ребёнка можно найти занятие по душе, и вожатский опыт учит именно этому. А ещё он позволяет быть молодым и нужным.

Дистанционная Школа вожатого начинает работу 2 марта, но записаться в неё можно уже сейчас. Справки по телефонам 206-20-18, 206-20-79, больше информации в группе ВК vk.com/shcoolino и на сайте Института непрерывного образования СФУ ino.sfu-kras.ru.
Анна ПАВЛОВА