И за партой, и в окопах


Ребята, входящие в состав поискового отряда «Енисей», считают честью участие в раскопках на бывших фронтах Великой Отечественной войны. Потому что это важно — находить останки солдат, пролежавших в земле уже более 75 лет.

Так, Владимир РУДАКОВ участвовал в раскопках дважды. В 2019 году военно-историческая поисковая экспедиция «Ржев. Калининский фронт» была даже международной (в частности, приезжали группы из Германии). В 2020-м из-за пандемии поисковиков оказалось поменьше. Но поскольку в боях подо Ржевом погибло более миллиона бойцов, очевидно: поиск там будет вестись ещё не один год.

Кроме Владимира с курса в поисковом отряде под руководством подполковника Владимира Александровича ВОЛОШЕНКО участвовали также Влад КИРЬЯНОВ, Павел ЖУРАВЛЁВ и Роман ЧИЖЕВСКИЙ, с которым мы сегодня беседуем.

***

Роману всегда нравилась профессия военного. А когда школьником он попал на экскурсию в Военно-инженерный институт СФУ, решение было принято окончательно.

Кстати, чтобы поступить в ВИИ, надо не только сдать профильный ЕГЭ по физике или информатике, но ещё и спортивные нормативы. Поскольку Роман занимался единоборствами (и не только), проблем у него с этим не возникло.

Роман считает, что у курсантов ВИИ по сравнению с ровесниками более широкий кругозор — во многом благодаря наставникам-офицерам, которые делятся не только теорией, но и собственным опытом, а это совсем другой уровень знаний. Совершенно спокойно курсанты относятся и к таким вещам, как уборка территории в день дежурства, коллективная работа и участие в мероприятиях.

Самые яркие впечатления за пять с половиной лет обучения у Романа Чижевского остались от сборов под Ачинском после второго курса. Ну и, конечно, навсегда останется в памяти поисковая экспедиция, о которой Роман первоначально узнал от своего товарища Владимира Рудакова.

— В экспедицию в юбилейный год 75-летия Победы мы должны были поехать летом, — рассказывает Роман Чижевский. — Но из-за пандемии всё перенеслось на сентябрь. Наш отряд — это 10 человек во главе с подполковником Волошенко. Ехали поездом сначала до Москвы, потом — Ржев.

Палаточный лагерь поисковиков стоял метрах в 500 от нового грандиозного Ржевского мемориала, как раз в этом году открытого на месте тех страшных боёв. Надо сказать, условия там для поисковиков созданы превосходные. Хотя это были палатки, но со светом, с печкой, кроватями, постельным бельём и т.д. Мы вставали в 7 (поначалу даже в 6 из-за разницы во времени), умывались, завтракали, грузились в машины и ехали к месту раскопок.

Наша команда раскапывала бывшую авиационную воронку, в которой было обнаружено множество советских солдат (видимо, немцы свозили их тела и сбрасывали).

Работали мы дотемна, обед нам привозили прямо к месту раскопок. Когда случались дожди (а местность там болотистая), вычерпывали из воронки скопившуюся воду вёдрами, откачивали помпой.

Хотя перед началом работ нам прочли лекции по анатомии, рассказали о строении скелета, и я, наверное, наощупь мог бы распознать любую кость, всё же определить, одного это человека останки или нескольких, визуально невозможно. Это делали эксперты. Все найденные останки мы передавали в полевую антропологическую лабораторию. В конце экспедиции мы узнали итоги своей работы: в общей сложности было найдено 704 человека, в том числе в нашей воронке обнаружилось около 200 бойцов.

А имя Фёдора Фёдоровича Савченкова, 1923 года рождения, уроженца Смоленской области, чей медальон мы нашли, и этот герой был идентифицирован, навсегда останется в нашей памяти. ●