Великий учёный на первом курсе

«Я в роли великого учёного» — эссе на эту тему предлагают написать студентам в Институте фундаментальной биологии и биотехнологии, когда читают курс «История биологии». И преподаватель — профессор Валентина Александровна КРАТАСЮК — признаётся: жалко, что эти тексты потом читает только она и заместитель директора по воспитательной работе Алиса Александровна Самойлова. Есть прямо шедевры! Сегодня одно из сочинений мы предлагаем вашему вниманию. Оцените.

Великий учёный. Нет не так: Великий Учёный. Да пусть даже все буквы в этом словосочетании окажутся заглавными — это по сути человек, который сделал значительный вклад в науку. Однако само понятие «значительный вклад» весьма растяжимо: можно изобрести всего одну лейденскую банку, как Клейст, а можно посвятить всю свою жизнь изучению рефлексов, как товарищ Павлов. И это всё будет считаться значительным вкладом в науку.

Так кто же может считаться великим учёным? После некоторых размышлений я пришёл к выводу, что те учёные, которых мы знаем, оказались попросту самыми известными. Допустим, Северную Америку впервые открыли скандинавы, но об этом знает мало людей, а Христофор Колумб на самом деле открыл её случайно, при этом искренне веря в то, что это Индия, поиски которой и являлись целью его экспедиции. Но Колумб привёз информацию об «Индии» в Европу, вступающую в эпоху Великих географических открытий, поэтому его запомнили. И Колумб даже оказался известней Америго Веспуччи, установившего, что найденная земля — новый материк, который и был назван в честь учёного.

До Менделеева было по меньшей мере 4 классификации химических элементов, на основе которых Дмитрий Иванович составил свою. Я ни в коем случае не стараюсь принизить заслуги учёных, просто замечаю, что иногда великими становятся те, кто делает тысячный шаг после девятисот девяноста девяти шагов, сделанных до них.

Кстати, огромное количество открытий в науке делается по ошибке, как у Колумба. Или же открытия оказываются случайно полученными результатами из сотен одинаковых опытов. Или же появляются в виде мыслей, совершенно не связанных с предметом исследования. Так мы получили СВЧ-печь, пластилин, пенициллин, рентгеновское излучение. Этих вещей, которые плотно вошли в нашу жизнь, могло бы и не существовать, если бы не воля случая.

Теперь я задам детский вопрос, который лёг в основу стихотворения Владимира Маяковского. Этот вопрос: «Кем быть?». Вы определённо точно слышали и само стихотворение, и фразу в нём: «Я б в учёные пошёл, пусть меня научат». Да, действительно, научат. Быть учёным. Но быть великим учёным не учат нигде.

Подведём промежуточный итог: как стать известным учёным? Можно оказаться «счастливым покупателем», сделавшим последний шаг в достижении цели. Можно случайно получить неожиданные результаты опыта или экспедиции. А можно действительно планомерно заниматься исследованиями и в конечном итоге совершить открытие, способное поразить мир. Только не факт, что всё это будет работать в наши дни. И вот почему.

Пример простой: вакцина от набившего оскомину ковида. Кто её сделал? Был ли это один человек или группа учёных, их имена? Мы слышим только: «О, мы выпустили вакцину раньше Америки и Китая. Россия, вперёд!!!». Да, Россия, вперёд, только КТО двигает её вперёд? Неизвестность. Именно поэтому я не верю, что можно стать великим учёным, как это понималось в эпоху до интернета.

Но кем же быть? Учёным, способным совмещать в себе многое, — вот мой тезис. Раз уж это нескромный рассказ о себе, то я позволю себе небольшой экскурс в прошлое.

Мои родители давали мне полную свободу действий и не пытались реализовать во мне свои амбиции. Поэтому в детстве я успел попробовать уйму всего: 7 лет хоккея, 5 лет плавания, 8 лет робототехники и даже 3 года художественного выпиливания по фанере. Но это только в секциях. Самостоятельно я научился танцевать, битбоксить, сводить музыку на диджейском пульте, писать стихи и даже немного петь. Если сложить вышеуказанные цифры, то можно предположить, что мне как минимум 23, и это если я начал заниматься с рождения. На самом деле мне 18, а это значит, что все свои хобби я совмещал.

С первого класса я знал про интернат для одарённых детей «Школа космонавтики». С первого по восьмой класс, последний из которых я отучился на физмате в ШК, я собирался стать конструктором спутников. А в середине девятого класса, к удивлению всей школы, перешёл на биолого-химическое направление. Почему? Выпал шанс и сложились обстоятельства. Я стал первым транспрофилем в школе. Кстати, к тому моменту в моих познаниях биологии были прямо-таки зияющие дыры. Однако сдачу двух сессий за десятый класс и единого госэкзамена никто не отменял, поэтому приходилось выкручиваться.

Помимо учёбы я не расставался с творчеством. За 4 года, проведённых в интернате, успел позаниматься танцами в коллективе, а после побыть его тренером, попробовал световое и огненное шоу, косплей, пел в рок-группе, был сопостановщиком масштабного танцевального мюзикла и организовал выставку стихотворений. При этом золотой медали у меня нет, зато было несколько пересдач сессии по биологии и два дисциплинарных выговора. Ну, кому не хотелось нарядить школьные модели скелета?

Но давайте вспомним карту с обозначением: «вы здесь». Итак, сегодня я первокурсник СФУ, изучающий в основном биологию. Но поскольку всю свою жизнь я совмещал учёбу с творчеством, то и на этом этапе собираюсь совмещать всё, что для этого сгодится. Давайте
поищем вместе.

Пример №1. Что будет, если сложить физмат и биохим? Биофизика. Так, мы свернули не туда. Ах, точно, я упустил слагаемое. Попробуем снова. Что получится, если сложить ФМ, БХ и робототехнику? Биоинформатика. Это то направление, куда я собираюсь идти после бакалавриата.

Пример №2. Сложить науку и творчество. Для названия этого симбиоза у меня не хватает словарного запаса, но это именно то, что я хотел бы попробовать или, скорее, рискнуть, чем попробовать. Потому что даже «на бумаге» словосочетания «учёный-диджей» или «учёный-танцор» звучат абсурдно и комично для большинства людей.

Но ведь раньше были учёные, совмещавшие несколько направлений! Все древнегреческие мыслители были универсальны. Да и позднее. Клейст, создатель лейденской банки, был юристом, Грегор Мендель — монахом, а Айзек Азимов, писатель-фантаст, которого я буквально боготворил за создание законов робототехники, оказался знатоком биологии. Так почему бы мне не попробовать писать музыку или стихи не просто «в стол», а на публику. Днём работать в лаборатории, а ночью — в клубе. Что, не подобает интеллигентному человеку таким заниматься? Бросьте, буквально вчера в «Пятёрочке» я видел девушку, на которой были чёрный пиджак и серые спортивные штаны. Это заставило меня задуматься о том, что удачно подобранные цвета способны нивелировать несоответствие стилей, а хорошо совмещённые профессии могут раз и навсегда решить вопрос принадлежности к одной страте.

В советское время родилась фраза «Как хорошо, что мы живём в то время, когда физики могут рассуждать о лирике, а лирики о физике». А если не просто рассуждать, а совмещать в себе науку и творчество, быть универсальным солдатом? Что, если не выбирать между хобби и наукой, а быть везде? Взять и попробовать? На это у меня есть вся университетская жизнь.

Однажды мой отец, прошедший путь от простого электрика до связиста высшей категории, сказал мне: «Если у инженера нет творческого подхода к своей работе, то это никудышный инженер». А как заиметь этот подход, если не развивать творчество, м?

Никита СИМОНОВ
Рисунок Алёны РЕДЬКИНОЙ