«Важно продвигать свои истории успеха...»

В марте этого года СФУ вошёл в рейтинг лучших университетов мира QS World University Rankings. В прошлом году наш университет заключил партнёрское соглашение с рейтинговым агентством в области анализа репутационных показателей и теперь пытается чётко выстраивать стратегию повышения своей узнаваемости в международном академическом сообществе. В апреле в СФУ побывал и региональный директор компании QS по России, Восточной Европе и Средней Азии Сергей ХРИСТОЛЮБОВ.

— Сергей Владимирович, для вузов это целая отдельная работа — «войти в рейтинг». Действительно ли рейтинги — единственная возможность университетам «звучать» и развиваться в сегодняшнем мире?

— Только ради позиции в рейтинге какие-то существенные организационные изменения проводить точно не стоит. Рейтинги — это не самоцель, а инструмент принятия информированных решений по раскрытию потенциала вуза.

Вместе с тем реальность такова, что на рейтинги смотрят многие — абитуриенты, студенты, их родители. Например, как отец я обязательно смотрю на рейтинги школ. При выборе бизнес-школы уже для себя тоже учитывал данные соответствующих рейтингов.

Однако рейтинги — не единственный источник информации о сильных сторонах университета. Ежегодный международный опрос студентов, который проводит QS, показал: 32 % респондентов называют позиции в рейтингах важнейшим фактором при принятии решения о выборе университета; 70 % респондентов изучают для этого аккаунты университетов в социальных сетях, а 77 % указали официальные сайты учебных заведений как наиболее важный источник информации об университетах. Кстати, сайт СФУ и его социальные сети выглядят вполне достойно.

По последним данным (информация на март 2021 года), Сибирский федеральный университет занимает 1001+ место в рейтинге лучших университетов мира (QS World University Rankings) и 127 место в рейтинге лучших университетов развивающихся стран Европы и Средней Азии (QS Emerging Europe and Central Asia University Rankings).

— Все рейтинги включают приблизительно одинаковый набор показателей (репутационные и библиометрические индикаторы, показатели интернационализации и пр.), только вес этих показателей в разных рейтингах разный. А если представить, что есть один для всех вузов рейтинг — это усложнило бы оценку или упростило?

— Трудно сказать. С точки зрения руководителя вуза, интереснее анализировать работу своего университета по различным методологиям. Чем больше информации, тем больше данных для принятия эффективных управленческих решений. Рейтингов на сегодня порядка двадцати. Каждый из них имеет свои особенности, но в целом задача любого рейтинга, любой методологии заключается в том, чтобы предложить определённую систему координат, отражающую консенсус профессионального сообщества в отношении оценки работы университетов.

Сложно найти индикатор, который можно спроецировать на глобальное сообщество вузов и с его помощью увидеть, насколько один университет по отношению к другому более или менее успешен. Например, для оценки академической репутации и репутации среди работодателей два рейтинговых агентства проводят ежегодные опросы — это QS и Times Higher Education. Кроме того, существует наукометрическая составляющая, по которой оцениваются показатели публикационной активности, например, на основе данных Scopus. Наукометрические платформы содержат необходимые данные, чтобы сделать выводы, насколько публикационная активность отдельного вуза отражает его влияние на современную научную повестку. Есть количественные показатели, такие как соотношение преподавателей и студентов (отражает качество образовательной среды) и доля преподавателей, имеющих учёную степень, что в определённой степени является индикатором научного потенциала вуза.

— Соотношение преподавателей и студентов сильно отличается у крупных столичных и региональных вузов…

— Это справедливое замечание, и мы часто обращаемся к профессиональному сообществу с просьбой помочь нам найти правильные индикаторы, по которым можно более объективно оценить качество образовательной среды. Вместе с тем доступность преподавателя для студента и возможности для прямого диалога между преподавателями и студентами, как нам кажется, во многом определяют качество знаний, полученных студентом во время обучения. Пусть это не идеальный, но вполне справедливый индикатор оценки качества образовательной среды. И он является одним из основных факторов успеха российских вузов в институциональном рейтинге, помогает нашим университетам наращивать там своё присутствие. По этому индикатору не только вузы Москвы и Санкт-Петербурга, но и всё сообщество российских университетов является более конкурентоспособным по сравнению с университетами ряда других стран.

При этом известно, что высокое количество преподавателей и сотрудников сказывается на относительных показателях научной производительности — количестве цитирований и публикаций на одного преподавателя и сотрудника. Как сбалансировать эти индикаторы? Это уже вопрос к руководству каждого отдельного вуза, вопрос формирования стратегии по продвижению
в рейтингах.

— Если верить Forbes, представлявшему новый рейтинг 100 лучших российских вузов в прошлом году, то изменение методики рейтинга приводит к серьёзным перестановкам в нём. Насколько оправдан такой подход?

— С 2004 года, с момента появления первого рейтинга университетов, наша методология практически не менялась. А вот другой пример: до 2016 года наши коллеги из Times Higher Education для расчёта позиций университетов в рейтингах использовали данные по публикациям, индексируемым на платформе Web of Science, то есть рассчитывали наукометрические показатели вузов по публикациям в гораздо меньшем количестве научных журналов, чем в Scopus. Но как только они перешли на использование данных Scopus, это привело к существенному росту количества российских вузов
в рейтинге THE.

Изменение методологии возможно, важно только не допустить скачков позиций университетов год от года, потому что
такие скачки не повышают доверия к рейтингам. К примеру, если в предыдущем году вуз занимал пятисотое место, а в этом году после изменений в методологии стал трёхсотым — наверное, что-то с методологией не так.

Вырасти за год на 200 позиций в любом рейтинге — это довольно сложная и амбициозная задача. Всё-таки мы говорим про репутацию, узнаваемость вуза, которую за один год трудно нарастить такими темпами. Поэтому здесь важно сохранять стабильность в подходах, а также считать усреднённые показатели, как это делает рейтинговое агентство QS.

— Проект 5-100, который реализовывался в России в течение семи лет и был направлен как раз на продвижение в мировых рейтингах, много критиковали в российских СМИ. Но действительно ли он «не достиг цели»? Всё-таки 21 вузу России выделялось существенное финансирование, и деньги пошли на развитие этих университетов. Можете назвать положительные эффекты проекта?

— Результаты Проекта 5-100 говорят сами за себя. Количество российских публикаций увеличилось с 50 тысяч в 2013 году до 123 тысяч в 2020 году, и почти треть этих публикаций принадлежит университетам — участникам Проекта 5-100. Присутствие этих вузов в различных рейтингах тоже постоянно растёт. В марте 2021 года опубликованы предметные рейтинги лучших университетов мира, в которые вошли 40 российских вузов, в том числе 16 вузов Проекта 5-100, а в 2013 году в предметных рейтингах был только один российский вуз — МГУ. В 2015 году на момент выхода первого регионального рейтинга лучших университетов развивающихся стран Европы и Средней Азии в него входили 48 российских вузов, теперь их 121, включая абсолютно все вузы 5-100.

Сейчас в рейтинг лучших университетов мира входит 32 российских вуза, из них 18 вузов Проекта 5-100. Немыслимая цифра! Ещё пять-шесть лет назад никто даже представить себе не мог такой результат.

За годы существования Проекта 5-100 был заложен сильный фундамент для дальнейшего роста, его хватит ещё минимум на два-три года, потому что были созданы проектные офисы, приобретены соответствующие компетенции работы с рейтингами, с международными наукометрическими платформами. Создана целая система отслеживания ключевых показателей эффективности на уровне отдельных вузов, факультетов, кафедр, отдельных учёных. Эта система дала существенные результаты. Есть предметные рейтинги, в которых позиции российских вузов являются просто выдающимися. Взять хотя бы рейтинг по инженерным специальностям для горнодобывающей отрасли, где Санкт-Петербургский горный университет занимает 12-ю строчку. Или рейтинг по инженерным специальностям в области нефти и газа, в котором Томский политехнический университет занимает
23 строчку. Отличные результаты!

— Что надо делать вузу, чтобы занять достойное место в глобальном рейтинге университетов? Может быть, есть пошаговая инструкция?

— Существует набор рекомендаций, которым мы предлагаем следовать. Они не универсальны, а формируются с учётом специфики вуза. Прежде всего, рекомендации связаны с узнаваемостью университета. Именно вклад вуза в развитие мировой научной мысли во многом определяет его репутацию, по крайней мере, в академических кругах. Достичь этого можно несколькими путями. Прежде всего, формированием научной базы, привлечением лучших учёных, сотрудников для работы по приоритетным направлениям научных исследований. Немаловажно и рассказывать о научных достижениях своего вуза международному сообществу, в том числе на английском языке. Зачастую вузы это делают не самым эффективным способом, не на том языке или не в тех изданиях. Когда появляются прорывные результаты по приоритетным областям научных исследований, когда учёные делают выдающиеся открытия — мир должен узнавать о них!

Работая с вузами, мы всегда обращаем внимание на взаимодействие нескольких департаментов. Это департаменты, которые занимаются стратегией и рейтингами, научными исследованиями, международным сотрудничеством, пиаром и маркетингом. Если университет публикует статью в журнале первого квартиля или заключает стратегическое соглашение с международным партнёром, департамент пиара и маркетинга обязан об этом рассказать на русском и английском языках. Если профессор университета выступает на международной научной конференции с интересным докладом, об этом тоже нужно рассказывать! Вот из чего складывается репутация вуза в международном сообществе, отсюда возникает рост его узнаваемости. В этом смысле у вузов огромный потенциал для дальнейшего наращивания репутационных показателей. От того, как университеты продвигают свои истории успеха в международной информационной среде, зависят в том числе их позиции в рейтингах.

— На какие свои преимущества мог бы опираться СФУ, чтобы и дальше успешно развиваться и улучшать свои позиции?

— С точки зрения QS мы всегда смотрим, какие основные области знания являются наиболее сильными сторонами в спектре научных исследований вуза. У СФУ есть несколько ключевых направлений — точные науки, образование, охрана окружающей среды, изменение климата. В каждом из этих направлений можно выбрать по два-три стратегических партнёра в университетских сообществах, с которыми заключить партнёрские соглашения о совместных исследованиях, научных лабораториях, публикации статей в соавторстве. Таким образом, у вас будет пул из 15-20 университетов, с которыми вы вместе будете продвигаться в рейтингах.

К примеру, в вопросах изучения окружающей природной среды и изменений климата, которые являются приоритетными для СФУ, в мировой научной повестке три области получают наибольший резонанс по показателям цитируемости: это оценка воздействия на окружающую среду и климат, влияние изменений окружающей среды на здоровье человека и технологии в энергетике, позволяющие снижать воздействие на окружающую среду. Тематика исследований СФУ имеет с этой глобальной повесткой очевидные пересечения. Например, мы заметили, что научные труды СФУ в области изучения окружающей среды и изменения климата цитируются в 4,3 раза чаще, чем аналогичные труды по указанной тематике в среднем во всём мире. Значит, необходим поиск партнёров, которые позволят в рамках долгосрочных стратегических соглашений выводить ваши конкурентные преимущества по данным направлениям на новый уровень, так как преимущества сложно сохранять и развивать в изоляции. Есть перечень университетов, которые в названных областях также имеют значительные успехи. Это Северо-Западный университет в Южной Африке, университет Сан-Паулу в Бразилии, Австралийский национальный университет, Университет Торонто в Канаде. Заключение стратегических соглашений, например, с этими вузами станет надёжной основой не только для налаживания долгосрочных научных контактов, но и для формирования новых профессиональных компетенций выпускников. Так что международные статьи, коллаборации, партнёрские проекты — вот ключ к тому, чтобы двигаться в рейтингах, повышать свою международную узнаваемость и укреплять свою репутацию.

Вера КИРИЧЕНКО