Русский след в немецкой Тюрингии

Вот уже 17 лет она живёт и работает в небольшом немецком городке Эрфурт и с удовольствием рассказывает своим студентам о России и Сибири, где есть большие города с замечательными университетами.

Во второй половине 80-х Елена СВЕРДЛОВА (сейчас ЕРЁМЕНКО) окончила Красноярский государственный университет. Теперь дипломированный филолог-русист, литературовед преподаёт русский язык в Германии.

«Нужно сказать, что год от года представления немецких студентов о России меняются. Постоянны: водка, зима, мороз, Достоевский, Кремль, медведи, революция, — пишет Елена на своей странице в Фейсбуке. — В этом году неожиданно среди перечисленных символов оказался Дмитрий ГЛУХОВСКИЙ. Кремль воспринимается не как архитектурная достопримечательность, а как политический символ. Кстати, политических реалий поубавилось. Совсем пропали технические, научные упоминания. Убавились и культурные. Мало, мало знают о России современные молодые люди в Германии. Постараемся это исправить!».

Неожиданный поворот

— Считаю, что после переезда в Германию мне очень повезло — поступило предложение вести группу студентов Эрфуртского университета, изучающих русский. Это такая удача, когда ты можешь работать со своим родным языком! — признаётся Елена. — И то, что в 2015 году нам удалось организовать здесь общество «Гагарин» — тоже большое счастье. Кстати, с именем Юрия ГАГАРИНА в Эрфурте многое связано — есть проспект Гагарина, памятник, а местные селекционеры даже вывели специальный сорт георгина «Гагарин».

Первый космонавт посетил этот город в 1963 году во время краткого визита в Германию. В обществе «Гагарин», куда входят семьи, эмигрировавшие из постсоветского пространства, я преподаю русский язык детям-билингвам от трёх лет. Родители говорят на хорошем русском и хотят, чтобы их дети тоже его знали. Приходят к нам и смешанные семьи, когда один из родителей говорит только на немецком.

Елена радуется, что в работе с младшими ребятами ей пригодился опыт, полученный в Красноярском педагогическом университете на кафедре «Методика начального образования», куда она была распределена как молодой специалист и три года занималась там детской литературой. А ведь тогда ей казалось, что это неожиданный поворот в судьбе: она-то видела себя в науке, мечтала исследовать тему, начатую ещё в КГУ («Иерархия искусств в прозе Гоголя», научный руководитель — В.М. ПАПЕРНЫЙ, ныне профессор университета Хайфы в Израиле).

— Образование, полученное в Красноярском госуниверситете — главная моя ценность. У нас были представлены разные филологические школы и направления, читали лекции и вели семинары преподаватели, окончившие аспирантуру и ранее работавшие в МГУ, а также вузах Тарту и Варшавы, — рассказывает филолог. — Мы имели безграничные возможности в освоении предметов! Преподаватели относились к нам, как я теперь понимаю, очень бережно, с большой любовью. А мои однокурсники? Мы и сейчас на одной волне, понимаем друг друга с полуслова, это самые лучшие и близкие мои друзья. Конечно, мне хочется ту счастливую атмосферу моего студенчества воссоздать и здесь, в Германии, но это трудно, потому что разные системы образования: ребята не учатся вместе с первого по пятый курс, как мы когда-то.

Жизнь с нуля

Супруги Ерёменко уехали в Германию по семейным обстоятельствам. Со слов Елены, они и предположить не могли, что задержатся так надолго. Однако жизнь распорядилась иначе.

— В нынешней ситуации есть и плюсы, и минусы, — говорит Елена. — Оказаться в другой стране и начинать всё с нуля — это нелегко, но чрезвычайно интересно, потому что приобретаешь бесценный опыт. Немцы доброжелательны, всегда улыбаются и готовы помочь. Особое внимание — детям и пожилым.

До переезда я бывала в Германии не раз и знала, что это своеобразная страна. Крупных городов, таких как Берлин, Франкфурт, Дюссельдорф — не так много, в основном небольшие. Эрфурт, где мы сейчас живём, — это столица федеральной земли Тюрингия, город в самом центре Германии, с населением 200 тысяч человек, в Веймаре и того меньше, 70 тысяч. Тем не менее культурная жизнь здесь бьёт ключом, проходят карнавалы и фестивали, литературные чтения. Ежегодно эти два города принимают несколько миллионов туристов со всего мира. Стараемся вносить свой культурный вклад и мы, русскоязычные.

Адаптироваться в Германии нам помогло ещё и то, что Тюрингия тесно связана с русской историей. Например, дочь Павла Первого Мария Павловна много денег из своего приданого вложила в благоустройство старого Веймара. И практически не найти ни одной церкви в округе, где бы не было её подарков. Йенский университет до сих пор гордится подаренной ею коллекцией минералов. Благодаря её поддержке Гёте завершил все свои научные эксперименты и осуществил постановки в Веймарском театре. Потом здесь, при «русском дворе» в Веймаре, расцвела музыка Вагнера и Листа. Эти и другие русские следы мы разыскивали, изучали, и на душе становилось теплее.

Объединяющее начало

— Самое страшное, если понимаешь, что в чужой стране у тебя нет связи с местными реалиями, — говорит Елена. — Но это ощущение прошло, как только мы увидели, что в Германии популярны общества по интересам. Любой немец является членом двух-трёх обществ — спортивных, технических, культурных и т.д. Люди встречаются, как правило, один-два раза в неделю. Эти общества играют заметную роль в жизни каждого субъекта — города, деревни. Без них не обходится ни один праздник, ни одно собрание.

Когда приезжают русскоязычные, они тоже стремятся создать свои общества. Оказалось, что в Германии их довольно много. Но, мы сразу поняли, что почти нет СМИ, которые бы описывали их жизнь. И мой муж журналист Юрий ЕРЁМЕНКО создал интернет-портал «Русское поле» о жизни русскоязычных европейцев. У нас завязалось множество контактов с русскоязычными обществами, разбросанными по разным уголкам страны. Общаясь со многими людьми, накопившими уже опыт эмиграции, мы чувствовали себя увереннее. Сегодня сайт «Русское поле» остаётся одним из самых крупных порталов, рассказывающих о русскоязычных общинах в Германии и мире.

«Я русский бы выучил только за то...»

В Германии у них родились двое сыновей, сейчас им 13 и 16 лет. Пока дети росли, Елена хорошо познакомилась с немецкими играми и детскими песнями. Немецкий язык ей пришлось учить с нуля (в школе и в университете был английский). Для сыновей родными стали немецкий и русский языки, они свободно говорят и уверенно читают на английском, изучают французский. Но в семье общаются только на родном русском.

— Мне очень приятно, когда вхожу в аудиторию, а там сидит группа, которая из всего перечня разных языков выбрала русский, — продолжает Елена. — Каждый год на первом занятии я прошу своих студентов написать на листочке, почему они выбрали этот язык для изучения. И каждый раз с удовольствием перечитываю ответы. Мысли очень интересные!

— Неужели хотят прочитать Толстого и Достоевского в оригинале?

— Сейчас уже не так часто, но тем не менее интерес к России как к стране культуры сохраняется. Помню, один из студентов написал: «Я знаю французский, испанский языки, хорошо говорю на английском. Мне интересно, что такое русский язык — он выглядит совершенно непонятно, и я хочу научиться читать эти странные буквы».

Немцы, изучающие русскую культуру, рисуют Пушкина. А вы смогли бы нарисовать Гёте? Знаете, как он выглядел? )

Немцы, изучающие русскую культуру, рисуют Пушкина. А вы смогли бы нарисовать Гёте? Знаете, как он выглядел? )

Что ещё мотивирует? В 90-х и начале 2000-х годов большая эмигрантская волна из России хлынула в Германию, по официальным немецким данным — около 3 млн человек (в российских источниках называют сегодняшнее число русскоязычных в Германии до 8 млн). Немцы часто слышат русскую речь на улицах своих городов, знакомятся, создают семьи, хотят быть ближе друг к другу. Также существует мнение, что немецкие СМИ зачастую предвзято описывают Россию и русских, поэтому студенты сами хотят читать русские медиа и понимать, что там на самом деле происходит.

Интересует и экономический потенциал страны, потому что до недавнего времени Россия воспринималась как большой экономический партнёр Германии, молодёжь немецкая рассматривала восточное направление как возможность построения своей карьеры, и знание русского языка было важным фактором. В этом году, правда, такой мотив мне встретился всего лишь дважды. Привлекает немецких студентов наша страна и в плане туризма. Они хотят увидеть большую Россию своими глазами.

«Сибирские каникулы» в Германии

Елена состоит в разных сообществах преподавателей русского языка как иностранного в социальных сетях и утверждает: всё, что выкладывают туда коллеги из красноярского университета, в Германии воспринимают с большим вниманием, потому что это качественный продукт, сделанный в Сибири.

— Я с большим уважением отношусь к работе коллег из языкового центра Сибирского федерального университета, они делают большую работу, которая видна из разных стран мира. Особенно популярен у нас видеокурс русского языка «Мои сибирские каникулы», подготовленный преподавателями СФУ.

Однажды меня сильно насмешили одноклассники старшего сына. Я им показываю фотографии Красноярска и вдруг слышу: «А мы всегда думали, что в Сибири только деревянные дома». Простите, но есть же интернет! А всё равно считают, что Сибирь — это абсолютно не разработанный угол земли. И когда я студентам показываю наши города-миллионники, тот же СФУ, который выглядит гораздо интереснее и современнее, чем, допустим, наш Эрфуртский кампус, — это вызывает огромный интерес.

Наши студенты ездят по обмену учиться в Москву, Санкт-Петербург, Новосибирск, и очень жаль, что пока в этом перечне нет Красноярска, потому что это город с богатой историей, с большим культурным следом и научным потенциалом.

Такие разные страны

— Сейчас я нахожусь на земле, которая прочно связана с именами Шиллера и Гёте. Они здесь жили, писали свои труды. Тем не менее и Гёте, и Шиллер — это уже прошлое для немцев, — не скрывает своего разочарования Елена Ерёменко. — Конечно, есть люди, которые их читают, изучают, но таких немного. В немецких школах нет предмета «литература», дети знакомятся всего с одной-двумя балладами Шиллера. Если они доходят до уровня гимназии, то там, может быть, познакомятся с «Фаустом» Гёте. То есть классики немецкой литературы — это не для всех, для элиты. Очень жаль! И когда мы студентам нашим, изучающим русский язык, объясняем, что нет города в России, где бы не стоял памятник Пушкину, и что они не найдут в России человека любого уровня образования, который бы не процитировал хотя бы две строки из его поэзии наизусть — ребята не верят. Несколько лет назад, когда мы привозили группу в Москву, студенты решили провести эксперимент: вышли на Пушкинской площади к памятнику поэта и стали опрашивать прохожих. Помню, вернулись в гостиницу весёлые и говорят: «Вы правы, мы так много людей опросили, и каждый нам читал стихи Пушкина».

Сегодня Елена и её муж постоянно готовят новые проекты, связанные с продвижением русского языка, русскоязычного общества «Гагарин» и портала «Русское поле»: «Гагаринские дни», «Литературные пикники», «Что читать нашим детям на русском языке», «Литературная гостиная онлайн» и другие.

Напоследок выпускница нашего университета дала совет сегодняшним студентам, которые собираются посетить Германию.

— Если ребята планируют учиться в стране, то советую познакомиться с языком, политическим и социальным устройством Германии заранее. А тем, кто собирается путешествовать, хочу сказать: не бойтесь забираться в глубинку, ведь каждый метр немецкой земли разработан именно с точки зрения туризма. Советую осваивать не только крупные города, такие как Берлин, Мюнхен (они, конечно, интересны), но больше путешествовать по маленькой провинциальной Германии, по небольшим, но симпатичным, старинным городкам, как наш Эрфурт, жемчужина средневековья.

Вера КИРИЧЕНКО