Евгения Слюсарева: от Эйнштейна до Оксимирона

Уходящий год запомнится доктору физико-математических наук, профессору кафедры фотоники и лазерных технологий и заместителю директора по научной работе ИИФиРЭ Евгении Алексеевне СЛЮСАРЕВОЙ победой в конкурсе грантов РНФ. Кроме того, профессор названа лучшей по итогам конкурса лекторов, проходившего в рамках XVIII Молодёжной конференции с международным участием по люминесценции и лазерной физике 5–10 июля в Иркутске. Область научного интереса Евгении Алексеевны — новые материалы и их люминесцентные свойства, ранее неизвестные.

Помните, сентенцию древнегреческого философа: «Хороший оратор — тот, кто умеет говорить просто о сложном»? Прежде чем беседовать с лучшим лектором-физиком, мне и самой захотелось услышать хотя бы одно выступление Евгении Алексеевны. Первое, что попалось на YouTube, — научно-популярная онлайн-лекция о возможностях человеческого глаза. Из неё я узнала: чтобы во много раз усилить наш орган зрения, объект нужно подсветить лазером, а потом обработать изображение на компьютере. И тогда можно увидеть, например, как образуются нейронные связи в головном мозге или исследовать злобные вирусы, бросившие вызов современному обществу. Кстати, прототип мобильной лаборатории у каждого из нас в кармане. Это простой смартфон — в нём есть регистрирующая и оптическая системы, необходимые для проведения наноскопического анализа. Если устройство доработать, то с помощью смартфона реально обнаружить вирусы и другие заболевания в организме. Интригует!

Лекция Евгении Слюсаревой, вызвавшая восторг делегатов молодёжной научной конференции, была посвящена изучению люминесцентных свойств металлоорганического каркасного пористого полимера.

— Это совместный проект Института физики им. Л.В. Киренского СО РАН и Технического университета г. Дрездена, начатый ещё в 2015 году, во время моей стажировки в Германии, — поясняет Евгения Алексеевна. — Металлоорганические искусственные структуры, которые синтезируют наши партнёры в Дрездене, люминесцируют и имеют другие интересные свойства, которые мы здесь, в Красноярске, изучаем. В новом полимере площадь поверхности 1 г вещества равна футбольному полю. В нём можно, например, хранить газы или использовать материал как губку — собирать воду.

— Евгения Алексеевна, из 30 лекций слушатели выбрали именно вашу. Какие приёмы вы использовали, что так влюбили в себя аудиторию?

— Во-первых, нужно владеть информацией. Во-вторых, её подачу стоит адаптировать под конкретную аудиторию. В моём случае это была достаточно подготовленная публика, но всё же не специалисты в моей экспертной области. Поэтому стояла задача — выдержать баланс и преподнести сведения без излишней детализации и популяризации. Видимо, я попала в точку.

— Паузы, обращение к аудитории?

— Я стараюсь использовать по максимуму визуальные эффекты. В самой презентации — якори-картинки. Мне вслед за автором «Маленького принца» всегда интересно, что мои слушатели увидят под шляпой. Иногда во время лекции достаточно показать эту шляпу, чтобы метафора всплыла.

Также я использовала визуальные композиции вроде пазлов. Когда не хватало какого-то одного фрагмента, мы с аудиторией его находили, и вся картинка начинала играть.

Во время выступления я обычно перемещаюсь, жестикулирую. При смене очередного раздела лекции могу даже поменять свою локацию — перейти от одного места к другому. И, конечно, интерактив с аудиторией.

— Шутите? Рассказываете анекдоты?

— Я не большой специалист в области шутливой импровизации, но люблю эпитеты и сравнения, которые бы человека зацепили. Когда читаю лекции студентам, и там что-то сложное встречается и надо проиллюстрировать взаимосвязи, могу сказать: «Здесь всё переплетено, как у Оксимирона». Рэпер популярен в молодёжной среде, и студенты сразу понимают, о чём речь.

— У кого вы учитесь лекторскому мастерству?

— Среди преподавателей физфака КГУ мне встретилось много хороших лекторов, они и были первыми учителями. Затем уже в более взрослой жизни я старалась подмечать что-то ценное у коллег, среди них были такие докладчики — заслушаешься! Вот недавний пример: профессора Сергея Геннадьевича ОВЧИННИКОВА попросили прочитать лекцию на открытии краевого фестиваля «Наука 0+». Когда мы обсуждали тему, он предложил два варианта названий: «Термоядерный синтез — подарок нашим внукам» (некий увлекательный научно-популярный формат) и то же самое, но с названием «Управляемый термоядерный синтез — путь к решению глобальной проблемы энергообеспечения человечества». Вопрос: на какую лекцию пойдут дети? Понятно, что на первую.

— Что делает лектора счастливым?

— Когда аудитория получает удовольствие от услышанного. Это должна быть когнитивная радость, радость узнавания чего-то нового. Если человек себя некомфортно чувствует и для него информация непонятна, он не будет эту радость ощущать. И наоборот: если всё слишком просто, примитивно — тоже не годится. Должен быть момент некоего внутреннего роста аудитории без запредельного напряжения. Важно чувствовать связь со слушателями. О благополучии говорит, например, тишина, в которой повисают твои паузы. Бальзам на сердце, когда люди не смотрят в телефоны, не переговариваются, не решают свои текущие задачи на лекции.

— Вы участница стратегической программы СФУ «Приоритет 2030». Какие задачи перед вами стоят?

— Предстоит реализовать проект с названием «М-4» (материалы, металлургия, машиностроение и майнинг). Речь о создании новых материалов, которые нашли бы своё применение у индустриальных партнёров или в более отдалённой перспективе помогли решить важные общечеловеческие задачи — возобновляемая энергетика, экология, климат и проч. Вчера ушли с работы после 22 часов...

— Евгения Алексеевна, помимо таланта лектора и учёного, какими ещё умениями вы обладаете? Говорят, все физики — лирики...

— Абсолютно согласна! Это приводит в равновесие. Я играю на гитаре и пою. Музыкальную школу не заканчивала, но как физик понимаю принцип построения звукового ряда. Когда училась в КГУ, у нас была красивая традиция — «Физфак-песня».

С удовольствием пели и студенты, и преподаватели. Какое-то время я и сама организовывала это мероприятие, и в следующем году постараемся возродить традицию.

А ещё в студенчестве я увлеклась альпинизмом, спелеологией, горным туризмом. Среди моих коллег-физиков много альпинистов. Вместе мы прошли огонь и воду — сложные горные маршруты, глубокие пещеры, восхождения. Дважды я попадала в снежные лавины. И как раз в одной из таких лавин встретила будущего отца своих детей. Нас засыпало. Незабываемые ощущения, когда над тобой относительно небольшой пласт снега, но ты не можешь выбраться. Самая большая вершина, которую мне удалось покорить, — Мунку-Сардык, высочайшая точка Восточного Саяна на границе с Монголией.

— Мы встречаемся с вами в канун Нового года. Расскажите, есть ли в вашей семье традиции, связанные с этим праздником?

— Конечно, и кое-что я привезла из Германии, где работала по программе обменов в Регенсбурге, Берлине и Дрездене. В Дрездене, например, всегда готовят рождественский штоллен — это кондитерское изделие с обилием цукатов, орешков, оформленное в виде рулета. А ещё моё любимое блюдо, простое и вкусное — тыква с беконом. Тыкву я нарезаю дольками, а сверху кладу нарезку копчёного бекона и запекаю в духовке. Не отказывайтесь, попробуйте, это очень вкусно!

А главная традиция: уже много лет я встречаю Новый год с моими студенческими друзьями на озере Шира.

— Зимой на Шира?

— Да! И в этом вся прелесть. Кругом хакасское снежное безмолвие, чистейший воздух. А 1 января мы расчищаем на озере снег и катаемся на коньках, это замечательный естественный каток, и при этом вокруг никого, кроме нашей компании! Если зимой на Шира кто-то увидит расчищенный от снега участок, то это были мы!

Вера КИРИЧЕНКО
Фото Сергея НОЗДРИНА