Что русскому плохо, то танзанийцу акуна матата
или Как учатся в Африке в эпоху ковида

Преподаватель ИФиЯК Станислав Белецкий уже несколько лет работает в Танзании. Мы попросили его рассказать, каким видится 2021 год из жаркой Африки.

Уходящий год в Танзании ознаменовался распространением двух вирусов — биологического и филологического.

Первый, разумеется, это COVID-19. Почему он появился в Танзании на год позже, чем во всём мире? До лета текущего года правительство не признавало факта пандемии, такова была политическая воля президента страны Джона Помбе Магуфули. В начале пандемии он распорядился закрыть единственную на тот момент в стране лабораторию, оснащённую оборудованием для проведения тестов на выявление вируса, аргументировав своё решение тем, что в присланных по его тайному распоряжению в лабораторию образцах, взятых у цесарки, козы и плода папайи, обнаружили коронавирус! Этим экспериментом президент дискредитировал научный подход к решению проблемы, предложив вместо него… религиозный: он призвал людей усердно молиться. После трёхдневных коллективных молебнов было объявлено, что Бог избавил Танзанию от вируса.

Джон Магуфули правил страной чуть больше пяти лет и всегда говорил о том, что его приоритетом является экономическое развитие. Не только говорил, но и подтверждал делом — Танзания при нём преобразилась. Введение ограничительных мер ощутимо ударило бы по экономическому развитию, как показал пример соседней Кении. А если учесть, что подавляющее большинство танзанийцев — люди крайне религиозные, то аргумент о божественном вмешательстве в решение глобальной проблемы был удачным политическим ходом.

Однако дальше события развивались как в плохой комедии — 18 марта 2021 года, спустя полгода после переизбрания на второй срок, президент умер. Официально — от инфаркта, по слухам — от коронавируса.

Новым президентом, согласно конституции, была назначена его заместитель — Самия Сулуху Хассан. Журналисты, освещая это событие, не преминули пошутить и предрекли стране «примирение после попойки». Дело в том, что у героев истории «говорящие» имена: на суахили pombe означает «алкоголь», а suluhu — «примирение».

Примирение состоялось: мама Самия, как её уважительно называют, сумела разрешить накопившиеся противоречия между бизнесом и государством, между страной и её соседями. В том числе она примирила общество с глобальной реальностью — пандемией. Сейчас правительство Танзании официально признаёт пандемию, но не предпринимает шоковых мер, делая ставку на личную ответственность граждан: носить маску или нет — дело личное, дезинфицировать руки или нет — тоже. Для тех, кто хочет привиться, есть вакцины разных производителей, работают лаборатории, выполняющие ПЦР-тесты, в аптеках продаются наборы для экспресс-тестирования, а в случае болезни врачи будут лечить по международным протоколам.

Второй вирус, поразивший Танзанию, — тоже игра слов. Слово для обозначения вируса пришло в суахили из английского: virusi. По форме это множественное число, единственной формой для которого является kirusi. Однако этим же словом называется и русский язык (в суахили с ki начинаются названия большинства языков). Вот и получается, что virusi — это вирус в целом, kirusi — отдельный штамм, но в то же время и русский язык. Различие — лишь в контексте. А контексты были богатыми.

2021 год можно назвать годом российско-танзанийского диалога.

В России интерес к Танзании и Занзибару возник в ноябре прошлого года в связи с открытием авиасообщения. И турпоток хлынул рекой.

Однако оказалось, что экскурсоводов, владеющих русским языком, мало, и рынок требует новых кадров. А выучить русский язык в Танзании можно лишь в одном университете (впрочем, он такой один на всю Восточную Африку) — в Университете Додомы, где работает автор этих строк. И вот ко мне хлынул поток студентов — их около 300!

К счастью, ресурсов хватает на всех — в феврале этого года по соглашению с фондом «Русский мир» в Университете Додомы был открыт Русский центр, где студенты и все желающие могут изучать русский язык, пользоваться учебниками и книгами (их около 1,5 тысяч!), оборудованием, а также знакомиться с культурой и историей России, посещая многочисленные мероприятия.

Год был щедрым и для преподавателей. На базе Российско-танзанийского культурного центра в Дар-эс-Саламе преподаватели прошли курс повышения квалификации по методике преподавания русского языка, организованный некоммерческой образовательной организацией «Альфа-диалог». О желании поддержать преподавание русского языка в Танзании говорят и представители созданного в мае этого года в Москве Общества дружбы с Танзанией.

Образовательная связь с Танзанией есть и у СФУ! Студенты университета Додомы поучаствовали в апробации мультимедийного учебника по русскому языку «Каникулы FM»*, созданного коллективом авторов — преподавателей кафедры русского языка как иностранного ИФиЯК.

Как это происходило? Под лозунгом «акуна матата», то есть без спешки, шаг за шагом. Занятия в университете начинаются в 7.30, но далеко не все студенты приходят вовремя, ведь сначала нужно позавтракать, а в столовой очереди. Все предметы преподаются по общей схеме — блоками из двухчасовых лекций и часовых семинаров. Сколько учебных недель в семестре, столько и блоков. В идеале их должно быть 15, но первые две недели у студентов уходят на адаптацию и регистрацию, ещё парочка блоков выпадает из-за праздников (государственных и религиозных) и практики. В итоге удаётся провести не больше 10 блоков, в которые приходится втискивать программу 15-недельного курса.

И тут спасают технологии: Google Classroom, Moodle, чат-бот в Telegram. А Instagram’у уготовано быть площадкой для итогового проекта: там студенты ведут свои рекламные блоги с информацией о Танзании и предложением туристических услуг.

Рутину учёбы разбавляют праздники: церемония награждения лучших студентов и выпускной, которые проходят в середине декабря; чемпионат по футболу между командами разных колледжей; конкурс караоке. Для изучающих русский язык есть свой блок празднеств и торжеств: Масленица, Новый год, Рождество, День космонавтики, День русского языка и т.д. Праздники — это не только возможность отвлечься от будней, но и познакомиться «по-человечески» преподавателям и студентам, ведь в Танзании ученики обязаны соблюдать почтительную дистанцию перед учителем, тем самым выражая почтение не столько конкретному человеку (на которого, кстати, запросто могут накатать жалобу), сколько профессии в целом.

* Проект реализуется в рамках гранта Министерства просвещения на выполнение мероприятий, направленных на полноценное функционирование и развитие русского языка, ведомственной целевой программы «Научно-методическое, методическое и кадровое обеспечение русскому языку и языкам народов РФ» подпрограммы «Совершенствование управления системой образования» программы РФ «Развитие образования», № 07315-2021-2003 от 13.10.21

Станислав БЕЛЕЦКИЙ