Россия, которой мы не замечали

Политическая активность женщин в Госдуме, степень демократизации в регионах, удаленных от центра страны, и даже специфика развития сельского хозяйства в России – в этих вопросах политолог, докторант Университета Беркли (США), стажёр кафедры всеобщей истории СФУ Даниэль Лассер скоро будет разбираться лучше, чем многие из нас. За два месяца командировки в Красноярский край американка целеустремленно изучала российскую действительность. Она записала 25 «глубоких» интервью (каждое продолжительностью два часа), которые лягут в основу диссертации. Поэтому каждый день у Даниэль расписан по минутам. Она включает сотовый только поздним вечером.


– Сегодня, до того как прийти к вам, брала интервью у одного акушера, а вообще моими собеседниками были самые разные люди: учителя, рабочие, политики, пенсионеры и, конечно, студенты, – довольно бойко по-русски говорит Даниэль. – Меня интересуют отношения между населением и государством в странах с развивающейся демократией. Для исследования я выбрала Россию и Индонезию. Все познается в сравнении!
– Откуда такой интерес к теме?
– Я изучаю политику в России примерно 15 лет. Первый раз приехала в Союз в 1990 году, когда ещё училась в школе. Это было очень интересное время: гласность, перестройка. В США в то время все интересовались российской реформой. Впервые американцы смогли свободно приезжать и наблюдать, что происходит в вашей стране. Когда поступила в университет, несмотря на то, что много лет подряд учила французский, срочно переориентировалась и начала изучать русский язык. Затем, долго не думая, выбрала специальность – «российские исследования». В это понятие входит изучение не только языка, но и культуры, литературы, экономики, политики, истории. Социальные предметы мне особенно интересны. Дипломную работу я посвятила изучению женского движения в России. В начале 90-х в Государственной Думе возникла совершенно новая фракция “Женщины России», и это было одной из главных сенсаций нескольких прошедших политических лет в стране. На западе женские партии – большая редкость. К тому же, мне очень хотелось понять, как жизнь женщин изменилась в постсоветское время. Но теперь эти исследования позади, и меня захватил другой интерес: хочется изучать ценности, мнения и поведение населения в целом. Очень люблю общаться с разными людьми, познавать их жизненный опыт, их отношение к политической системе.
– Почему выбор пал на Красноярский край как на объект изучения?
– Ну, во-первых, Москва – это ещё не Россия. А во-вторых, я исходила из того, что объектом исследования должны стать географически удаленные друг от друга территории одной и той же страны: поэтому выбрала Татарстан – в европейской части России и ваш край – за Уралом. Интересно было и то, что отличает национальные республики от чисто русских регионов. Если говорить о противопоставлении с Индонезией, то Россия в этом плане интересна как бывшая советская страна: здесь можно поговорить с людьми, которые жили при другом строе.
– В Татарстане Вы уже поработали, закончен и срок командировки в наш край. Каковы предварительные выводы?
– Первое и главное отличие: в Татарстане региональная власть не менялась уже 20 лет, а в Красноярском крае за этот же период – сменилась трижды! Любопытно проследить, как фактор смены власти влияет на развитие политических институтов. Оказывается, очень сильно влияет, причём в положительную сторону. По сравнению с Татарстаном красноярцы более активно участвуют в политическом процессе, они знают, кто их представляет во властных структурах, как зовут депутатов и где их найти. У ваших земляков больше доверия к власти и чувствуют они себя более защищенно и активно, думают, что могут влиять на какое-то решение, если захотят. А в Татарстане, несмотря на проблемы, предпочитают отсидеться дома.
– Не связано ли это с тем, что Татарстан все-таки мусульманская страна?
– Допустим, соседняя с вами Кемеровская область по признакам государственного устройства очень похожа на Татарстан, но это русский регион, поэтому вряд ли политическую неактивность населения можно увязать с религией и культурой. К тому же в Татарстане я вообще не заметила разницы между мнением русских и татар.
– Как думаете, люди честны с Вами или же пытаются навести глянец, потому что Вы – американка?
– Когда я встречаюсь с человеком, то не знаю ни его имени, ни фамилии, и у меня нет причин думать, что он будет скрывать свои мысли. Интервьюируемые чувствовали себя, по-моему, достаточно откровенно ещё и потому, что знали, эта встреча – единственная, и больше я сюда уже не приеду.
– Кому, в первую очередь, интересно Ваше научное исследование?
– Думаю, работа заинтересует моих коллег – политологов, потому что в США пока смотрят на Россию только как на Москву, не учитывая, что страна очень большая и внутри много всяких отличий. Американские политологи скрупулезно исследуют государственный строй и мало внимания обращают на участие населения в политическом процессе. Я своей диссертацией надеюсь восполнить этот пробел.
– Даниэль, если бы Вы не увлеклись политологией, какую профессию выбрали бы?
– У меня до сих пор нет полной уверенности, что это единственный выбор. Мой муж – писатель, и я, может быть, тоже попыталась бы писать, хотя, честно говоря, очень люблю живое общение... Когда по программе образовательного обмена для молодых лидеров России и США жила и училась в Ярославле, то много занималась общественной работой – профилактикой СПИДа, и в то время тема здравоохранения меня захватила полностью, но потом тяга к науке победила. В общей сложности 2,5 года я прожила в России. Мне предлагали работу в Ярославском университете, но на эту
зарплату невозможно жить… Когда закончилась виза, я с большой неохотой вернулась в США, а через неделю, в 2001 году, у нас произошёл теракт.
– Какое впечатление у Вас от Сибирского федерального университета?
– До сих пор не могу привыкнуть, что институты находятся в разных концах города (смеется)... А вообще я очень благодарна, что меня здесь так радушно встретили, поселили в общежитии, познакомили с нужными людьми... У меня полное взаимопонимание с социологами СФУ. Когда я ещё только собиралась ехать в Красноярский край, было немного страшно: ни одного знакомого – к кому в случае чего обратиться за помощью? Зато теперь я здесь со многими подружилась, а у студентов-пиарщиков даже успела прочитать лекцию о том, как работает интернет во время предвыборной кампании.
– В США недавно прошли выборы, за кого Вы голосовали?
– За кандидата от Демократической партии США Барака Обаму. Кстати, вот уже в третий раз во время выборов, проходящих в родной стране, я нахожусь в России и голосую по почте. Такое вот мистическое совпадение!..

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.7 (проголосовало: 3)