Качество: потреблять или предъявлять

Наш сегодняшний вопрос – к преподавателям. От чего зависит качество высшего образования и как его можно повысить?

Алексей Алексеевич Герасименко, профессор кафедры электрических станций и электроэнергетических систем ПИ: «На самом деле мы только тем и занимаемся, что повышаем качество образования – работа у нас такая. В этом плане подстёгивать преподавателя не нужно. Он сам знает, как ему улучшить учебный процесс, потому что увлечён работой. Говорю за себя и своих коллег. Я вспоминаю свои студенческие годы: ничего из тех методических комплексов, которые сейчас доступны студентам, не было. Большинство книг были труднодоступны, но, несмотря на всё, мы учились. Сейчас у студентов всё есть, а отношение к учёбе оставляет желать лучшего. В СФУ – и прекрасные библиотечные фонды, и хорошая материально-техническая база, и высокая квалификация преподавателей. Многое зависит от самих студентов, их рвения и желания учиться. По моим наблюдениям, молодым людям не хватает дисциплины. И воспитать её – задача комплексная: родителей, самих студентов и преподавателей. Ещё один момент, который поможет повысить успеваемость – воспитание нетерпимости к антифизиологическому потреблению. Чтобы молодые не курили и не выпивали. Это означает самоконтроль, который будет работать на вас всю жизнь».

Евгений Александрович Сорокин, декан механико-технологического факультета, ПИ: «На мой взгляд, чтобы образование стало более качественным, надо увеличить его финансирование. Это касается и зарплат преподавателей, и обновления материально-технической базы, так как во многих лабораториях оборудование не обновлялось уже многие годы. Хорошее финансирование даст возможность качественно проводить занятия и вести научные исследования. Что касается нашего института с его спецификой подготовки инженеров, то для наших студентов большим стимулом будет являться развитие производственной базы в России. Чтобы молодой человек знал, что по окончании университета он будет устроен на работу с хорошей зарплатой и хорошими перспективами. А раз таких, как он, будет достаточно много, значит, будет большая конкуренция, и это будет стимулировать его учиться на голову выше остальных».

Александр Евгеньевич Митяев, доцент кафедры теоретической механики и триботехники: «В первую очередь, качество образования зависит от качества подготовки абитуриентов, которые поступают в вуз. Когда школа заканчивалась выпускными экзаменами, а не ЕГЭ, уровень знаний был гораздо выше – учили по-другому. Нынешним первокурсникам не хватает базы, от этого страдает и качество образования. Школьники старших классов не знают азов геометрии, алгебры, черчения, и поэтому здесь их приходится доучивать, что не входит в обязанность преподавателя. Хотя мы, безусловно, помогаем студентам, и если видно, что молодой человек стремится к высоким учебным результатам, то даём ему более глубокие знания, способствуем его самореализации».

Николай Гаврилович Кузьменко, доцент кафедры вычислительной техники, Институт космических и информационных технологий: «Образование – процесс творческий и длительный. Недаром в средние века, чтобы из молодого человека получился специалист, его отдавали жить к мастеру на несколько лет. Постоянный контакт ученика – впоследствии подмастерья – и мастера давал качественный результат, потому что учитель своим примером воспитывал молодого мастера. Сейчас нам предлагают уменьшить количество часов на аудиторную нагрузку и увеличить время самостоятельной подготовки. Вряд ли образование от этого станет более качественным. Даже если преподаватель прекрасно отведёт свои лекции, их просто будет не хватать. От времени общения с преподавателем во многом и зависит качество образования, и сокращение часов приведёт к снижению образовательного уровня студентов».

Александр Павлович Павлов, доцент кафедры социологии и общественных связей, Институт психологии, педагогики и социологии: «Первое – это отбор. Образование должно быть бесплатным, но на высокой конкурсной основе. Считаю, что для творческих дисциплин нужно вернуть устные экзамены. Потому что сейчас качество абитуриентов и студентов очень невысокое. Раньше я был сторонником ранней специализации, сейчас однозначно сказать не могу. Но думается, что студенты, начинающие работать в годы обучения, стараются и лучше учиться, чтобы почерпнуть знания, которые им на практике оказываются нужны. Специальность и профессия – это все-таки разные вещи. Также я считаю, что больший акцент следует делать на практике и самостоятельных формах обучения. Конечно, вообще исключать лекции не стоит, поскольку есть моменты, которые нельзя прочитать в учебнике. Однако лекции должны носить не столько информативный (информацию можно прочитать), сколько консультативный характер. Особо важный момент, который повысит качество образования, – научить студента правильно пользоваться литературой, умению читать профессиональные тексты. У нас, к сожалению, элемент выучки и зубрежки преобладает. Это неправильно, ведь такие знания быстро улетучиваются. А вот научить мыслить студента – это главное! Сейчас я думаю, как разработать такую методику».

Василий Михайлович Иванцов, профессор кафедры подземных разработок, Институт горного дела, геологии и геотехнологий: «Качество высшего образования зависит от понимания смысла высшего образования. Я его вижу как выработку навыков самостоятельной работы и у студента, и у преподавателя. Потому что у нас многие читают лекции по своим конспектам, написанным 15 лет назад – так от чего повысится качество высшего образования? Но аплодисменты – работа двух ладоней, и студенты должны постоянно саморазвиваться, понимать нужность обучения, больше читать».

Петр Васильевич Поляков, доктор химических наук, профессор кафедры металлургии цветных металлов, Институт цветных металлов и материаловедения: «После перестройки резко обвалилось качество образования. Со стороны преподавателей была проявлена абсолютная неустойчивость их человеческой позиции – оставаться верным преподавательскому долгу. Но еще хуже обстоит дело со студентами. Молодые люди потеряли многие из тех черт, которые делают юношу юношей. Они стали «старыми» – у них плохое воображение. Когда тебе подбрасывается на компьютере чужое видение мира, ты не вырабатываешь своего – в итоге теряется любопытство, содержательная любознательность. И одна из причин этого – потребительство.
Важный момент: в преподаватели нужно брать одаренных людей, чтобы они работали на международном уровне, ярко и смело. А таких, увы, очень мало. Преподаватель должен нести студенту мировой уровень информации, потому что другого просто нет. Знания не могут быть второго сорта. Это значит, что человек должен быть вхож в мировую науку, а он – не может. Во-первых, многие не знают языка, во-вторых, у них большая нагрузка, и просто нет времени, в-третьих, он еще подрабатывает, чтобы обеспечить семью.
Я преподаю металлургию и придумал новый способ – создаю у студентов образы единства мира. Например, сравниваю человека и алюминиевый электролизер, выделяя у них общие признаки, подчинение общим законам бытия. Но это тоже доступно не всем студентам, некоторые просто хотят быстро сдать экзамен...».

Анастасия Андронова, Олеся Герасименко