«И садик... для детей студентов»

Сегодня преподаватели СФУ отвечают на вопрос: что в системе высшего образования за рубежом вас особенно впечатлило, что следовало бы перенести на нашу почву?

Александр Васильевич Слабуха, заведующий кафедрой "Градостроительство" ИГУРЭ, кандидат архитектуры, профессор, советник Российской академии архитектуры и строительных наук, член Союза архитекторов России:

«В 2007 и 2008 годах вместе со своими студентами и коллегами мы ездили в британские университеты. Чуть позже мы, в свою очередь, принимали англичан в СФУ. Хочу отметить, что подобного рода культурные и научные обмены для нас крайне важны и полезны. Во время поездки подмечаешь, как строится работа коллег на западе, что можно использовать в своём вузе.

Так, в Архитектурной школе Бартлет Университета Центрального Лондона мне понравились учебные студенческие мастерские. Это специальные творческие лаборатории для студентов, которые обучаются на специальностях архитектуры и дизайна. Такие аудитории закреплены за одним профессором - руководителем мастерской. И заниматься там могут только его "подопечные". В этом случае каждая учебная мастерская превращается в своеобразную творческую лабораторию. Здесь в любое удобное для студентов время дополнительно к обязательным занятиям они могут заниматься самостоятельно. В одном месте собираются люди, единые по духу. Складывается определённая среда, коллектив со своим набором индивидуальных методов и подходов в проектировании.

Помимо студенческих, в Архитектурной школе Бартлет есть и профессорские мастерские. Это отдельный кабинет с компьютером, учебной и научной литературой. Там профессора принимает гостей, аспирантов. Собственно, эта комната его во многом и характеризует.
Отдельно хочется сказать о читальных залах: там студенты и преподаватели могут заниматься почти круглые сутки. Неважно, приду я поздним вечером или днём. На самом деле, это очень удобно, особенно для работающих студентов.

Удобно и комфортно устроена работа университетских столовых и баров. В Школе Бартлет есть демократичные столовые, где педагоги и студенты обедают вместе. А есть раздельные: в залах, где обслуживают только преподавателей, для удобства работают официанты. Есть и студенческие бары, где можно в расслабленной обстановке побеседовать, отвлечься от учёбы, поговорить с гостями.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ...
Каждый колледж Кембриджа (а их – 31) знаменит чем-то своим.
Так, самый первый колледж – Питерхаус – был основан в 1284 году.
В библиотеке Колледжа Корпус Кристи, основанном в 1352 году, содержится несравненная коллекция манускриптов.
Квинс Колледж знаменит своей великолепной башней главных ворот и удивительным солнечно-лунным циферблатом 17 века.
Гонвилль энд Киз Колледж известен своими тремя воротами, которые символизируют академические стадии жизни студента: он входит в Ворота Смирения (на первом фото внизу), проходит через Ворота Добродетели (второе) и выходит через Ворота Чести (третье).

Меня как архитектора заинтересовали рекреационные пространства в студенческих городках. Это зелёные поляны, парки и сады, где студенты могут расположиться, отдохнуть или подготовиться к зачётам. Естественная среда, которая помогает расслабиться. Плюс это очень эстетичный вид из окон кампусов и учебных корпусов. Кстати, в Кембридже, на лугах, примыкающих к историческим учебным корпусам колледжей, где снимался фильм о Гарри Потере, пасутся коровы – эту традицию университет сохраняет с давних времен. Возможно, здесь есть чему задуматься и нам… (улыбается).

В Школе архитектуры и визуальных искусств Университета Восточного Лондона особое внимание привлек детский сад. Небольшой, как игрушечный, садик в университетском городке, где проводят время дети студентов, которые пришли на занятия. Кроме того, это дополнительные рабочие места для самих студентов».

Краткая справка:
ноябрь-декабрь 2007 г. (группа из 8 преподавателей архитектурного факультета, руководитель А.В. Слабуха), организатор и наш партнер с британской стороны – учебно-проектная студия Studio DAR Ltd Chartered Architects, ассоциированный член Королевского Института Британских Архитекторов, Лондон, Великобритания
лето 2008 г. (группа студентов архитектурного факультета СФУ, руководители проф. А.В. Слабуха, доц. В.Б. Ракова, ст. преп. А.И. Сысоева; совместно с группой учащихся Московского художественного колледжа им. В. Серова), организатор и наш партнер с британской стороны - Колледж Центрального Лондона

Алексей Валерьевич Щуплев, доцент кафедры теория функций Института Математики:

«С 2002 по 2007 я учился в докторантуре (по-нашему, в аспирантуре) университета Стокгольма (Швеция). Всё это время я там преподавал по 2-3 занятия в неделю: вёл практические занятия по матанализу и линейной алгебре. Причём, эти занятия были двух типов: на одном я рассказывал методы решения задач, на другом - просто присутствовал в аудитории в определённое время, чтобы помогать студентам, которые решают задачи, и в случае необходимости ответить на вопросы.
Было ещё так называемое "дежурство" в библиотеке. Кроме собственно выдачи книг из маленькой институтской библиотеки, мы помогали студентам по учёбе. То, как были организованы практические и лекционные занятия там, и то, как утроена образовательная система здесь - ситуации, конечно, разные. Но у нас бы я ничего кардинально менять не стал. На западе, по большому счёту, моё внимание привлекли две вещи.

Первое, это преподавательские группы. Весь преподавательский состав разбивается на группы 5-6 человек так, чтобы среди них были как профессоры, так и аспиранты. Таким составом люди встречаются пару раз в месяц, чтобы обсудить профессиональные вопросы, например, педагогические подходы. Они устраивают открытые занятия, которые потом сами и обсуждают. Всё это делается для повышения качества преподавания. Главное, что для них это не просто обязанность, а реальная помощь. (В той группе, где я был, это как раз было просто обязанностью. Поэтому в группе должен быть хороший педагог, который мог бы чему-нибудь научить остальных).

Второй очень важный момент - это отход от жесткого расписания. Студент в Швеции, как и в любом другом европейском университете, имеет право сам выбирать на каком году обучения и какой курс изучать. Там по каждой специальности есть список обязательных и рекомендуемых курсов. В описании каждого указывается, что студент должен прослушать, чтобы приступать к изучению данного курса.

Как результат, первые два года обучения особенного выбора у студента всё равно нет: ему приходится изучать базовые предметы. Зато потом выбор у него гораздо шире.

Также молодой человек может записываться на факультативные курсы в любом другом институте университета. Ещё очень важно, что студент имеет возможность повторно изучить один и тот же курс. Если, например, ему не даётся какой-либо обязательный для специальности предмет, его не отчислят за неуспеваемость: он просто возьмёт этот курс во второй или третий раз. Такой подход требует большей сознательности от студента, самостоятельного планирования своего обучения на несколько лет вперёд. Но зато один несданный экзамен не станет причиной для отчисления. У нас бы такая система привела к тому, что студенты, наконец, перестали бы выпрашивать тройки».

Краткая справка:
2002 – 2007 гг. – докторантура Стокгольмского университета (Швеция)
2008-2009 гг. - Нагойский университет (Япония), зарубежный исследователь

Валентина Александровна Кратасюк, заведующая кафедрой биофизики Института фундаментальной биологии и биотехнологии СФУ, профессор, доктор биологических наук:

«Разница в образовании за рубежом и в России в подходах, и они принципиально отличаются. У нас обучение идет по жестким стандартам Министерства: все учебные планы построены по этим стандартам и каждый студент обязан выполнить учебный план, пройти все без исключения курсы, сдать все экзамены и зачеты, чтобы получить диплом и не быть отчисленным. Нельзя что-то пропустить, а потом наверстать. За границей всё обстоит по-другому: там нет чётких рамок стандартов для студента. Так, например, студент сам может выбирать те дисциплины, которые ему будут нужны для его будущей профессии. За каждый курс студент платит сам, поэтому он заинтересован получить максимум знаний: ведь деньги за обучение он, скорей всего, взял взаймы у банка и их придётся вернуть. Возможности для выбора большие. Можно взять разное количество курсов в семестр и по
желанию учиться хоть летом и столько лет – сколько хочешь! Правда, в этом есть свои минусы. Например, нет студенческих групп как у нас. И в одном из университетов США как большое достижение подавалось (и об этом была написана статья в научный педагогический журнал), то, что в химическом практикуме они придумали создавать группы из 3 студентов для выполнения лабораторных работ. У нас же это не является педагогическим новшеством, а принятая практика.

Также в зарубежном университете не составляет труда перевестись с одной специальности на другую. Если в России студент-физик захочет, к примеру, стать историком, то ему придётся сдать все недостающие предметы, которые он пропустил. На западе эта система устроена проще. Молодой человек изначально посещает те курсы, которые ему интересны и необходимы. Захочет студент-физик запатентовать своё изобретение или открыть своё дело: он понимает, что одних знаний по физике ему недостаточно. Тогда он может без проблем посещать курсы по менеджменту, организации производства. Студент сам расставляет приоритеты в своём обучении. Да и любой взрослый может доучиться по мере необходимости и возникновения нужды в новых знаниях. Эту цель можно также реализовать через обучение в магистратуре. В России, и в частности, в СФУ это направление только начинает развиваться. На западе же - это уже многолетняя традиция и сложившаяся система. По содержанию мы учим одному и тому же, но по форме в зарубежных университетах намного больше свободы. Вообще магистерские программы за рубежом определяют лицо университета. В колледжах учат базовым вещам, а вот магистратуры - это уже следующая, более сложная ступень, связанная с наукой или с получением более высокой квалификации.

В России традиционно наука и образование были разделены. В вузах всегда в приоритете было образование, а наукой занимались в Российской академии наук. Преподаватель вуза чаще всего был всегда настолько загружен, что ему не оставалось времени на активную научную деятельность. В Америке или Европе и наука, и образование всегда были сосредоточены в университетах. Зарубежный профессор на лекции и семинары тратит не больше нескольких часов в неделю. Всё остальное время он может посвятить исследованиям и научным разработкам, в которые вовлечены студенты.
Мне также нравится их система прохождения по конкурсу, когда можно самому определить, сколько времени будешь тратить на занятия наукой, преподавание и административную работу. У нас есть ведь замечательные педагоги, которым в силу каких-то причин (возраст, например) уже неинтересно заниматься наукой. В таком случае они могли бы только преподавать. Молодые же преподаватели могли бы в большей степени посвятить себя науке. Не стоит уравнивать всех в обязанностях - нужно проводить специальные конкурсы, которые бы определили правильное соотношение в работе учёного-преподавателя.

Есть ещё один интересный момент в западной системе обучения. Там студент может сам выбирать себе преподавателя. На одной кафедре, например, есть три профессора, которые ведут один курс по разработанной ими программе. Студент же может выбрать того, которого считает более интересным и понятным. Выбор студента формирует рейтинг преподавателя. Такая ситуация - здоровой конкуренции - мотивирует преподавателей искать новые способы демонстрации материала, совершенствования своих знаний.

Хочется отметить несколько практических моментов, которые мне особенно нравятся в зарубежных вузах. На западе преподавателю не составляет труда написать грант: по большому счёту, его задача сводится только к тому, чтобы выдать идею и кратко написать свои размышления. Вся бумажная работа по оформлению гранта ложится на плечи специальной административной службы. Они соберут все документы, произведут расчёты. Техническая работа не отвлекает людей, которые должны заниматься содержанием. В России же этот процесс только начинается: СФУ в этом плане движется в правильном направлении - просто мы немного отстали по времени от запада.

В Университет Питсбурга, там я читала лекции, есть замечательная программа "Семестр на море". Студенты разных национальностей, с различных университетов собираются на одном корабле и проплывают на нём 20-30 стран в течение полугода. Всё это время им читают лекции, они проводят научную работу, ведут свои исследования.

Также при этом университете, как и при большинстве европейских и американских вузов, есть специальный колледж для одарённых студентов. Они считаются достоянием нации, поэтому им созданы все условия для обучения и развития талантов. У таких колледжей огромные ресурсы: если студенту необходимо в ближайшие дни устроить поездку на другой конец планеты, ему и это обеспечат. Для ребят делается всё, чтобы они максимально раскрыли себя. Несмотря на то, что такое образование стоит огромных денег, для студентов оно бесплатное. Там идёт «штучная» подготовка, и результаты, конечно, потрясают».

Краткая справка:
Почётный профессор Университета Флориды, работа в образовательной программе NASA (2005г.),сотрудничество с университетами США (Карнеги Мелон Университет, Университет Питсбурга, Университет Южной Флориды и др.) и Европы (Центр геномных регуляций, Испания, Университет Болоньи, Италия, Агроуниверситет Вагенингена (Голландия) и др.

Ирина Дмитриевна Мишина, заведующая отделением сравнительного правоведения, доцент кафедры теории государства и права, ЮИ:

«Мои длительные стажировки в европейские университеты были в 1999 и 2000 гг. В отпуске, в июле 2009 года, я побывала в Тилбурге (UvT - Университет ван Тилбург, Нидерланды) по вопросу совместного проекта с голландской организацией по защите прав детей. В это время учебного процесса в привычном понимании уже не было, но хочу отметить следующее: каждое здание кампуса носит имя известного мыслителя - корпус Монтескье, корпус Руссо. В здании стоит небольшой бюст и на стене представлено какое-нибудь высказывание этого мыслителя. Это идея очень понравилась.

В остальном же, мои данные несколько устарели. Но вот студентки Отделения сравнительного правоведения недавно вернулись со стажировок из Германии и Чехии. У них более достоверная информация. Например, студентка 5 курса Даша Орлова учится на третьем семестре в университете города Марбурга, планирует получить европейский диплом юриста. Она отмечает, что в немецком университете очень удобная система библиотек с полным и доступным каталогом учебной литературы и возможностью поиска и использования необходимой литературой в режиме он-лайн. К тому же работают они с 6 утра до 24 ночи. Интересная система курсов по выбору. Право можно изучать на английском, японском, китайском и других языках. И вообще, для изучения иностранных языков достаточно времени и хорошие условия. Отдельно студентка отмечает, что выходные дни всегда – пятница, суббота, воскресенье. Это хорошая возможность для самостоятельного обучения».

Александр Карлович Вальд, доцент кафедры геологии, минералогии, петрографии, сотрудник Русского-Немецкого центра СФУ, руководитель объединения «Версия»: «Я часто бываю в европейских университетах. Последний раз 2 года назад был во Фрайберской Горной Академии в Германии. По специальности я геолог и туда ездил на стажировку – посмотреть, какая у них система преподавания, система подготовки специалистов горно-геологического направления.
Первое – впечатлило то, что у них студенты «бегают» за преподавателями. Мне кажется, у нас обратная ситуация происходит оттого, что до сих пор большое количество студентов стремится получить не знания, а диплом. Хотя великолепно понимают, что в современном мире главное – это знания, умения и навыки. Однажды даже произошел такой случай: у нас было точно назначенное время для встречи с профессорами, и когда члены нашей делегации поднимались по лестнице университета, то увидели на ступеньках много студентов. Они тоже ждали очередь к профессорам, у них была запись, и никто не мог пройти вперед. Нам было предложено встать в очередь…
Второе – у преподавателей там значительно больше времени на занятия научной работой. За счет меньшей нагрузки на преподавателей, есть возможность заниматься аналитическими исследованиями и больше публиковаться, участвовать в различных конференциях. Кроме того, бросилось в глаза, что у нас развитие тем и в науке и в образовании – коллективное, а у них индивидуальное. Для теоретических наук – это, несомненный плюс.
И об этих моментах можно говорить не только относительно немецких университетов, но и вообще – относительно всей Европы. Вот эти моменты хотелось бы у них перенять».

Олеся Герасименко, Анастасия Андронова
Средняя оценка: 4.5 (проголосовало: 10)