Улица. Фонарь...

Серые тучи огромными клочьями мечутся по разверзшемуся осиротевшему небу. Солнце уже и низко, и далеко – отправляется спать, и по горизонту движутся еле уловимые его розовые спутники. Сейчас — вечер. В это время суток особенно остро чувствуешь дыхание города.

Вдох — и фонарный столб отражается в луже, серые крупные капли катятся вниз по крыше, по водостоку, на тротуар, теряются в мелких расщелинах брусчатки. Выдох — зимний пар изо рта, ледяная рука ветра хватает прохожих за шиворот и кидает в стороны. Кто-то идёт на тебя — не видно издалека, тёмная фигура с поднятым воротником приближается — лица не разглядеть, туманно, и сыро, и что-то не так. Во влажной дымке теряются верхушки домов, прилегающих к главной улице, последние автобусы проносятся мимо, везя в своем брюхе последних сегодняшних пассажиров с уставшими лицами, мелькнувшими светом мимо.

Присаживаешься на короткий миг на лавку, достаёшь из глубоких карманов руки, чтобы щёлкнуть затвором фотоаппарата, и на доли секунды улица засвечивается, на лавке угадывается ещё кто-то, с голыми, словно восковыми, ногами в туфлях и растекающимися на ветру волосами. Улица гаснет, гаснут витрины, напротив — гаснут глаза с плакатов, вкрадчиво снова моросит дождь. Растираешь покрасневшие от мороза костяшки пальцев, снова укутываешься в платок, идёшь дальше по улице. Ветер раскачивает антенны на крышах, и они то скрипят, то протяжно воют, вместо дневных песен заполняя уши. Тень дома поглощает тень магазина, которая, в свою очередь, уже съела тень фонаря — наступает их время, так хитро украденное у толпы прохожих. Светофоры улыбаются жёлтым. Едешь через мост, по реке плывут последние льдины, вода кажется чёрной. Ноги схватил мороз, дороги пустынные. На календаре 17-е мая.

Олеся ПОЗДНЯКОВА
Средняя оценка: 4.1 (проголосовало: 13)