За 10 лет в России меняется всё,
а за 200 лет – ничего…


Анна СИНЬКОВА

Настроение было прекрасное. Солнышко и новое платье. Ничто не предвещало беды, так сказать. Поскольку на улице уже далеко не май месяц, а вполне себе октябрь, я предусмотрительно надела резиновые сапоги и не менее предусмотрительно взяла с собой сменную обувь, чтобы не пачкать ступени родной и горячо любимой мною альма-матер осенней грязью.

Гордая собственной благовоспитанностью, я подошла к гардеробу и услышала категоричное предупреждение: «Я до семи. Ждать не буду!». Гардеробщица — женщина опытная, она знала, что я обязательно забуду, несмотря на мои заверения. И я забыла, каюсь. Спасибо захватывающей лекции.

В 19:06 я почувствовала себя Джимом Керри, натягивая на лицо резиновую улыбку для охранников. В кармане пальто — ключи и деньги. С трепетом в сердце я рассказывала охранникам, хранителям заветных ключей, свою историю. И услышала ободряющее «Вызывайте такси», а потом целую нотацию на ту же тему «Гардероб не работает. Забирайте одежду до семи». В воздухе отчётливо запахло совком. Буквально утром я смотрела сюжет о хамстве за прилавком во времена тотального дефицита. И вот сейчас как будто видела его продолжение в прямом эфире.

Объясните мне, ну почему гардероб в корпусе «А» закрывается в 19:00, если лекции заканчиваются в 19:15? Раньше я с грустью смотрела на окружающих меня студентов с верхней одеждой наперевес. Ведь так принято на вокзалах и в аэропортах! Теперь моё осуждение сменилось пониманием. Тут и рад бы в рай, да порядки не пускают…

И я задумалась: может быть, именно с этого начинается равнодушие к культуре быта и формируется безразличие друг к другу? Сначала ты сталкиваешься с этим как с чем-то внешним, а потом оно становится частью тебя самого. Может быть, поэтому норма — курить в помещении, где есть некурящие люди, и не думать о них? Может, поэтому люди бросают мусор мимо урн? Водители — не пропускают женщину с коляской и ставят машину поперёк пешеходной дорожки. Пассажиры — обсуждают по телефону свои личные проблемы на весь автобус. Еtc.