На этом экономить нельзя

Раз в пять лет каждый преподаватель обязан пройти повышение квалификации. Для сотрудников кафедры открытых горных работ ИГДГиГ профессора В.Е. КИСЛЯКОВА и доцента В.Н. ВОКИНА это стало делом не рядовым — они побывали в Германии, в Техническом университете горной академии города Фрайберга.

— Там в своё время даже Ломоносов целый год проучился. — Свой аргумент Владимир Николаевич подкрепляет неоспоримыми заимствованиями. Шахта, квершлаг, штрек, штольня, привычные для горняков объекты, — суть с немецкого. Так что оказаться в стенах старинного, престижного горного вуза — большая удача для профессионала.

— Наша стажировка проходила в Институте горного дела и специального строительства, — рассказывает Вокин. — Это один из семи институтов факультета геологии, геотехники и горного дела. И это первое отличие от нашей структуры: там университет делится на 6 факультетов, в составе которых работают институты по конкретным специализациям. Направления в обучении похожи с нашими — также готовят горняков, металлургов, геологов, экономистов, шахтостроителей.

Курировал недельную стажировку управляющий директор, профессор, доктор наук Карстен Дребенштедт. Он закончил Московский горный университет тоже по специальности «Открытые горные работы», поэтому мы быстро нашли общий язык, тем более что русским он владеет очень хорошо. В специализированных классах и научных лабораториях, в частности, в лаборатории механики горных пород, мы знакомились с техническими возможностями тамошнего образовательного процесса. Надо признать, оснащение специальными приборами, аппаратами дают возможность для полноценного обучения студентов.

— У нас хуже?

— Я бы так не сказал, но существенное отличие есть: наши студенты о реальных тонкостях профессии узнают только с третьего курса, когда едут на производственную практику; представьте, какое может быть «разночтение»... Там же есть специальная учебная шахта «Reiche Zeche». То есть с самого начала образовательная программа совмещается с практическими занятиями. Есть взаимодействие и с реальным производством, в этом мы убедились, побывав на угольном разрезе «Nochten». Но всё-таки у нас есть большой плюс: выпускники знают, где будут работать, там же трудоустройство — задача самого специалиста.

Возвращаясь к теме технического оснащения, подчеркну, что в лабораториях института широкий спектр научно-исследовательских работ ведут аспиранты. Они приезжают туда со всех концов света: университет подписал договоры о сотрудничестве с 46 вузами по всему миру и наладил контакты с 215 университетами в 50 странах.

— СФУ в их числе?

— Из российских вузов только горные институты Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Иркутска. Сибирский федеральный — пока нет, но путь дальнейшего сотрудничества уже намечен. Например, ключевым моментом стажировки стало обсуждение возможностей ведения совместных научных исследований, издания сборника научных статей и учебно-методической литературы на немецком и русском языках, проведения совместных научных конференций под эгидой СФУ и Фрайбергской горной академии. Проблемы и задачи в горнодобывающей отрасли у всех одинаковы. И в Америке, и в Африке, и в Австралии технологии горных работ, как законы физики, должны чётко соблюдаться. Но при этом везде есть особенности. Это как раз тот случай, когда надо не «делать, как у них», а взять полезное. По результатам нашей стажировки уже к июню будущего года мы с профессором Кисляковым должны подготовить и до конца года внедрить обновлённые учебные программы, методические и учебные пособия по специальным дисциплинам. А также разработать проект договора о сотрудничестве между нашими университетами, в котором программа обмена преподавателями, аспирантами и студентами будет основной.

— Что вас особенно удивило в германской академии?

— Там нет конкурса при поступлении: все, кто закончил определённый уровень школьной программы, имеет право на бесплатное обучение в высшем учебном заведении. Во-вторых, штат преподавателей абсолютно не связан с набором студентов. В работе преподавателей больше самостоятельности.

Конечно, они отчитываются перед руководством кафедры, но просить разрешения сделать то или другое, поехать куда-то или не поехать — такого нет. Кафедра сама разрабатывает учебные программы, при этом профессор на кафедре, как правило, один, и именно он формирует своё направление работы. Никакого «министерства» над ним не стоит.

Кстати, немецкие коллеги солидарны с нами: горные специальности нельзя делить по уровням, «полугорного» инженера подготовить невозможно, поэтому бакалавров по горному делу у них тоже нет.

— Владимир Николаевич, мы с немцами слишком разные?

— Помню удивительное чувство: пока ходишь по городу, знакомишься с досто-примечательностями — всё интересное, но чужое. Но приехали на карьер, а там всё как родное — и ландшафт, и техника, и атмосфера. Поразила технологичность в работе больших цепных экскаваторов и транспортно-отвальных установок: без использования транспортных перевозок горная порода транспортируется из забоя прямо в отвал — на расстояние полукилометра. При этом часть карьера действующая, а на другой, «отработанной», уже высажен целый лес — создан настоящий природный парк для отдыха горожан. Словом, впечатлений много. Стажировка за границей — дело полезное, на этом экономить нельзя.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 2)