Обогащение любознательных

Кафедра обогащения полезных ископаемых Института цветных металлов и материаловедения СФУ существует с того самого времени, когда Цветмет переехал из Москвы в Красноярск. За 50 с лишним лет здесь создана современная база для научно-образовательного процесса. Насколько она востребована и что знают о ней выпускники школ, которые всё продолжают выбирать гуманитарные профессии — юриспруденция, журналистика, экономика…

— Они считают эти профессии входным билетом в элиту, — рассуждает профессор кафедры ОПИ, доктор технических наук Виктор Игоревич БРАГИН. — Управленческие эшелоны, действительно, часто опираются на специалистов именно с юридическим и экономическим образованием, особенно за рубежом. Правда, удаётся такая карьера далеко не у всех, потому что сфера управления всё же не резиновая, и конкуренция очень серьёзная.

Техническое же образование, помимо того, что оно абсолютно востребовано в сырьевом комплексе (доминирующей сфере нашей экономики), выполняет также функцию социального лифта, позволяющего молодым людям быстро занять прочное место в реальной жизни. Здесь для юношей и девушек, обладающих важнейшими качествами инженера — здравым смыслом и практичностью — есть два пути.

Первый, классический, — карьера в горно-промышленной компании. Там наши выпускники востребованы постоянно: последние 15 лет горно-обогатительные предприятия только расширяются. Второй путь — оказаться в рядах «белых воротничков», как иногда называют сотрудников инжиниринговых фирм, исследователей и проектировщиков. Эта работа требует более высокой квалификации, но и возможности для карьеры и индивидуального развития многообразнее.

Отмечу очень важный момент: сырьевой комплекс выгодно отличается от других отраслей промышленности России; он устойчиво растёт, причём в тех направлениях, которыми занимается наша кафедра: золотодобывающая промышленность, предприятия по переработке руд цветных и чёрных металлов, нерудного сырья. Ближайшие 20 лет ожидаются очень существенные капиталовложения в развитие сырьевого комплекса и инфраструктуры Сибири, которые достигнут величины не менее 4 трлн руб. Прежде всего, предполагаются широкие инфраструктурные работы и освоение месторождений в Арктике и южных горных районах Сибири. Конечно, первые инвестиции пойдут в геологическую разведку месторождений. И уже на этом этапе вступают в действие обогатители: мы производим технологическую оценку этих руд, определяем, какова будет доходность разработки. При положительном ответе месторождение ставится на баланс, и начинается работа по проектированию очередного горно-обогатительного предприятия.

Этот рисунок выполнен на фирме Metso minerals, одном из крупнейших производителей горно-обогатительного оборудования

Этот рисунок выполнен на фирме Metso minerals, одном из крупнейших производителей горно-обогатительного оборудования

Одним словом, горные инженеры-обогатители в обозримом будущем без работы не останутся. К тому же горно-обогатительное предприятие, в отличие от производств других отраслей, должно постоянно, с периодичностью в несколько лет, пополнять сырьевую базу, которую оно расходует: вести дальнейшую разведку месторождения, оценивать запасы, делать проекты. Мировое потребление металлов растёт, несмотря на экономический кризис, а значит, требуются кадры, и особенно квалифицированные специалисты, «белые воротнички»; вот для чего важно вести целевую профессиональную подготовку.

— То есть кафедра уже сегодня работает на перспективу?

— Да, многое было сделано в 2007-2010 гг., и мы очень рассчитываем на Программу развития СФУ 2011-2020 гг., в соответствии с которой предполагается реализация интеграционных научно-технологических проектов, организация междисциплинарных связей, практическое взаимодействие между кафедрами и промышленными предприятиями, совершенствование учебного процесса именно в направлении целевой подготовки студентов.

Важный резерв развития — междисциплинарные взаимодействия со смежными специальностями и с кафедрами фундаментальной направленности — химических, физических, геологических, биологических наук. Это новые подходы к решению традиционных инженерных задач, новые исследовательские и проектные методики. Есть и ещё один важный аспект. Помимо практической направленности в инженерной деятельности имеет значение и любопытство, то самое, которое движет исследователем-натуралистом — разобраться, почему так, а не иначе. Процессы, которыми мы занимаемся (в основе своей физические, физико-химические) — очень разнообразны. Поэтому для нас также важны студенты, задающиеся вопросом «почему».

Крупные резервы для развития мы видим в расширении связей с предприятиями, работе в русле их перспективных задач, в решении которых будут задействованы наши студенты. Это касается участия студентов в НИР и проектах по заказам предприятий, специализации производственных практик.

В прошлом году мы изменили систему выполнения курсовых заданий. Теперь студент в течение пяти семестров будет работать с одним руководителем, выполняя, по существу, комплексные проекты и исследования.

Таким образом, уже начиная с третьего курса открывается возможность целенаправленной подготовки студентов в контакте с предприятием, выдающим заказ. В 2010 году организован совместный научно-образовательный центр СФУ и «Сибцветметниипроект» горно-металлургической направленности. В рамках центра сейчас, например, выполняется работа по заказу китайской фирмы «Лунсин».

— Это качественно меняет подготовку специалистов?

— Фирмы, с которыми мы работаем, поддерживают специализацию студентов, ведь в конкурентном поле они постоянно ощущают кадровый голод, самим же «натаскивать» сотрудников, как правило, некогда. Поэтому предлагают для исследований и проектирования конкретные производственные задачи. Они пока локальны, но дают нашим студентам существенные практические навыки. Это важно: современный горный инженер-обогатитель должен быть такого уровня подготовки, чтобы конкурировать с австралийскими и канадскими инженерами, составляющими основу горного корпуса в мире. В ближайшие годы это будет для нас
актуально.

— А ведь ещё совсем недавно институты и производства были на разных берегах…

— На разных берегах лично мы никогда не были, но в 90-е годы многие бизнесмены рассуждали примерно так: если мне что-нибудь будет нужно, куплю за границей. А специалистов при такой безработице найду любых. Потом наступило отрезвление: новые технологии из-за границы очень дороги, специалистов почему-то всё меньше и меньше. И тогда началась нормальная работа по налаживанию взаимодействий на новом, современном уровне, поскольку облик страны и отрасли совершенно изменился.

Я заканчивал обучение на кафедре в середине 80-х, специализировался как исследователь и вижу эту разницу. За 10-15 лет отрасль изменилась принципиально, несмотря на то, что горное дело и переработка минерального сырья считается очень консервативной отраслью. Появилась новая техника, новые технологические приёмы. Но главные изменения пришли с новыми информационными технологиями: сегодня необходимо учить студентов методам компьютерного проектирования и моделирования, которые позволяют в кратчайшее время и очень эффективно «отыграть» и оптимизировать техпроцесс и экономику будущего предприятия, а для действующего — организовать управление в режиме «виртуальной фабрики». Необходимо осваивать и новые методы высокоточного моделирования, которые станут индустриальным стандартом уже через 5-7 лет.

Для нас было очень важно модернизировать исследовательский парк кафедры, чтобы приблизить качество и достоверность тестовых испытаний руд к международным стандартам. В рамках программы развития СФУ с 2007 года на кафедру было закуплено современное оборудование для тестирования руд. Надеемся, что на нынешнем этапе развития СФУ мы сумеем окончательно сформировать и модернизировать лаборатории для целевой подготовки квалифицированных специалистов-обогатителей.

— Кафедра — это прежде всего коллектив единомышленников. Как удаётся сохранять традиции?

М.В. Верхотуров

М.В. Верхотуров

— Мне кафедра представляется чем-то достаточно цельным, от ассистентов до профессоров. Существенное различие — по опыту работы, по «остепенённости». Конечно, это наши ветераны: долгое время возглавлявший кафедру Михаил Васильевич ВЕРХОТУРОВ (на фото), которого с нами уже нет; Вера Ивановна Брагина — преподаёт флотацию больше 40 лет; заведующая кафедрой Наталья Константиновна АЛГЕБРАИСТОВА, вернувшаяся сюда после окончания аспирантуры в Питере. Есть перспективные молодые кадры, последние ученики Михаила Васильевича: доцент Дмитрий Альбертович ГОЛЬСМАН, Константин АНАНЕНКО, который скоро защищает диссертацию. Неплохая работа получилась: авторские разработки уже реализованы на золотодобывающем предприятии. Я сам когда-то давно заканчивал аспирантуру у Михаила Васильевича. Так и воспроизводятся традиции. И возникают новые: на кафедре сейчас учатся 7 аспирантов.

— Верхотуров был бы доволен?

— Михаилу Васильевичу нравилось, когда происходило что-то новое — на кафедре, в науке, на производстве, он активно участвовал во всех новациях. Ему было 78 лет, но он подавал заявки в Российский фонд фундаментальных исследований и получал гранты, разрабатывал конструкции новых обогатительных аппаратов, совершенствовал технологические процессы обогащения. И сейчас в стороне бы точно не остался.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 4.4 (проголосовало: 11)