«Они» и «мы» — как нам живётся вместе?

27-29 октября в библиотеке СФУ пройдёт международная научно-практическая конференция «Этническая миграция в постсоветском пространстве Центральной Сибири: интеграционно-адаптационные процессы». В ходе пленарного заседания, работы секций и круглого стола планируется обмен опытом работы в области государственной миграционной политики, социокультурной интеграции мигрантов на территории Центральной Сибири, этнокультурных исследований миграционных процессов. В работе конференции примут участие органы власти Красноярского края, Федеральная миграционная служба, представители СМИ, учёные, аспиранты, студенты вузов нашего края и Российской Федерации. Материалы конференции будут опубликованы для дальнейшего обсуждения научным и образовательным сообществом.

А редакция газеты решила познакомить читателей с диссертационным исследованием преподавателя Гуманитарного института Ю. ЗАМАРАЕВОЙ, в котором зафиксирована потребность в целенаправленном и взаимоответственном налаживании коммуникации мигранта и принимающей среды: когда отсутствуют институциональные механизмы культурной адаптации — это становится культурной проблемой.

«Вот пусть едут в свою Киргизию, и там делают, что хотят», — говорит моя соседка по лестничной площадке о двух тихих женщинах, шелестящих по этажам с веником и вёдрами воды. Соседка довольна тем, что уборкой подъезда теперь будет заниматься «нормальная русская девчонка». «Приезжие весь город заполонили», — добавляет.

Проблема миграции стара как мир: границы стран и городов проницаемы, люди уезжают из родных краёв в поисках работы, лучшего будущего для своих детей, или просто — спасаясь от войн и локальных конфликтов. Статистика УФМС по Красноярскому краю свидетельствует: в течение 2010 года в Красноярском крае на миграционный учёт поставлено 129 тыс. иностранных граждан, что на 9,7% больше, чем в 2009 году. В основном, это уроженцы Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана, Китая и Украины, которые приезжают с целью найти работу, приносящую стабильный заработок. Наиболее привлекательными территориями для приезжих остаются Красноярск, Канск, Лесосибирск, Минусинск, Ачинск, Норильск, Емельяновский и Богучанский районы.

Феномен миграции является объектом междисциплинарного изучения и традиционно исследуется специалистами из сферы социологии, политологии, экономики, истории и антропологии, однако существует ещё один важный аспект «инородного» присутствия в социуме: миграция — проблема культурная. Причём касается она как культуры принимающей стороны (государства-«реципиента»), так и культуры, привнесённой «извне».

Всесторонний анализ социокультурного взаимодействия, сопровождающего миграционные процессы (на примере Красноярского края), осуществила кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры культурологии Гуманитарного института Сибирского федерального университета Юлия Сергеевна ЗАМАРАЕВА. Мы попросили её поделиться основными тезисами и наблюдениями: рассказать, какими культурными мифами полнится сознание людей, оказавшихся вдруг соседями, и как можно преодолевать взаимную настороженность.

— Юлия, расскажите, пожалуйста, чем вас привлекла тема миграции?

— В 2009-2010 годах учёные кафедры культурологии совместно с представителями разных этнических групп организовали серию круглых столов «Диалог культур в пространстве Красноярского края: дискуссии по актуальным проблемам межкультурных отношений», в которой прошло обсуждение миграционных отношений в поликультурном пространстве Красноярского края. По инициативе научного руководителя гранта ККФН «Система культуры Красноярского края: базовые субъекты и ценности» профессора Н.П. КОПЦЕВОЙ группа студентов, аспирантов, преподавателей и учёных встречалась с представителями четырнадцати национальных диаспор, представленных в Красноярском крае. На этих встречах-семинарах присутствовали представители органов власти: управления общественных связей Губернатора Красноярского края, Федеральной миграционной службы. И если представителей миграционной службы волновали вопросы экономического и социального плана (квоты для приезжих, националистические настроения, возникающие в обществе), то наших учёных, в том числе и меня, интересуют социокультурные исследования взаимоотношений народов.

В Гуманитарном институте прошла серия круглых столов «Диалог культур в пространстве Красноярского края: дискуссии по актуальным проблемам межкультурных отношений»

В Гуманитарном институте прошла серия круглых столов «Диалог культур в пространстве Красноярского края: дискуссии по актуальным проблемам межкультурных отношений»

Так, в своей диссертации, которая была защищена в июне этого года (научный руководитель профессор Н.П. Копцева), я рассматривала, как влияет приток и отток иммигрантов на культурные процессы. Это позволило сформулировать практические рекомендации для органов местного самоуправления, органов власти края, как использовать социокультурные практики, чтобы избегать тотального непонимания и напряжённости на уровне социальных и личностных фобий, которые переживает старожильческое население Красноярского края по отношению к мигрантам.

В диссертации была исследована стратегия аккультурации, избранная «Большим плюралистическим обществом» (в данном случае это сложная социальная система, состоящая из старожильческого населения), и стратегия иммигрантов. Со стороны доминирующего общества есть стремление ассимилировать приезжих: в краткие сроки обучить русскому языку и через эту основополагающую систему приобщить «чужих» к российской культуре и её ценностям (в том числе на бытовом уровне — этикету, кулинарным предпочтениям, традициями и пр.).

При этом эксперты отмечают, что Сибирь — относительно спокойный в этническом отношении регион. Эти земли исторически осваивались «иммигрантами» из центральной и западной частей России — казаками, староверами, ссыльными, пришлыми людьми, зачастую ассимилировавшими многие коренные народности.

В отличие от Москвы и Санкт-Петербурга, красноярцы и жители края в большинстве своём (и это доказал проведённый эксперимент) не испытывают ярко выраженной враждебности к выходцам из других территорий.

При этом ряд этнокультурных групп склонны к выбору сепаратистской стратегии отчуждения и замыкания, есть признаки анклавности. Многие иммигранты часто приезжают в Красноярск «на заработки» с чётким намерением вернуться в родную страну по истечении некоторого времени.

— То есть, фактически диалог культур выстраивается в сложной ситуации столкновения этих противоположных тенденций?

— Скажем так, красноярцы и мигрирующие на нашу территорию представители других государств готовы взаимодействовать в экономической сфере, сфере бизнеса: одни выступают в качестве рабочей силы, другие — в качестве работодателей. Однако две эти стороны слишком мало знают о культуре друг друга и, что характерно, не особо стремятся узнать. Видимо, пришло время с помощью учёных создавать особые коммуникативные площадки (мы надеемся, что такой площадкой будет наш Сибирский федеральный университет), где в диалоге культур люди и сообщества делали бы свой социальный и культурный выбор осознанно и ответственно.

— Какие представители местного и приезжего населения края были задействованы в вашем исследовании?

— Мы проводили исследование в достаточно поликультурной среде университетской молодёжи, проживающей на территории Красноярского края, в том числе, среди студентов СФУ.

— Почему выбор пал именно на студентов вузов?

— Современные студенты — это люди, которые в ближайшем будущем будут определять экономический, политический, социальный и культурный облик края, занимая значимые профессиональные ниши, принимая ответственные решения. Хотелось бы надеяться, что у этих людей более или менее сформировалась осознанная жизненная и гражданская позиция, и, в силу универсальности получаемого высшего образования, они менее подвержены различным социальным фобиям.

— Вы уже несколько раз произнесли это слово. Чего же боятся красноярцы?

— В различных идентификационных процессах человеку свойственно делить окружающих на «своих» и «чужаков», это нормальная защитная реакция. Нам, сибирякам, кажется, что «пришлых» чрезмерно много среди желающих работать на этой территории. Этими предрассудками объясняются закрепившиеся в бытовом общении речевые формулировки типа «понаехали», «за-полонили» (взяли в плен?), хотя данные миграционной службы свидетельствуют: в 2010 году снято с миграционного учета по убытию 100 тыс. 500 иностранцев, и это на 11,5% больше, чем в предыдущем году. В последние годы из Красноярска уезжает больше мигрантов, чем въезжает.

Ещё один устойчивый геополитический миф связан с угрозами, которые идут к нам из Центральной Азии. Фактические данные не дают пищи для подобных рассуждений. Это иррациональные страхи, базирующиеся на противопоставлении «своего» и «иного», я бы сказала.

— Расскажите немного о методе ассоциативного эксперимента, использованного вами в исследовании.

— На кафедре культурологии приняты различные методы прикладных культурных исследований. Среди них — метод ассоциативного эксперимента «Серия тематических ассоциаций», авторами которого являются петербургские учёные А.И. Соколов и Р.Н. Назаров. Суть его в следующем. Группе людей предлагается слово-ассоциат, в данном случае это было слово «иностранное». В этом слове минимизирована негативная смысловая составляющая —это не «мигрант», не «приезжий», не «чужак» и не «враг». Подразумевается не очевидное противопоставление «своё-чужое», но «другое», «иное». Анкетируемым группам учащихся вуза предлагалось составить ассоциативный ряд, возникающий вокруг данного слова.
Оказалось, что это слово ассоциируется с понятиями «новое», «новыезнания», «обучение», «путешествие», «интересное», «загадка», «тайна». Характерно, что в этой цепи не возникло устойчивых ассоциаций «друг», «любимый». Кстати, статистика по краю свидетельствует: у нас заключается очень мало межэтнических браков, браков между представителями старожильческого населения и мигрантами.

— Вы говорили о конкретных рекомендациях, которые могли бы стать частью миграционной политики в крае и использоваться представителями административных органов.

— Совершенно верно. По итогам исследования можно сказать, что продолжающаяся или усиливающаяся тенденция ассимиляции мигрантов непродуктивна: и без того «чужие» на нашей земле, эти люди будут всё сильнее замыкаться внутри диаспор и всячески дистанцироваться от местного населения. Это приведёт к дезинтеграции нашего общества. Эффективная социокультурная стратегия — это организованное взаимодействие в пространстве культуры и искусства. Культура и искусство — лучшее, что есть у каждого народа. Это квинтэссенция вечных ценностей, таких как красота, любовь, справедливость. Легче всего понять друг друга через эти универсальные понятия.

Представляется, что существующие межкультурные установки обеих сторон должны вести к принятию культурного многообразия как ценности.

Сегодня приходится констатировать, что нас связывает общая ориентация на дело и желание поддержать равновесие в сохранении культурной уникальности. Для перехода к стратегии интеграции «Большому плюралистическому обществу» помогут такие действия: сохранение минимальной культурной дистанции контактирующих групп; исключение стратегии полной ассимиляции и целенаправленный выбор стратегий интеграции ради сохранения каждой группой этнических, языковых и религиозных особенностей; усиление трансляции положительной идеологии мультикультурализма как целенаправленной стратегии интеграции, устанавливающей ценности разнообразия и культурного обогащения. Необходимо транслировать ценности культурного взаимодействия в образовательный процесс в нашем университете. Студенты, обучающиеся по направлению «культурология», имеют образовательный профиль «Культура стран и народов Азиатско-Тихоокеанского региона». На протяжении всех лет обучения они получают солидную культурологическую подготовку в области истории и теории культуры таких стран, как Китай, Япония, Корея, изучают ментальную и социально-культурную специфику данного региона мира. Здесь большую помощь оказывает Японский культурный центр СФУ.

— То есть эти курсы предназначены в первую очередь для студентов-гуманитариев?

— Пока это так, хотя возможно расширение аудитории потенциальных слушателей. Если в Сибирском федеральном университете будет принята система модульного обучения, то все студенты смогут сделать выбор тех учебных дисциплин, которые им кажутся наиболее интересными и важными в профессиональном плане. Мы надеемся, что культура стран и народов Азиатско-Тихоокеанского региона привлечёт их студенческий интерес.

Татьяна МОРДВИНОВА

Средняя оценка: 3.8 (проголосовало: 8)