Время идти… к медиатору

Представьте себе ситуацию: вы только что наклеили в квартире новенькие обои, побелили потолок, а наутро (обычно срабатывает закон подлости) обнаружили мокрые разводы на стенах и над головой. Первая мысль — вызвать соседей на разборку и задать им жару, если не возместят ущерб — немедленно писать заявление в суд. Такой сценарий ещё совсем недавно не предполагал иного варианта развития событий, во всяком случае, в условиях российской действительности. Теперь есть шанс уладить неприятности с минимальными потерями для обеих сторон, не обращаясь в суд.

Руководитель Центра медиации Юридического института СФУ старший преподаватель кафедры коммерческого, предпринимательского и финансового права Александр Сергеевич ЯЦЕНКО распахивает передо мной дверь аудитории 1-05. Именно сюда, в университетский корпус по адресу ул. Маерчака, 6, могут теперь приходить разобиженные друг на друга граждане. Здесь их не будет смущать ни строгий облик судьи, ни официальная обстановка зала судебных заседаний, ни сопутствующая судебному процессу госпошлина, ни хождения за многочисленными справками и прочими атрибутами разбирательства по делу.

Без суда и следствия

На Руси справедливость и закон никогда не были синонимами. Поэтому не только в криминальных кругах, но и в массовом сознании люди чаще действуют не по закону, а по понятиям. А если вывести этот способ урегулирования споров из криминальной среды в нормальную — получим то, что на Западе практикуется уже давно — медиацию.

— С января этого года вступил в силу Федеральный закон №193 «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника». Полгода мы к нему привыкали, с ним знакомились, — рассказывает А.С. Яценко. — В Красноярске возможность применения процедур разрешения споров с участием независимого лица, посредника-медиатора, появилась в феврале 2011 года, когда в стенах ЮИ СФУ решением учёного совета был создан Центр медиации. Ещё до его открытия мы, благодаря грантовой поддержке краевого фонда науки, вели научно-исследовательскую работу в этом направлении, специалисты Центра правовых технологий и примирительных процедур (медиации) Уральской государственной юридической академии (медиаторы, имеющие международную аккредитацию) обучили преподавателей нашего института, квалифицированных юристов-практиков специальным техникам.

Идёт учёба медиаторов ЮИ СФУ — занятия проводят специалисты Центра правовых технологий и примирительных процедур  Уральской государственной юридической академии

Идёт учёба медиаторов ЮИ СФУ — занятия проводят специалисты Центра правовых технологий и примирительных процедур Уральской государственной юридической академии

Вне суда, через медиацию могут быть решены любые споры, возникшие из гражданских, семейных и трудовых правоотношений. Эта процедура основана на принципах добровольности, конфиденциальности, взаимоуважения и равноправия сторон.

— Есть «противопоказания» к медиации?

— Существует два ограничения: если спор касается интересов третьих лиц или публичных интересов — тогда процедура медиации не может быть применена. Хотя сейчас активно обсуждается вопрос о распространении этой процедуры и на урегулирование споров, вытекающих из публичных правоотношений.

— Какой установлен порядок обращений граждан в Центр медиации ЮИ СФУ?

— Достаточно позвонить по телефону 291-28-74, оставить свои координаты, и медиаторы назначат гражданам время встречи. Кроме того, мы непосредственно контактируем с Красноярским краевым судом. Восемь судей прошли в августе базовый курс медиации в нашем центре. И сейчас по закону суды должны разъяснять сторонам их право обращения к процедуре медиации.

Медиация — это способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения.
Медиатор — это посредник, который помогает сторонам достичь соглашения по урегулированию существующих между ними разногласий.
Медиативное соглашение — соглашение, достигнутое сторонами в результате применения процедуры медиации к спору или спорам, к отдельным разногласиям по спору и заключённое в письменной форме.

Сегодня мы чувствуем серьёзный «кредит доверия» к независимости нашего центра со стороны участников делового оборота. Это объясняется тем, что в настоящее время достаточно высок авторитет высшей школы в российском обществе.

— Почему именно опыт Уральской академии в ЮИ СФУ взяли за основу?

— Уральский центр медиации самый первый начал заниматься сугубо юридической медиацией для урегулирования споров, возникающих из правоотношений. Нам этот подход импонирует, хотя в научной литературе описано очень много моделей и подходов к медиации в зависимости от того, в какой сфере она применяется. В основном это пока зарубежный опыт. Помимо уральского, у нас в стране действуют ещё два центра: санкт-петербургский исповедует психологическую модель медиации, а москвичи пытаются совместить известные модели, основанные на психологической и юридической техниках. Сотрудники Уральского центра медиации ещё до принятия закона, в рамках эксперимента, на протяжении двух лет нарабатывали практику, которая была использована, в том числе и при разработке и принятии ФЗ-193.

Градус кипения — в угол примирения

В аудитории 1-05 стоят два стола для переговоров — большой и малый (это так называемый «угол примирения»), настенная доска, где медиатор маркером рисует «картинку конфликта», демонстрирует сторонам все «за» и «против». До начала общения медиаторов со сторонами посторонних просят удалиться.

— Так что же мешает людям договориться, не прибегая к помощи медиатора?

— Как считает доктор психологических наук, кандидат юридических наук Борис Иосифович ХАСАН, медиация эффективна только при наличии двух условий: когда переговоры необходимы и когда они невозможны, — говорит медиатор, старший преподаватель кафедры гражданского процесса ЮИ СФУ Ольга Михайловна РЕШЕТНИКОВА. — Переговоры необходимы — потому что лучшего варианта стороны не найдут, невозможны — потому что сами они разговаривать не могут. И тут медиатор благодаря владению специальными техниками помогает организовать конструктивный диалог, в котором люди так нуждаются.

— Ольга Михайловна, недавно вы были медиатором в первом споре такого рода. В чём суть конфликта, и насколько сложно было вести переговоры?

— Конфликт банальный: один сосед затопил квартиру другого и тем самым причинил материальный ущерб. Вопросы касались определения виновника затопления и размера возмещения. В конечном итоге, в рамках процедуры одна из сторон согласилась возместить ущерб, клиенты договорились между собой о размере ущерба и о порядке выплаты. Фактически сразу после подписания медиативного соглашения одна из сторон передала другой необходимую сумму под расписку. Так случилось, что в нашем присутствии произошло и подписание, и исполнение первого медиативного соглашения. Далее задача медиаторов заключалась только в том, чтобы разъяснить возможные правовые последствия, которые наступают в связи с этим.

— Интересно, и что же дальше?

— Поскольку клиенты пришли к нам по направлению суда Ленинского района, то они должны сообщить о факте заключения медиативного соглашения в суд, который рассматривает данное гражданское дело. Если у стороны (истца) нет основания и потребности продолжать рассмотрение дела, то оно будет завершено.

— А нельзя ли, минуя суд, всё узнать у медиатора?

— Медиаторы не вправе давать консультации по судебным процедурам и другим юридическим вопросам. Наша задача организовать переговоры, сделать их конструктивными, исключить эмоциональный фон или те вопросы, которые могут помешать в данном конкретном случае. Установлен определённый регламент и правила ведения переговоров: каждая сторона говорит от своего имени, имеет право быть выслушанной и говорить отведённое ей время, никто не вправе её перебивать. Каждая сторона ведёт себя корректно и уважительно по отношению к другой стороне. Медиатор должен следить, чтобы диалог не превратился в выяснение отношений. Если судья работает с позициями сторон, то медиатор — с интересами. После завершения переговоров, в случае благоприятного исхода, наша задача разъяснить смысл медиативного соглашения. В соответствии со ст. 12 Закона это гражданско-правовая сделка. Стороны договариваются о правах и обязанностях, которые устанавливают сами для себя.

— Предположим, клиент отдал деньги пострадавшей стороне, а наутро передумал и решил добиться отмены медиативного соглашения, ссылаясь на то, что его намеренно ввели в заблуждение?

— Поскольку состоялась сделка, то тут уже начинают работать правовые механизмы. И если одна сторона считает, что кто-то нарушил условия или выполнил их не должным образом (под действием обмана, заблуждения и проч.), то возможно вновь урегулировать разногласия посредством медиации или обратиться в суд.

— Сколько обращений граждан на сегодняшний день поступило в Центр медиации и какого характера?

— Практические медиации у нас осуществляются с середины сентября. Ещё и двух месяцев не прошло, а в работе уже порядка 50 дел. Большую часть составляют обращения сторон гражданского процесса, которым судья разъяснил возможность обращения к процедуре медиации. Они связаны с определением места жительства ребенка, когда родители разведены или не проживают вместе; есть дела о невозвращении долгов по договорам займа; земельные споры, касающиеся определения границ земельных участков; дела о правах на наследуемое имущество и т.д.

Когда молчание — не золото

— Ольга Михайловна, медиация — дело новое. Какие сложности в связи с этим вы испытываете?

— В нашем обществе нет культуры ведения переговоров. Её не прививают ни в школе, ни в вузах. Поэтому привести к продуктивному диалогу довольно сложно, и в этом смысле медиаторам приходится нелегко. Важно, чтобы стороны понимали, что договариваться лучше, чем идти в суд.

— Почему?

— Суд дело разрешает, как предписано законом. Он не может вынести решение иное, чем установлено нормой права. Государство в лице суда диктует сторонам модель поведения, и они должны ей следовать. А в рамках медиации им никто ничего не диктует — они сами вырабатывают оптимальные условия. Если говорить о формализованном судебном процессе, то он достаточно долгий, требует времени, финансов, нервного напряжения. Что касается медиации, то спор может быть урегулирован сторонами всего за несколько дней. Медиатор не изучает доказательства, и сторонам не нужно собирать материалы и предоставлять их. В рамках процедуры медиации стороны могут выйти за предмет своего спора и урегулировать связанные с ним вопросы или вопросы неправового характера. Например, одна из сторон негативно относится к другой, потому что на неё обижена. Ей важно, чтобы другая сторона извинилась, и в этом смысле принесение извинений может быть тоже условием выхода из конфликта. Кроме того, стороны, бывает, связаны не одним делом, а могут быть участниками различных правовых отношений, и этот спор может вытекать из других спорных ситуаций. Урегулировав один вопрос, люди могут договориться и по другим, которые для них важны. И в этом случае медиативное соглашение выгодно отличается от судебного мирового.

Если брать первое медиативное соглашение, заключённое в Центре медиации ЮИ СФУ 18 октября, то для принятия сторонами соглашения потребовалось всего две совместные встречи и по одной встрече с каждой из сторон.

Я должна отметить и то, что услуги Центра бесплатны для граждан — это ещё одно преимущество. Наша задача сейчас, чтобы институт медиации заработал в полную силу, чтобы о нём узнали граждане и юридические лица, которые часто сталкиваются со спорными вопросами; чтобы медиация органично вошла в нашу жизнь.

СПРАВКА
Центр медиации Юридического института СФУ создан в феврале 2011 г. с целью развития примирительных процедур на территории Сибирского федерального округа и их интеграции в правовую культуру. Кадровый потенциал: четырнадцать подготовленных медиаторов, из числа которых двое — доктора наук; пятеро – кандидаты юридических наук; тринадцать — преподаватели СФУ. Центр осуществляет научное сотрудничество в области медиации с крупными научными центрами России.
Вера КИРИЧЕНКО