Институт, не витающий в облаках

Событие, полгода назад ставшее сенсацией — к СФУ присоединяют Торгово-экономический институт, — сегодня обрело статус рабочего момента. Вышли соответствующие документы, назначены сроки слияния, проводятся совещания, прописывается будущая структура. Процесс этот долгий, и редакция начинает большой разговор о новом институте, путях его интеграции в СФУ, его людях и особенностях.

У нас в гостях — ректор КГТЭИ Ю.Л. АЛЕКСАНДРОВ

— Юрий Леонидович, помню ваше выступление на учёном совете СФУ, когда мы первый раз услышали об объединении наших вузов. Ведь это было инициативой именно вашего института, а не просто — решением сверху?

— Это было совместное решение, продиктованное существенным сокращением контрольных цифр приёма в последние годы. Скажем, в прошлом году план набора на бюджет в КГТЭИ был «аж» 130 человек. Мы ведь прежде всего экономический вуз, а, как известно, один из мифов — что у нас экономистов девать некуда… Но каких экономистов — вот вопрос.

Тем не менее, тенденция такова: за три года нам срезали план набора на 40%. По контингенту мы сужаемся.

— Но у вас платников половина — это же счастье для вуза.

— Иметь в качестве основного контингента внебюджетников — это не выход, мы государственный вуз. А последние нововведения, когда образование решено переводить на подушевое финансирование, расставили все точки над i. Если не ошибаюсь, самая маленькая стоимость обучения экономиста-первокурсника будет в пределах 94 тысяч. Сколько ребят за такую цену смогут учиться платно?

— А отрасль-то развивается стремительно.

— Это да, как ни крути — вся экономика, и наша, и мировая, строится на торговле. Ну что мы производим? Я тут недавно смот­рел статистику: ежегодный прирост импорта в Россию — 30%, а ежегодный прирост объёма собственного производства — 4% (А.Г. Аганибекян «Не готовы власти..» // М.: Компания, № 9, 2012 г.). Это какая у нас экономика получается?

— Хотя совет института единогласно проголосовал за объединение с СФУ, понятно, что любые перемены встречаются настороженно. Сейчас, когда процедура объединения запущена, похоже, в коллективе института начались «страхи» — утратить свои преимущества, свою уникальность и прочее.

— Конечно, есть опасения. Студенты на лекциях меня спрашивают: а где мы будем заниматься? У преподавателей те же самые вопросы: сохранится ли нагрузка, куда на работу надо будет ездить? То есть это чисто житейские волнения. Но мы понимаем и преимущества. Например, та же материально-техническая база. Как бы мы щёки ни надували — мы маленький вуз. А у вас —колоссальная библиотека, Центр коллективного пользования, насыщенный самым современным оборудованием.

— У вас есть потребность в этих приборах?

— А как же! Например, идёт работа над докторской диссертацией по исследованию материалов для школьной мебели. Чем дышит ребёнок, когда сидит за этим столом? У нас нет оборудования, чтобы провести все необходимые эксперименты, изучить фон.

Второе — спортивные площадки, которые есть и, главное, будут у СФУ. Да, у нас три спортивных зала, они неплохие, но у вас-то!..

Другая сторона — мобильность. Можно много о ней говорить — а кому на это дадут деньги? Нашему маленькому вузу или федеральному? Я бы, кстати, считал, что мобильность сначала надо развить внутри России.

КГТЭИ сотрудничает с Художественным институтом — и в коридорах, аудиториях вуза действует постоянно обновляемая «картинная галерея»

КГТЭИ сотрудничает с Художественным институтом — и в коридорах, аудиториях вуза действует постоянно обновляемая «картинная галерея»

— А сейчас как у вас с мобиль­ностью?

— Сложно. Я же не отправлю студента за его счёт. Когда были финансовые возможности, мы старались посылать ребят учиться. С Санкт-Петербургским торгово-экономическим университетом у нас тесные связи, есть база в Москве — Российский торгово-экономический институт. Но самый большой деловой контакт — с Сибирским университетом потребительской кооперации (Новосибирск). Это негосударственный вуз, но с хорошей историей.

— А зарубежные связи?

— Из ближнего зарубежья наиболее плотные — с Донецким национальным университетом экономики и торговли (Украина). Недавно мы проводили конференцию по коммерции, так там было 18 публикаций из Донецка. Мобильность с этого начинается.

Хорошие связи с Харбинским университетом коммерции и с городом Дацин. Это «небольшой» по китайским меркам — 3 млн жителей — город, и мы отправляли туда на практику студентов факультета технологии общественного питания. Причём мы оплачивали только визу, а дорогу туда-обратно, проживание, питание, зарплату — всё они.

Есть интерес у китайцев к российскому бизнесу, причём у меня складывается впечатление, что они не только здесь хотят что-то делать, но и приветствуют, чтобы мы там открывали предприятия. Считаю, нам надо эти связи развивать. Знаете такую шутку: оптимист изучает английский, пессимист китайский, а реалист — автомат Калашникова.

— А вы пессимист?

— Ну, автомат Калашникова я хорошо знаю. Но в этом контексте я пессимист. Западу мы особенно не нужны, по крайней мере, им Европейской России хватит, Америка тоже далековато, а Китай под боком.

— Вернёмся к нашему объединению. В СФУ структурная перестройка проходила в том числе по линии укрупнения кафедр, объединения дублирующих структур, и это было болезненно. У вас уже идут эти процессы?

— Мы ещё в декабре приняли решение о создании из нынешних 18 кафедр — 11. Это не столько укрупнение, сколько слияние цепочек.

Давно была идея: объединить перечень дисциплин на кафедре таким образом, чтобы максимально сопровождать студента с 1 по 4 курс, в соответствии с новыми федеральными образовательными стандартами. Потому что главная задача — подготовка специалиста. Если он не будет подготовлен на уровне или не будет востребован, то как бы мы ни назывались — институт, университет или федеральный университет — перспективы будут плачевные.

— Ваш институт не может пожаловаться на отсутствие интереса у абитуриентов, его многие выбирают.

— Это естественно, ведь отрасль развивается. Есть возможность трудоустроиться, куда ты хочешь. И мы, конечно, работаем, чтобы ребята ходили по земле, а не витали в облаках. Мы всегда говорим: когда вы придёте на работу, целовать вас никто не будет, а кусать будут, да ещё и с прищуром: ах, ты с высшим образованием!

— Ничего себе психологический тренинг для студентов!

— Так ведь никто их не ждёт, и это они должны понимать. Ждут специалиста. Я говорю даже более крамольное: ребята, вы — товар.

— Специфические у вас метафоры.

— А мы все — товар, и вы, и я. Да, продавать себя можно по-разному, но чем больший вы профессионал, тем дороже стоите.

— Научные темы вашего института выгодно отличаются приближенностью к насущным проблемам. В том числе — в студенческой науке. Целых 14 студенческих инновационных проектов участвовали в конкурсе «Социально-экономическое развитие территорий Красноярского края-2011». Например, полностью разработан бизнес-план создания завода по производству натуральных соков и морсов. Что с этим проектом?

— Я был рад этому конкурсу. Мы таким образом подтягиваем интерес ребят к решению тех проблем, которые есть в территориях — в том числе там, откуда многие из них приехали. И студенты откликнулись. Конкурс ведь «Малая родина» назывался. Те же соки… Да, вся документация готова, но пока она лежит у заказчика. Это российская проблема. Мне вспомнилось выражение Менделеева, который говорил: зачем сжигать нефть, вы лучше сразу топите ассигнациями. Он был прав. И мы как топили, так и топим.

По сокам то же самое. Есть исследования по традиционному растительному сырью. Содержание пектина в наших местных яблочках больше, чем в завозных. А что такое пектин? Это мощнейший антиоксидант, он выводит радионуклиды и т.д. Плюс помимо соков можно ведь делать мармелад без использования желеобразующего вещества, что-то ещё. Цепочка тянется. Сельское хозяйство, производство, торговлю можно на этом поднимать. А самое главное — здоровье нации, которое всё падает и падает…

Но в развитие никто не вкладывает. Ещё 3 года назад самая высокая доля иностранных инвестиций в российскую экономику шла по сфере услуг. Почему? А потому, что это быстрый возврат денег. И нам нравятся — «Ашаны», «Рамсторы». Потребителю ведь всё равно, у кого покупать, а тут ещё и мировой бренд… Но деньги-то опять уходят не в наш карман. Это то же, что топить ассигнациями.

— У института очень широкая сфера для практик — это комбинаты питания, магазины, санатории, вся сфера услуг. А как специальности, получаемые студентами, используются в самом вузе? Например, в работе столовых?

— В столовых проходят практику преимущественно те, кто изучает технологию организации общественного питания, экономику торгового предприятия. У нас не просто столовая (кстати, мы занимаем первое место среди вузов города по организации питания), это учебно-производственный комбинат. Я всегда говорю: чтобы стать хорошим руководителем, вы должны знать все ступеньки в этом деле, даже то, как в комбинатах питания моют посуду. Или говоришь студентам: чтобы только помыть яйцо — нужно четыре ванны, — они удивляются. А по технологии должно быть так.

— Неужели это где-то выполняется?

— У нас — да. Потому что если мы не научим их здесь — на производстве их уже никто этому не научит.

— У вас в институте, как и в СФУ, составляется рейтинг преподавателей и по его результатам назначаются стимулирующие доплаты. Как организована эта система?

— Существующее положение о стимулировании мы корректируем два раза в год, поскольку по мере необходимости вносим различные оценочные коэффициенты, которые позволяют выделить то или иное направление. Надо нам было акцентировать защиты — мы за это больше баллов давали, в другой раз — за учебно-методические работы и т.д. Это решает учёный совет. И каждые полгода ППС и сотрудники заполняют оценочные листы, им выставляют баллы, и фонд материального стимулирования делится на общее количество баллов. Получается стоимость балла. В последний раз балл стоил 1460 руб. Самое большое количество баллов — 62. К тому же первым 35-ти в списке в этом году мы дали ещё по ноутбуку.

— Все получают стимулирующую надбавку?

— У нас — все. Заработал балл — получи свои полторы тысячи, не только ППС, но и АУП, и учебно-вспомогательный персонал.

— Тогда наша система вас разочарует.

— Да, я знаю ваши условия — есть определённый порог, и если ты набрал ниже, то не получаешь ничего. Считаю такой подход неверным. Как можно отсечь? Это твои успехи. Но, конечно, мы со своим уставом не полезем…

— СФУ территориально разделён на площадки, и их у нас четыре. Близость Торгово-экономического и Юридического институтов подсказывает закономерное решение: создать 5-ю образовательную площадку СФУ. Или вы хотите автономию сохранять?

— В какой-то степени желательно сохранять. Автономию по нашим направлениям подготовки, по использованию заработанных средств. А площадку я вижу скорее как организационно-техническую.

Что касается объединения юристов с экономистами — была такая практика в истории российского имперского образования. Первый вуз в России, который давал высшее коммерческое образование, — это Рижский политехнический институт. И там в перечень учебного плана входила масса интересных вещей, в том числе торговое право, вексельное право, морское право.

— А в торговле-то право надо хорошо знать. В институте же его преподают?

— Это предусмотрено образовательными стандартами. Но в дореволюционной России специалисту по коммерции ещё 4 языка надо было знать. Неплохо, да? Россия ведь была в первой пятёрке наиболее бурно развивающихся стран, контактов множество, и коммерсанты, купцы — языки знали.

Мы тоже одно время даже китайский вводили, приглашали носителей языка. Причём для ребят это было бесплатно, и первое время на курсы ходило по 300 человек. Но ведь это не мёд — изучать китайский, потом всё меньше и меньше людей собиралось.

— Последний вопрос — об обеспеченности общежитиями. У вас ведь с этим нет проблем?

— У нас два общежития, правда, одно на правом берегу, зато другое — буквально в двух шагах от института. При зачислении на места в общежитии есть небольшая очередь, но в течение сентября она рассасывается. Ведь существуют определённые требования к проживанию, не всем это нравится. Хотя число приезжих в последние годы растёт — в прошлом году их было 62% от числа зачисленных первокурсников.

Валентина ЕФАНОВА
Средняя оценка: 4.2 (проголосовало: 43)