Время сверить ориентиры

Для выездного заседания Совета Учебно-методического объединения вузов РФ по образованию в области горного дела был выбран СФУ, что ответственно и почётно. По времени событие совпало с проведением в Красноярске горно-геологического форума МИНГЕО Сибирь-2012. И там и здесь обсуждалось одно: развитие крупнейшей минерально-сырьевой провинции мира, которая в ближайшее время должна стать плацдармом для мощного рывка российской экономики. Уже ясен маршрут: судя по всему, новая экспансия сместит центры развития горного дела и, соответственно, высшего горного образования — в Сибирь и на Дальний Восток.

— Для нашего института данное событие федерального уровня весьма престижно, — говорит директор ИГДГиГ Владимир МАКАРОВ. — Выбор СФУ для проведения выездного заседания Совета УМО-Горное не случаен, поскольку основными рассматриваемыми вопросами были организация подготовки горных инженеров в федеральных государственных университетах РФ и реализация программ практики горных инженеров на основе федеральных государственных образовательных стандартов. Самый большой — 5-летний — опыт строительства федеральных университетов у нас. С огромным интересом с нашим опытом познакомились горняки из Северо-Восточного и Дальневосточного федеральных университетов. Мы, в свою очередь, познакомились с состоянием дел у них. Сверили наши ориентиры.

У необходимости смещения горно-геологического образования к востоку от Урала есть вполне конкретные предпосылки: реализация здесь всех намеченных в ближайшие 5-10 лет горнодобывающих проектов потребует дополнительно (сверх восполнения ИТР, выходящих на пенсию) 1,5-3 тыс. горных инженеров. К сожалению, мы, горное образовательное сообщество, в сложившихся условиях не сможем обеспечить и половины прироста грядущей кадровой потребности, особенно на фоне падения престижа горно-геологических специальностей.

— Даже притом, что идёт глубокое реформирование высшего профессионального образования?

— Реформы путём интеграции и создания крупных образовательных площадок — это модно, но не всегда продуктивно. К примеру, в СФУ 19 институтов, 36500 студентов, крупнейший университет в России по числу бюджетного приёма, 2300 человек профессорско-преподавательского состава... Даже получив определённый синергетический эффект, нашей системе горного образования в таком многопрофильном вузе развиваться непросто, может легко «затеряться» нужная специальность. Так, волей случая, одна из горных специальностей — обогащение полезных ископаемых — попала в ИЦМиМ. «Своя» общая геология появилась в ИНиГ. И хотя методически и организационно мы взаимодействуем, такой разрыв в горно-геологической образовательной области не позитивен. Нужно бы сделать один институт, например «Институт геологии, горного и нефтегазового дела», вот тогда всё будет интегрировано вокруг наук о Земле.

На фото П. САМОРОДСКОГО: дискуссия между проректором Московского горного университета В.Л. Петровым и Д.А. Будаевым, начальником отдела по работе с персоналом ЗАО УК «Петропавловск» (Благовещенск)

На фото П. САМОРОДСКОГО: дискуссия между проректором Московского горного университета В.Л. Петровым и Д.А. Будаевым, начальником отдела по работе с персоналом ЗАО УК «Петропавловск» (Благовещенск)

А между тем проблемы повторяются: сейчас стартуют реформы в Дальневосточном федеральном университете, где за основу взята организационная модель Кембриджского университета — формирование школ. И опять разрыв наук о Земле: геология ушла в естественные науки, горное дело — в инженерную школу, нефтегазовое — ещё куда-то… Предмет познания и изучения должен определять логику образовательного процесса, разрыв ни к чему хорошему не приведёт.

У себя в институте мы пытаемся максимально поощрять интеграционные процессы, идём по пути создания научных сервисных центров, неформальных творческих лабораторий. Например, созданное на кафед­ре открытых горных работ «Горное бюро» интегрирует и консолидирует преподавателей всех горно-геологических дисциплин и генерирует междисциплинарные исследования.

Вокруг него объединяются геологи, маркшейдеры, горняки, механики, для которых участие в процессах проектирования горных работ выливается в высоконаучные прикладные разработки, написание кандидатских и докторских диссертаций.

— УМО чем может помочь?

— Во-первых, это общественное методическое объединение позволяет координировать деятельность всех вузов в области горного дела, прикладной геологии, подземных строительных и др. специальностей. И на самом деле решает очень важные вопросы, начиная с разработки проектов федеральных образовательных стандартов до корректировки учебных планов, от формирования плана выпуска учебно-методической литературы до рецензирования рукописей учебников и учебных пособий, подготовленных к изданию с присвоением грифа УМО, а он высоко ценится в профессиональной среде.

Есть, конечно, попытки принизить статус УМО, но мы на это не идём, потому что разобщённое горное сообщество не сможет решить проблемы, связанные с организацией эффективного учебного процесса. Яркий тому пример: именно УМО отстояло для нас специалитет, разработав образовательный стандарт для горного инженера с сохранением специальности. Наш горняк — это не бакалавр через 4 года обучения, с которым производственник не знал бы, что делать, а практически магистр, отучившийся 5,5 лет, умеющий вести горные проекты и управлять ими. Показательно, например, что в Красноярске к нашему УМО-Горное «прибился» Сибирский институт пожарной безопасности из г. Железногорска (филиал Санкт-Петербургского института МЧС). Они начинают подготовку горноспасателей и, очевидно, без методической помощи и связей, реализуемых через УМО, организационный путь пройти достаточно сложно.

— По словам Вадима ПЕТРОВА, проректора Московского горного университета, секретаря УМО и координатора совещания, заседание было конструктивным и во всех отношениях полезным…

— Вместе с представителями Московского, Тульского, Уральского, Забайкальского, Иркутского, Кузбасского университетов, Дальневосточного и Северо-Восточного федеральных университетов, горных компаний — РУСАЛ, Норникель, СУЭК, Петропавловск, Сибцветметниипроект и др., мы, помимо прочего, провели круглый стол по проблемам горно-геологического образования. Получили очень важный для нас срез мнений о подготовке современного горного инженера. Интересно было услышать ответ производственников на предложение — «назвать три позиции, которые бы они хотели усилить в подготовке горных инженеров». Вот они: 1) усилить практическую подготовку, увеличив сроки производственных практик до 8 недель в год; 2) обеспечить более высокую подготовку по иностранному языку; 3) воспитывать специалистов, готовых брать на себя ответственность и не бояться её. Как видите, есть предмет для размышления и корректировки образовательных программ и графиков учебного процесса.

Любовь ГАБЕРБУШ