Накипело, и не только у министра

«Я рад, что разговор у нас откровенный», — говорил практически каждый участник рабочего совещания по проблемам подготовки кадров для автотранспортной отрасли, которое состоялось в СФУ как раз накануне профессионального праздника — Дня автомобилиста. Но после изъявления этой радости в адрес «героя дня» — факультета транспорта Политехнического института СФУ — звучали характеристики настолько нелицеприятные, что заседание очень быстро «перестало быть томным».

Жёсткий тон обсуждения задал министр транспорта Красноярского края Сергей ЕРЁМИН, сам в прошлом — выпускник института, впрочем, как и большинство присутствующих. Именно поэтому во многих выступлениях, кроме справедливой критики, звучала и настоящая боль за родной факультет. Что в свою очередь даёт основание думать: состоявшаяся встреча, может быть, станет судьбоносной для автотранспортного направления СФУ; им займутся плотно и хорошо бы — в соответствии со сделанными заявлениями.

«У нас есть руководители предприятий, которым надо в рот смотреть и запоминать каждое их слово и действие»

Как справедливо отметил С. Ерёмин, транспортный комплекс — отнюдь не второй эшелон экономики. Наоборот, транспорт — одна из ключевых отраслей, которые тащат на себе остальные. И в крае есть серьёзнейшие компании, у которых надо учиться развитию транспорта на современном уровне. Это и дилерские сети, где представлена вся линейка автомобильной продукции отечественного и мирового производства. Это и перевозчики, грузовые и пассажирские. Это и сеть ремонтных комплексов суперкласса. Их руководители (кстати, почти все они присутствовали на совещании) — настоящая элита отрасли. Они работают именно на будущее, а не только ради собственной выгоды. И студенты должны пропадать на таких предприятиях (как «Автоколонна 1967», «Медведь-холдинг» и др.), чтобы стать нормальными специалистами.

Например, учащиеся автотранспортного техникума действуют именно так: круглый год они практикуются в автоколоннах и автосервисах, а потом, приходя на занятия, могут и поспорить с преподавателями, доказывая современное положение дел. В результате и преподаватели вынуждены идти на предприятия, чтобы постоянно быть на уровне реального производства.

Вузы же предельно оторваны от практики нынешнего дня. Получается, мы имеем дело с автомобилями самых последних моделей и технологиями чуть ли не будущего, а учим — на позавчерашнем опыте.

«Готов взять на работу 8 ваших преподавателей»

О том, почему студенты не днюют на предприятиях, не окунаются в дело с головой и глаза у них не горят, — речь ниже. Первый шаг — втянуть в производственный процесс самих наставников. Как их замотивировать, если: а) 70% преподавателей — старше 60 лет; б) доцент получает 15 тысяч, ассистент и того меньше, а за такие деньги никто не хочет напрягаться?

В ходе разговора родилось радикальное предложение. Практически все представители бизнеса выразили готовность взять к себе на работу преподавателей — «да хоть 5, 8, 10 человек!». Пусть пользуются технологической базой, пусть экспериментируют, пусть «считывают» потребности производства и трансформируют в учебные программы. Был бы результат!

Здесь выяснилась интереснейшая вещь. Оказывается, у бизнеса есть свои обучающие классы, оснащённые гораздо технологичнее вузовских. Есть свои тренеры. Набираются группы, где обучаемых одевают, кормят и даже платят им стипендию. Учебный процесс проходит прямо на предприятии. И тем не менее — всего этого недостаточно… Катастрофа именно с кадрами руководящего звена. Нет грамотных специалистов по эксплуатации, нет директоров муниципальных предприятий. Всё же квалификацию такого уровня способен дать только вуз.

В чьей компетенции сформулировать компетенцию?

— Мы у вас денег не просим, мы федеральный вуз. Вы сформулируйте заказ — какие вам нужны кадры? Мы готовы менять учебные планы и обучать вам специалистов на средства федерального бюджета.

— Нет уж, мы сами готовы платить за подготовку нужного нам специалиста. Ещё и премию дадим институту, если выпускник нам подходит — развивайтесь! Только давайте контракт заключим.

Этот диалог между первым проректором СФУ и руководителем одной из производственно-коммерческих фирм Красноярска весьма показателен. Вузы поняли: заказ на специалиста может сформулировать только рынок. Вот и просят работодателей: составьте список необходимых выпускнику компетенций, а мы уж под них создадим обучающую программу, выучим штучно, под ваши требования.

Но никакого конкретного задания от работодателей не поступает. Не умеют, не понимают, да и некогда бизнесу в это вникать. Проще провести кастинг, выбрать наиболее способного, при необходимости — срочно доучить. Так что иллюзию, что работодатели выдадут высшей школе техническое задание, надо оставить. Сами «вытаскивайте», господа учёные.

До сих пор преподаватели были к этому морально не готовы. На совещании прямым текстом прозвучало: образовательных стандартов нет на уровне Федерации; без этого нет понимания — кого готовить, как готовить, какой глубины, под какие требования. Но сформулировать федеральный стандарт снизу — это нам не под силу.

Придётся напомнить самим себе: мы ведь на то и федеральный университет, чтобы создавать и предлагать государственные стандарты. И уж коль скоро отрасль настолько открыта для сотрудничества, что готова даже брать людей на работу и платить им вторую зарплату, — действуйте!

«Рынку нужны не просто специалисты, а волки»

Кстати, одна из «компетенций» на совещании была-таки сформулирована, и опять же — министром: «Мы находимся в жесточайшем рынке. Частные компании вам скажут, какие им нужны специалисты. Им нужны волки, которые видят на 10 лет вперёд! Даже если мы ориентируемся на сегодняшний день — это уже не специалист…».

Другое слабое место у выпускников: мотивация. Было время, когда мальчишки автотранспортную специальность вместе с правами получали в учебно-производственных комбинатах. Там же они и заболевали автоделом на всю жизнь. Чтобы эту болезнь профессией привить нынешним студентам — нужно, видимо, возрождать профильные классы.

Директор Политехнического института Е.А. БОЙКО тут же назвал «цену вопроса» — полтора миллиона рублей стоит профильный класс. Зато тогда уже не будет такого отсева по специальности, когда до выпуска доходит 50% поступивших.

А в самом вузе должны быть и базовые кафедры, и выездные обучающие занятия, и постоянная связь с производством. На собеседовании выпускника всегда спрашивают, где он проходил практику. «И ладно, если он поработал у дилера, — говорит руководитель группы компаний «Крепость» А.С. КАНГУН. — Там он хотя бы увидит сис­тему, которая есть, технологии новые. Но он проходил практику в гараже, ему просто поставили галочку где-то по месту работы папы. А ведь вы можете посылать студентов именно к нам, использовать нашу базу. Мы вас об этом постоянно просим: дайте нам людей!».

Да, когда параллельно с теорией студент пройдёт весь автотранспортный путь, от мойки и ремонта до логистики и строительства, тогда он спокойно вольётся в эту сферу. А предприятия будут носить такого специалиста на руках.

И вновь хочется процитировать министра: транспортники — люди конкретные, аморфными словами их уже не успокоить. По результатам совещания создана рабочая группа, которая, будем надеяться, найдёт возможность реализовать предложенные решения, вполне внятные. И тогда через пару лет в отрасль придут современные, грамотные, перспективные специалисты. Волки.

Соб. инф.
Средняя оценка: 3.7 (проголосовало: 7)