Придёт ли рынок в геологическую отрасль?

Побывав пару лет назад на V съезде геологов России, директор ИГДГиГ Владимир МАКАРОВ на VII-й съезд, который прошёл в Москве 24-26 октября этого года, приехал уже с определённым опытом впечатлений. И убедился: проблем не стало меньше, отрасль находится в стадии перманентного реформирования.

— Больше того: съезд проводился после крупных кадровых перемен, — рассказывает Владимир Александрович. — Новым руководителем министерства природных ресурсов и экологии РФ стал Сергей ДОНСКОЙ, а руководителем агентства «Роснедра» — Александр ПОПОВ.

Конечно, в отрасли связывают с этим надежды на новый этап развития. Но не только с этим, а и с решением накопившихся проблем, которые были подняты на съезде и проанализированы. Спектр их очень большой, но они все концентрируются вокруг главной стратегической задачи — развития и воспроизводства минерально-сырьевой базы России. А это в первую очередь зависит от характера взаимоотношений между крупным монопольным, средним и малым, так называемым юниорным, геологическим бизнесом. Важным фактором является то, что отрасль прошла определённую стадию реформ: часть геологоразведочных предприятий акционировалась, государственные предприятия объединены в корпорацию «Росгеология», которой сейчас, как сказал заместитель министра, «мы определяем достойное место». То есть пока для большей части геологической общественности не понятна роль «Росгеологии» в выполнении государственных заказов. Во всяком случае, неизбежны сомнения: если бюджетное финансирование оказывается в одной «кормящей руке», придёт ли рынок в геологическую отрасль?

За рубежом, в странах — лидерах в горной индустрии, совсем другой сценарий развития геологического бизнеса. Государство занимается только региональными проектами, то есть изучает геологию определённых территорий, выявляя какие-то перспективные области. А уже в детальные поиски, разведку месторождений собственные деньги вкладывают юниорные геологоразведочные предприятия, давая старт проектам, которые затем подхватываются так называемыми стратегами — крупными горными компаниями. Весь мир, где более-менее либеральное горное законодательство, идёт таким путём.

Поэтому первое, о чём говорили все выступающие, и я в том числе: нужна стратегия рационального недропользования и воспроизводства минерально-сырьевой базы.

Своя стратегия должна быть и в области подготовки кадров. Многие наши крупные известные предприятия («Полюс», «Норильский никель», СУЭК, АЛРОСА) и вновь появляющиеся серьёзные игроки («Русская платина», Кингашская и Байкальская горно-рудные компании) имеют свои проекты освоения ресурсов Сибири и Дальнего Востока. Но практически никто не задумывается: кто будет исполнять эти проекты завтра?

Обсуждая кадровую проблему геологической отрасли с коллегами из Томского технического университета, Российского геолого-разведочного института, других геологических образовательных учреждений, с представителями бизнеса, все пришли к выводу, что надо поднимать престиж профессии в масштабах России. Активизировать работу в средствах массовой информации, снимать нормальные художественные фильмы про геологов-романтиков. Кстати, нам показали отрывки из нового художественного фильма по роману Олега КУВАЕВА «Территория» — как раз то, что надо. Качественные съёмки, реальные геологические места и реальная работа. А в главной роли известный актёр Егор БЕРОЕВ. И песни Олега МИТЯЕВА.

Поднимался вопрос и о первооткрывателях месторождений — что они получают? Порой выдаваемой госпремии только и хватает сходить с коллективом в ресторан... То есть несравнимо меньше, чем получают от разработки месторождений владельцы компаний. А ведь геологи, работая за достаточно скромную зарплату, очень многие открытия совершают буквально на «кончике пера» — благодаря своим знаниям, опыту, профессионализму. Это большой интеллектуальный труд, который должен оцениваться адекватно. В Казахстане, например, первооткрывателей месторождений награждают, как олимпийцев, золотыми медалями. Согласитесь, неплохой моральный стимул!

Разумеется, наша делегация на состоявшихся круглых столах, кроме проблем геологического образования, говорила о проблемах региона. Отметили, что в Красноярском крае два перспективных поля деятельности для среднего и малого бизнеса. Лес и недра. Чтобы развивать здесь малый горно-геологический бизнес, нужно ускорить процедуру получения лицензий, упростив существующие регламенты. Предложили схему отслеживания в Интернете прохождения поданной на лицензию заявки, чтобы видеть, на какой процедуре, в каком кабинете она «зависла». С нами согласились: нынешний механизм лицензирования недр является тормозом развития недропользования.

На выставке

На выставке

Обсуждалось много актуального. Необходимость разработки нового Горного кодекса, который бы учёл современные реалии в недропользовании. Лично я с интересом слушал информацию об уникальной технологии получения редкого и дорогостоящего металла рения из... вулканического газа.

Академик КОНТОРОВИЧ в очень эмоциональном докладе заострил внимание на проблеме углеводородного сырья: учитывая темпы
добычи, запасов месторождений с хорошей отдачей нефти хватит максимум на 10 лет.

Видимо, не случайно большинство сообщений сводились к нефтяной тематике. Это, конечно, отражение объективной реальности — бюджет-то наполняем за счёт нефтяных проектов. При этом большие надежды связаны с северным шельфом, несмотря на то, что вложения предстоят колоссальные. Только поисковая скважина на шельфе будет стоить 320 млн долларов — чтобы было стопроцентное попадание в нефть, нужна мощная геологическая и геофизическая подготовка площадей. Но ожидания оправдаются, если будет открыто крупное месторождение.

Впрочем, и сомнений прозвучало много: может быть не Арктику осваивать, а повышать нефтеотдачу? То есть заняться разработками новых технологий. Ведь не секрет, что качаем 30-40 процентов нефти, остальное остаётся в недрах...
Чего ждёт после съезда геологическая общественность? Действий. Ведь, по большому счёту, речь идёт о стратегических интересах России.

Любовь ГАБЕРБУШ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 6)