Мужская и женская наука

Международный женский день в Красноярске — это россыпи тюльпанов на капотах машин, в одночасье опустевшие полки парфюмерных отделов, искромётные взгляды из-под шапок и капюшонов и отчаянная жажда весны в сердце, несмотря на холод и снег. А ещё повод задуматься, на что способны милые виновницы торжества кроме традиционного набора «кухня-дети-семейный быт». «Научное кафе», посвящённое роли женщин-исследовательниц в науке, доказало: способны на многое.

16.00 на циферблате. Звуковая аппаратура установлена, пакетики разносортного чая «Greenfield» разложены в высокие фаянсовые кружки. Кафе «Барселона» встречает первых гостей. Представители Совета молодых учёных СФУ вручают девушкам хрусткие прозрачные свёртки с цветами — светло-розовыми и жёлтыми, как солнце.

Первый докладчик — кандидат физ.-мат. наук, председатель Совета молодых учёных и специалистов при Губернаторе Красноярского края Светлана Николаевна СОФРОНОВА — рассказывает о том, как сделала выбор в пользу точных наук и поступила в КГУ: «Любила математику, физику в школе, а когда пришло время определиться с вузом, решила учиться здесь — очень хорошее впечатление произвёл корпус физфака, преподаватели оказались просто замечательные».

Светлана делится информацией о своей научной деятельности (она занимается физикой конденсированного состояния вещества). Восхищается коллегой и предшественницей в профессии Ириной Самсоновной ЭДЕЛЬМАН, доктором физ.-мат. наук, главным научным сотрудником Института физики СО РАН, обучавшейся в аспирантуре у самого Леонида Васильевича КИРЕНСКОГО. В докладе доверительно звучит мысль о том, как трудно бывает совмещать научные достижения и личное человеческое счастье — на семью порой не хватает времени. Проблема гендерной обусловленности науки выходит из тени в стенах «Научного кафе» и обсуждается открыто. В конце концов, кто сказал, что выбор между рождением детей и рождением научного открытия, способного прославить исследовательницу в научном сообществе, — это просто?

Доктор филологических наук, профессор кафедры лингвистики и межкультурной коммуникации ИФиЯК СФУ Оксана Валериевна МАГИРОВСКАЯ делится открытиями в области самой живой и переменчивой субстанции — языка. Слушатели замирают, пытаясь осмыслить, как привычная и обыденная для каждого из нас устная речь может дать материал для исследования, стать его объектом; как мы ежедневно и «между делом» произносим пословицы и поговорки, репрезентирующие менталитет целого народа. «Русская поговорка «У семи нянек дитя без глаза» и английская «Too many cooks spoil the broth» (досл. «Слишком много поваров — прощай похлёбка») свидетельствуют о похожем «неудовлетворительном» результате действия, но они вовсе не тождественны, — объясняет Оксана Валериевна с улыбкой. — Ментальность у разных народов разная: у англичан несколько поваров готовили, вносили свою лепту (кто соль, кто пряности) в блюдо, вот и перестарались. В русском варианте отражена привычка положиться на другого: при наличии семи взрослых ребёнок был предоставлен самому себе!».

Выступление Оксаны Валериевны рождает массу вопросов: представителям естественно-научного направления не терпится узнать, каким образом филологи проводят… эксперименты. Действительно, язык, благодаря которому мы общаемся, — не вещество, пребывающее в различных агрегатных состояниях. «Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать», как сказал бы поэт. Ответы порождают новые вопросы, комментарии сплетаются в громкую дискуссию, но тонкий лёд взаимной настороженности между «гуманитариями» и «технарями», кажется, удаётся сломать. Оксану Валериевну провожают искренними аплодисментами. «Теперь ясно, почему говорят «Жалеет — значит, любит», — резюмирует девичий голос справа от меня, — менталитет такой… жалостливый».

У аспиранта базовой кафедры биотехнологии ИФБиБТ СФУ Анны Алексеевны ШУМИЛОВОЙ тоже есть что сказать по поводу жалости — жалости к девушкам, выбравшим науку. «Наука — дело нелёгкое. Часто сталкиваешься с полунедоумевающими, полусмеющимися взглядами: зачем ей это нужно? Зачем она тратит своё время на работу в лаборатории? Я к этому отношусь спокойно: люди, которые задают подобные вопросы, просто не знают, какую радость испытываешь, получая результат. Совместные разработки учёных и медиков рано или поздно приведут к повсеместному применению более совершенных биорас­творимых материалов для хирургии и протезирования. Это вклад в будущее каждого из нас — молодого или зрелого. Я горжусь, что работаю в сфере биотехнологических исследований под руководством доктора медицинских наук Екатерины Игоревны ШИШАЦКОЙ, разработавшей совместно с коллегами из Института биофизики СО РАН полимер биопластотан. У меня быстрый темп жизни — занимаюсь наукой, курирую вопросы, связанные с деятельностью малого предприятия, играю в женский волейбол. Мой мир очень яркий — некогда скучать».

Анне достаётся самый, пожалуй, трудный вопрос из зала: каким образом рутинная исследовательская работа даёт почву открытию, как открытие перестаёт быть достоянием учёного и «уходит в мир»? Каким образом исследователь понимает, что открытый им полимер может использоваться в медицине или, например, дать начало биоразлагаемой экологической упаковочной таре? «Одно знаем точно — не бывает науки ради науки, а открытий — исключительно ради удовлетворения научного интереса отдельно взятого учёного. Хотим мы этого или нет, открытия, изобретения уходят в жизнь, — помогает коллеге Светлана СОФРОНОВА. — Иногда сразу, иногда — через много лет и даже через столетия. Так было предречено существование планеты Уран Уильямом ГЕРШЕЛЕМ, а Персиваль ЛОУЭЛЛ предсказал положение Плутона в Солнечной системе».

Итог заседания приглашённые исследовательницы и гости, среди которых было немало мужчин — студентов и молодых преподавателей СФУ — подвели сообща, вооружившись сразу несколькими микрофонами. «Нет науки «мужской» и «женской», наука — это поле, где современные исследователи играют на равных, независимо от гендерной принадлежности. Женщине несколько сложнее выстроить карьеру учёного: приходится делать выбор между семьёй, материнством и погружением в избранную научную проблему. Зато открытия и изобретения прекрасного пола действительно достойные и важные. Достаточно вспомнить химика Стефани КВОЛЕК, создавшую по заказу компании DuPont материал кевлар, использовавшийся для изготовления бронежилетов, или советского микробиолога Зинаиду ЕРМОЛЬЕВУ, успешно синтезировавшую первый отечественный антибиотик, превосходящий по качеству зарубежный аналог. Невозможно сосчитать, сколько жизней спасли эти представительницы мировой науки».

«Научное кафе» не прощается с вами, дорогие постоянные гости и потенциальные новые посетители. Уже в апреле мы расскажем вам, как учёные «дошутились» до Шнобелевской премии. Нам очень нужно ваше доброжелательное участие и нестандартные интересные вопросы! Ждём в кафе «Барселона» по адресу пр. Свободный, 82, корпус «пирамида». Следите за объявлениями на сайте университета и плазменных панелях СФУ.

Татьяна МОРДВИНОВА
Фото Анны НЕФЁДОВОЙ
Средняя оценка: 5 (проголосовало: 9)