Геолог Сашка

«Хочу лета! Хочу безбашенных полевых будней, жаркого горного солнца и бесконечных приключений!», — пишет в «Одноклассниках» выпускница 2013 года Института горного дела, геологии и геотехнологий СФУ Александра ЗЕМЛЯНКИНА. В принципе, это её девиз и, если хотите, — состояние души и образ жизни…

— До сих пор не верится, что прошло ровно пять лет, как я поступила в университет, — признаётся Александра. — Это незабываемые годы. Почему я пошла именно на горный факультет? Моя мама — гидрогеолог, а папа — буровой мастер. Родилась я в посёлке геологов на станции Минино, где тогда базировалась сильнейшая гидрогеологическая экспедиция. Геолог, так скажем, по призванию.

В 2008 году поступила на геологический факультет, поселилась в общежитии №15 и с первого же курса втянулась в учёбу и активную общественную работу.

Общага

— Саша, бытует мнение, что иногородним студентам живётся веселее...

— Правильно! Общежитие — это маленький мирок, в котором жизнь развивается по своим законам. Обстановка учит тебя становиться гибким по отношению к людям, давить в себе какие-то негативные качества, а какие-то развивать. В общаге сразу видно, кто чего в этой жизни стоит. Нас проживало четверо в комнате.

— Успеваемость не страдала?

— Человек сам творец своего счастья. Хочешь учиться — будешь учиться хоть где. На третьем курсе меня избрали старостой этажа и членом объединённого студенческого совета общежитий СФУ. Именно с общежитием связано много забавных случаев. Помню, особенно весело проходило у нас празднование Нового года. Чего греха таить, приходилось даже лекции пропускать в поисках ёлки, Снегурочки и Деда Мороза. Однажды решили мы организовать в общежитии внутреннюю новогоднюю почту. Сделали специальный ящик, открытки — всё это положили на вахте и стали ждать. Когда пришло время искать кандидата в почтальоны, оказалось, что почту разносить никто не хотел, всем было некогда. Инициатива наказуема. В итоге нам, девчонкам, членам студсовета, пришлось самим переодеться в Печкиных. Надели мы полувоенную форму, шапки-ушанки и пошли разносить почту. Встречали нас с восторгом, все хотели с нами сфотографироваться на память, и мы просто потрясающе провели время. Моё мнение такое: если поселился в общагу — нечего сидеть бирюком в своей комнате, живи на полную катушку!

Всем студентам надолго запомнится традиция посвящения в студенты. Сначала нас посвящали старшие курсы, а потом настал наш черёд. Как мы только не изощрялись: мазали первокурсников майонезом, яйцами, гуашью. Какие только испытания не придумывали… Каждому создавалась легенда, например: бумага на выселение первокурсников из общежития лежит на столе у коменданта. Она ушла на 5 минут. Их задача — подобрать ключ к её кабинету, возле двери — тазик с мукой, крупой, водой, а на дне — ключи — штук двадцать не меньше. Успеешь подобрать — твоё счастье! Вот как весело жили!...

Друзья

«В школе я училась хорошо, но друзей не было, — говорит выпускница. — Ничего яркого из школьных лет и припомнить-то не могу. А здесь, в университете, сразу появились единомышленники, да и будущая специальность к этому располагает. Говорят, чтобы хорошо узнать человека, надо с ним пуд соли съесть. Вот взять хотя бы Степана ТИМОФЕЕВА, мы с ним и курсовые вместе писали, и в маршрутах «умирали».

— Так уж и умирали?

— В смысле тяжело очень было. На первом курсе в районе посёлка Удачный был повод разочароваться в профессии… Слякоть, холод, мы шли несколько километров вдоль берега Енисея, переползая через горки и скалки… Набрали бесчисленное количество образцов (каждый размером 7 на 12 см). Рюкзаки уже становились неподъёмными, приходилось друг другу помогать. Пришли на привал и упали… Теперь, основываясь на опыте учебных и производственных практик, могу совершенно точно сказать, что друзья познаются в беде! Так сложилось, что среди девчонок в общежитии у меня мало подруг, больше среди парней, но те, которые есть, они настоящие. Например, с Дашей ГОРБУНОВОЙ — хоть в огонь, хоть в воду. И много ещё в общежитии людей, которые дороги мне очень…

Это геология!

— Твой любимый предмет?

— Это геология! — не задумываясь, отвечает Землянкина. — Все спецпредметы — мои любимые: минералогия, петрография, структурная геология, основы поисков месторождений полезных ископаемых, прогнозирование и многие другие. А вот на общеобразовательные — философию, социологию — у меня что-то вроде аллергии. Пожалуй, самое интересное в нашем институте — это ежегодные практики, начиная с первого курса. Первую учебную практику мы проходили в окрестностях Красноярска. Ходили на Николаевскую сопку, в район посёлка Удачный, на Торгашинский хребет. Учились ориентироваться на местности, вести маршрут, отбирать образцы, писать полевую документацию — оформлять карту, составлять отчёт. Ни знаний, ни опыта ещё не было.

Вспоминается интересный случай на летней учебной геологосъёмочной практике в Хакасии. Проводили мы работы, в ходе которых нужно было отобрать донные пробы. Для этого нас отправили 2,5 км по ручью Карыш. И весь маршрут — метров 100 в одну и в другую стороны от ручья — обширное болото (так мы его называли). Солнце палит, а мы идём по воде в резиновых сапогах, в робе, берём пробы и в мешочек складываем. Я с GPS-кой в руках веду маршрут. Комары со всех сторон облепили руки, лицо, навигатор из рук никак не выпустить — это было ужасно и просто невыносимо... Вот тогда я единственный раз подумала: «Как же мне дорога эта геология!…». Я запомнила тот маршрут на всю жизнь. Практика после второго курса оказалась очень информативной, полезной и крайне интересной для меня. Это сыграло, думаю, немаловажную роль в моём будущем увлечении геологосъёмочными работами.

В начале третьего курса мы побывали на учебной практике в Германии. Посетили Институт почвоведения, ознакомились с геологией германских гор Гарц. Во время экскурсий собирали материал по своей теме, а потом делали доклад на английском языке. Всё было здорово! Сложился отличный коллектив! Надолго запомнится экскурсия в Рейхстаг и в концентрационный лагерь для военнопленных Bergen-Belsen.

Меня особо впечатлило то, как в Германии народ относится к памяти советских людей. Я была потрясена: на месте лагеря огромный мемориал, сейчас там масса памятников именных и групповых. Немцы реконструировали события тех лет, записали рассказы выживших ветеранов. В экспозиции выставлено всё, вплоть до последней пуговицы.

Дорогу осилит идущий…

— Не могу не вспомнить ещё одну практику, — продолжает Александра. — В прошлом году нам пришлось проводить металлометрическое опробование в рамках гео­логосъёмочных работ в районе знаменитого горнолыжного курорта «Гладенькая» недалеко от города Саяногорска. Маршрут необходимо было пройти по хребтам, примыкающим к горе Гладенькая. Из-за сильно расчленённого рельефа, с превышениями около 1000 м, маршрут выдался очень тяжёлым. Ручьёв, из которых можно взять питьевую воду, на участке работ не было. Маршрутной группой мы пошли на три дня, взяв с собой воды столько, сколько могли унести. Жара стояла неимоверная — июль на дворе. В итоге за полтора дня мы израсходовали всю воду. Оставшуюся половину дороги шли, изнывая от жажды. Под конец второго дня спускаемся в лог, и вдруг видим — ручей! Мы тут же вскипятили чай и напились его на три дня вперед, снова набрали воды и пошли дальше. И только по возвращении в лагерь от водителя узнали, что все склоны гор, где мы ходили, усеяны съедобной сочной ягодой, её вполне можно было использовать вместо воды. Мы, конечно, расстроились, что сами до этого не додумались…

— Трудности и лишения не отбили интерес к профессии?

— Что вы, я ни в чём не разочаровалась… Сейчас выпускаюсь с дипломом инженера-геолога, уже почти трудоустроилась в ОАО «Красноярскгеологосъёмка» (я и практику там проходила). Трудности не пугают, мне даже нравится жить полевым лагерем, в палатках. Со временем даже комаров перестаёшь замечать, опасность представляют только клещи, но разве это повод, чтобы отказываться от любимого дела?

Чтобы уж совсем чувствовать себя геологом, я сейчас игру на гитаре осваиваю, как без неё у костра? А ещё я люблю рыбалку ­— тоже полезное для геолога увлечение. Мой любимый магазин — магазин спецодежды.

Они нас мучают, но любят…

— Слышала, что только половина из всего набора геологов доходит до диплома. Это правда?

— Сейчас нас выпускается 17, хотя изначально группа состояла из 42 человек. До диплома дошли, к сожалению, не все. Учиться непросто, но если дошёл до финиша — в жизни не пропадёшь, потому что профессия очень востребована.

Большое спасибо преподавателям за их строгость и упорство по отношению к нам.

Осваивать специальные предметы, особенно петрографию, геохимию, структурную геологию было очень нелегко, особенно теорию. И оказалось не зря Марина Викторовна ВУЛЬФ заставляла нас разбираться в каждом слове лабораторной работы по геохимии. Помню, выехали мы на Шира, а нам знакомую работу на листочке дают: вот, мол, теперь на практике делайте! На производственной практике пришлось самостоятельно определять породы, вести геологическую документацию, под рукой не было учебников, тетрадей, только знания. И снова спасибо преподавателям! Правильно, что они нас «гоняли», где-то ругали, где-то заставляли. На практических занятиях Татьяны Владимировны ПОЛЕВОЙ мы с микроскопом сидели с утра до ночи, чуть не плакали… Но всё не зря!

Ярким событием в моей памяти останется ежегодный концерт, посвящённый Дню геолога, куда обычно собираются студенты, преподавали, выпускники... Всегда получается душевный и трепетный праздник, выступать на котором легко и приятно.

Жизнь на полную катушку

— Существует стереотип, что геолог — это человек, который постоянно в командировках и дома не бывает месяцами…

— Но это не так! Геология настолько широкопрофильная профессия, на мой взгляд, что можно работать в любом направлении, в зависимости от желания. Возможно трудо­устройство в городе с командировками в два-три дня, а можно и вообще никуда не ездить, а заниматься, например, компьютерным сопровождением геологических работ, без выездов из города и пр. Но всегда стоит иметь в виду, что трудоустройство по профессии инженера-геолога после окончания вуза почти всегда гарантировано.

— Саша, а как же твой красный диплом? Может быть, есть смысл продолжить обучение в аспирантуре?

— Я горю желанием работать! К науке потом можно будет вернуться, а сейчас в моих планах трудоустройство и полевые работы в районе п. Туран (Республика Тыва). Другим студентам от всей души хочу пожелать: ребята, не сидите «Вконтакте», в четырёх стенах, берите от жизни всё, ведь студенческие годы — это самые лучшие годы!

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.8 (проголосовало: 13)