Остановить нельзя, затормозить можно

Почему в Красноярске падают подпорные стены? Вместо ответа Ольга ПЕРФИЛОВА, кандидат геолого-минералогических наук, доцент кафедры минералогии, геологии и петрографии ИГДГиГ взяла со стола кусок бетона, легко «отщипнула» вместе с наполнителем цементную основу, и стало понятно: такой бетон нагрузок не выдержит.

— Нет, стена, где взята эта проба, ещё не упала, — успокоила Ольга Юрьевна. — Как и много лет до этого дети идут в гимназию, студенты в университет, я своего внука веду в детский сад «Росинка», и все прижимаемся к стене, сторонясь автомобильного потока.

Конечно, после трагедии на Свободном подпорная стена в районе ул. Корнеева попала в список проблемных, и недавно там провели «ремонт»: просто сняли облицовку.

Реакция Ольги Юрьевны — более чем скептическая:

— Надо устранять причину, а не «лечить» симптомы. Согласна, иногда есть смысл принять временные меры, чтобы выиграть время для нормальных изысканий и качественного капитального ремонта, но в данном случае я абсолютно уверена, что если бы деньги, выделенные на ремонт, сожгли в печке, — эффект был бы тот же самый!

По её словам, жёсткая вода — что грунтовая снизу, что талая с осадками сверху — агрессивна к любому типу цемента. Замерзая, она увеличивается в объёме почти на 10 процентов и действует по методу клина. А ведь у нас весной и осенью может происходить замораживание воды и размораживание неоднократно. Сначала в цементе образуются микротрещинки, они постепенно расклиниваются, и если не отводить воды, обеспечивая надежный дренаж, падение стены неизбежно. Ребята из кружка юного геолога при гимназии № 13 даже смоделировали процесс подземной суффозии. Видно всё: просадки, вынесенный водой мелкий грунт. Именно вода и фактор выветривания — причина такого состояния того самого куска бетона, который специалисты СФУ намерены исследовать в вузовской лаборатории. Затем рассчитают прочность подпорной стены, определив, что произойдёт при переувлажнении грунтов, причиной которого может стать и стремительная весна, и дождливый август.

Основная причина провалов на дорогах — суффозия

Основная причина провалов на дорогах — суффозия

— Если опасность велика — будем бить в колокола, — говорит Ольга Юрьевна. — Дело ещё и в том, что у нас суглинки, они разбухают достаточно сильно. Увеличиваясь в объёме, начинают ползти. Остановить нельзя, но затормозить можно. То есть мониторинг подобных сооружений просто необходим, хотя бы раз в три месяца вести фотосъёмку с одного и того же места — всё будет видно в динамике.

В любом случае спешить надо — чтобы не опоздать. В этой связи Ольга Юрьевна вспомнила прошлогоднюю научную конференцию школьников, на которой десятиклассник Женя КОРНАУХОВ проанализировал причину появления ям на дорогах. Его работа так и называлась: «Опасные геологические процессы в Октябрьском районе г. Красноярска». Среди ряда фотоснимков, подтверждающих выводы докладчика, в презентации оказались и фотографии подпорной стены на Свободном, сделанные в апреле и мае прошлого года. То есть за два месяца до того, как она обрушилась, были видны разрушительные трещины, суффозионные просадки на тротуаре сверху, визуально определялся критический наклон. Причина, как на днях выяснила экспертная комиссия, в отсутствии дренажа и в набухании грунта. Можно ли было что-то сделать? Ольга Юрьевна сомневается.

Гулять у таких опорных стен — опасно

Гулять у таких опорных стен —опасно

— Геологические процессы — такая же объективная реальность, как, скажем, законы Ньютона, — говорит она. — Нравятся они нам или не нравятся, замечаем мы их или нет, но эти законы происходят по определённым алгоритмам, знать которые надо. Тем более среди них достаточно много с опасными последствиями: суффозия, карстовые и склоновые процессы — обвалы, оползни, выветривание, которые затрагивают не только горные породы, но и созданные человеком бетон, кирпич, асфальт.

Добавим к этому очень сложный рельеф — в Красноярске 9 природных террас, которые сформировала почти за миллион лет река Енисей. Отсюда большие перепады по высоте, которые, к слову, нередко грамотно использовали архитекторы в своих проектах: Концертный зал на Стрелке, набережная Енисея.

А ещё я здесь живу, и мне очень хотелось бы, чтобы не проваливались дороги, не падали подпорные стены, не появлялись трещины в зданиях. И если мониторинг можно организовать на общественных началах, чем мы и занимаемся уже более 15 лет со школьниками и студентами, то для инженерно-геологических изысканий нужны специалисты — во-первых, гидрогеологи, которые как раз изучают направление, скорость, ширину подземных потоков, глубину их залегания. И во-вторых, инженерные геологи, дающие оценку грунтам. Далее — требуются существенные затраты на проведение бурения скважин, отбор грунта и определение системных нагрузок. Каждое сооружение индивидуально! И вполне возможно, что именно эти специалисты будут против подпорной стены.

Надёжнее и безопаснее — выровнять грунт до угла естественного откоса, обустроить газон и посадить деревья. Для наших суглинков — не самый худший вариант ландшафтного дизайна.

Любовь ГАБЕРБУШ