На земле как в небе

Неподалёку от села Шалинское на аэродроме «Манский» первая группа курсантов аэроклуба СФУ приступила к практическим занятиям по наземной парашютной подготовке. Там побывал и наш корреспондент.

Ранним воскресным утром, когда уставший за трудовую неделю народ ещё мирно досыпал в своих кроватях, от Военно-инженерного института СФУ отошёл автобус с курсантами. В салоне — ни одного свободного места. Кто-то из ребят одет в военную форму, а кто-то налегке — в спортивной.

— Желающих получить дополнительное лётное образование среди студентов много, — рассказывает заведующий сектором авиационной и парашютной подготовки Военно-инженерного института СФУ, пилот-спортсмен ДОСААФ Денис РЕХСОН. — В группе, которая должна заниматься на аэродроме сегодня, по списку 72 человека. Для кого-то это способ уйти от однообразия в жизни, кто-то решил проверить себя на прочность, кому-то нравится небо. Хотя… пришли не все. Может быть, попросту проспали. А тем временем в следующую группу уже записались и ждут своей очереди ещё около 80 ребят. Кроме того, мы готовы принять студентов из других вузов и старшеклассников.

В автобусе знакомлюсь с десятиклассницей 55-й красноярской школы Ольгой ИВАЩЕНКО. Она занимается на курсах ДОСААФ по классу «Авиация» (дельтапланы и парапланы) с 2012 года. Мечтает учиться в авиационном вузе на лётчика. Её кумир — героиня Великой Отечественной войны Ольга ЯМЩИКОВА — командир эскадрильи истребителей, а в мирное время — лётчик-испытатель, давшая «путёвку в небо» многим отечественным истребителям.

— Ольга, а родители твой выбор поддерживают?

— У меня вся семья «против». Мама (бухгалтер) настаивает на творческой профессии, я, кстати, отучилась в музыкальной школе. Говорит, чтобы шла на художника-дизайнера. Но я уже твёрдо решила — хочу пойти именно в военную авиацию, буду поступать в военный институт в Краснодаре, который готовит лётчиков.

Александр ТАТАРЧЕНКО учится на первом курсе ВИИ СФУ: «С парашютом ещё ни разу не прыгал, и на теоретических занятиях пока ничего про это не рассказывали. Интересно будет попробовать… С нашего курса половина потока записалась на занятия».
Вот мы и подъезжаем к месту назначения. Погода отличная. Солнце ещё не успело растопить все оставленные зимой островки сугробов на лётном поле. Высаживаемся. Кое-где под ногами подтаявший снег начинает предательски проваливаться, со звоном трескается ледяная корка. Курсанты строятся на перекличку.

СПРАВКА
Красноярский авиаспортклуб ДОСААФ был основан 9 августа 1934 года как организация для первоначального лётного обучения курсантов-лётчиков и военно-патриотического воспитания молодёжи. За 79-летний период работы в аэроклубе подготовлено более 75000 парашютистов, более 5000 лётчиков и более 500 планеристов. Подготовлено 27 мастеров самолётного спорта, 2 планерного, 23 парашютного. Среди них 5 рекорд­сменов мира по парашютному спорту.

Аэродром «Манский» напоминает музей под открытым небом: в отдалении стоят двухместные отлетавшие свой срок спортивно-пилотажные «Як-52», рядом — их собратья в состоянии лётной годности. Бескрылый фюзеляж списанного старичка Ан-2 (в простонародье «Кукурузник» или «Аннушка») выполняет роль натурного макета в первых, пока наземных, тренировках будущих покорителей неба. Чуть поодаль — оставшееся со времён СССР наследие ДОСААФ — пара реально летающих Ан-2. Именно эти внешне архаичные и невероятно неприхотливые универсальные транспортные самолёты чаще всего используют по всей России для вброски гражданских парашютистов.

Курсантам представляют опытных инструкторов, которые проведут первое занятие. Валентин Владимирович ВОЛОВИКОВ — начальник парашютно-десантной службы (в краевом аэроклубе ДОСААФ России работает с 1995 года), на его счету свыше трёх
тысяч прыжков с парашютом. В своё время служил в ракетных войсках.

В арсенале его напарника, инструктора Михаила Павловича БАРИНОВА — тоже порядка полутора тысяч прыжков и большой опыт работы в аэроклубе.

Занятие начинается с теории, для наглядности — рядом с тренажёрами. Надо отдать должное изобретательности наставников. Какие только шутки-прибаутки, сравнения, метафоры они не используют, чтобы донести информацию до слушателей. Ребят разделяют на две подгруппы. Одни идут с Воловиковым к макету Ан-2, другие остаются с Бариновым.

— Фантазировать умеете? — хитро прищурившись, спрашивает Михаил Павлович. — Представьте, что я — это земля, которая приближается к вам справа, руки у вас опущены, висят. Я вам предлагаю показать на землю той рукой, которая ближе ко мне. Поняли задачу?

И вот рука, которая ближе к земле, идёт дальше, поднимается к голове и… начинает чесать затылок, мол, что же делать в этом случае? Чешем-чешем затылок… Я серьёзно! Отводим руку ещё дальше за голову и берём ею свободный конец стропы. Вторая рука движется в противоположном направлении впереди. Если парашютист оказывается в воздухе — он может развернуться как надо! А в момент «встречи с землёй» главное правило: ноги вместе, вытянуты вперёд, стопы параллельно поверхности.

Ну, как не понять, если так образно и доходчиво объясняют? Дальше начинается отработка техники прыжка и приземления. Для этой цели есть специальные ступени разной высоты. Забегая вперёд, скажу, что некоторым курсантам пришлось сильно пожалеть, что не послушали совета преподавателя и не надели на тренировку непромокаемые штаны и куртки.

Как правильно прыгать и приземляться, показывал сам Баринов. Сиганул по всем правилам и… неожиданно угодил в глубокую лужу. Все ахнули. Было видно, что промочил ноги, но, не обращая на это внимания, скомандовал прыгать другим. Студенты, конечно, осторожничали, целились на островок почище и посуше, старались присесть перед прыжком, чтобы помягче приземлиться. Не всё получалось, бывало, спотыкались, плюхались в лужу, но отряхивались и упорно прыгали дальше. В общем, зрелище весёлое … для наблюдателей.

В это же время на тренажёре Ан-2 проходит подробный инструктаж. Из самолёта парашютисты должны правильно выбрасываться, да ещё надо знать, в каком порядке. Впереди — те, кто тяжелее, следом — более лёгкая весовая категория, чтобы не догнать друг друга в воздухе. А можно ещё зацепиться за какую-то там перемычку на корпусе самолёта. Что тогда? Вот где ужастик…

«Да не бойтесь вы, — успокаивает Валентин Владимирович, — вы в сознании, и это уже хорошо! Каждое воздушное судно оборудовано специальным набором (в простонародье «Хозяйка»). Вам помогут. Обрезать ножом натянутые как струна стропы — пара пустяков. Кстати, в воздухе нельзя допустить столкновения о стропы соседа, потому что эффект такой, как будто вы врезаетесь в дерево. Поэтому, когда летите и видите, что сближаетесь с другим парашютистом, — разрешается использовать ненормативную лексику» (смеётся).

«А если на воду садиться придётся?» — слышится вопрос. «На воду сложнее, никогда не поймёшь, сколько до неё осталось…», — поясняет инструктор.

Дальше — вышка, на которой курсантов, которые облачились в подвеску, копирующую крепления парашюта, цепляют к тросу, натянутому под углом к земле, и отправляют вниз по этой «канатке» с высоты 15-ти метров. Что тут было! Волнение и блеск в глазах, сорванная в воздухе шапка, судорожные попытки развернуться в полёте в нужном направлении, приземление с разворотом и падение на спину…

— Ощущения замечательные! — делится курсант ВИИ СФУ Ярослав ОЛЬХИН. — Поначалу, когда шагаешь с высоты 4-этажного дома в бездну, — страшновато… А дальше соображение начинает приходить.

— Страха перед прыжком с вышки у меня не было, — говорит уже знакомая нам Ольга Иващенко. — Я легко сориентировалась, в какую сторону повернуть. Сложнее было до этого прыгать «с тумбочки» и устоять на ногах после прыжка...

Практическое занятие подходит к концу. Инструкторы довольны.

— Превосходные ребята! — признаётся Михаил Павлович Баринов. — Прекрасно занимаются, легко воспринимают информацию. Студенческая молодёжь!

— Чем чаще будете тренироваться, тем больше приобретёте навыков и уверенности в том, что встретите землю нормально, что прыжок будет счастливым событием в вашей жизни! — напутствует курсантов Валентин Владимирович Воловиков.

Пока подуставшие от тренировки студенты пьют чай на свежем воздухе, беседуем с Денисом Рехсоном.

— Аэроклуб СФУ — это наш пилотный проект, — рассказывает Денис. — В первом наборе в основном курсанты из ВИИ, но есть и несколько человек из других институтов.

— Каковы ограничения по здоровью?

— Все студенты проходят медкомиссию. Главное, чтобы не было переломов позвоночника, черепно-мозговых травм, зрение нужно иметь относительно нормальное. Занятия в клубе для студентов СФУ — бесплатные.

— Клуб открылся в феврале этого года, какие задачи ставите?

— Курсанты ВИИ — будущие офицеры. Мне кажется, что прыгать с парашютом, летать на самолёте, на дельтаплане или параплане — это для них стимул, профориентация.

Мы даём дополнительное образование, хотим вырастить молодёжь, которой нравится небо. Может быть, кто-то из ребят потом поступит в лётное училище или начнёт летать как пилот-спортсмен...

— А не поздно для такого возраста определяться с выбором?

— Нормально. Ещё не так давно молодёжь вообще не знала, что есть такой вид подготовки, потому что пропаганда ДОСААФ потеряла свою актуальность на фоне компьютерных игр, ночных клубов и прочего. Многие до сих пор живут в виртуальной реальности! Мы пытаемся доказать, что есть и другая жизнь, что это классно, здорово! Да, занятие сопряжено с риском, но всё зависит от самого курсанта.

— Эта группа будет заниматься только парашютной подготовкой?

— Нет, ещё и лётной. На теоретической части студенты изучают устройство авиационной техники, авиационную метеорологию, правовые основы организации полётов авиации всех ведомств в воздушном пространстве, в первую очередь, сверхлёгкой и малой авиации, осваивают курс учебно-лётной подготовки и порядок ведения лётной документации. По субботам и воскресеньям у ребят практические занятия по управлению сверхлёгкими летательными аппаратами, в том числе парапланами и дельтапланами. У курсантов есть лётная книжка, всё, как положено. На аэродроме ДОСАФ имеются более сложные спортивно-пилотажные самолёты Як-52. Если курсант налетает на нём 42 часа, его без проблем примут в лётное училище.

Мне кажется, ребят, которые захотят связать свою жизнь с небом, было видно уже сегодня на вышке. Когда к самолёту приедем, окончательно станет понятно: те, кто передумал, просто не пойдут на второй круг.

— После завершения обучения, курсанты получат свидетельства?

— Парашютистам присваивается третий разряд после третьего прыжка, для управления дельта- и парапланами документы не требуются. Что же касается «лётчиков», то все, кто налетает 42 часа, получат свидетельства пилота сверхлёгкого летательного аппарата.

— Очень актуально, тем более в России сейчас пилотов не хватает, даже иностранных собрались привлекать…

— А на самом деле — вот они, будущие пилоты, просто надо в них средства вкладывать, лётный парк пополнять, аэродромы развивать. А для самих ребят лётные профессии — ещё и романтика!

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.6 (проголосовало: 10)