100 лет ПВО

В декабре этого года исполнится ровно 100 лет с момента, когда в России во время Первой мировой войны была сформирована первая артиллерийская батарея, предназначенная для уничтожения воздушных целей. Но отпразднуем мы юбилей гораздо раньше — День войск противовоздушной обороны отмечается ежегодно во второе воскресенье апреля.

ПВО в СФУ

Если посмотреть на визуальные объекты открытых площадок университетского кампуса, можно подумать, что ПВО — любимый род войск в СФУ. Судите сами: на площади в Студгородке — пусковая установка с ракетой комплекса С-75 (того самого, которым в 1961-м году над Уралом был сбит американский самолёт-шпион Lockheed U-2). Рядом ракета самого мощного советского зенитного комплекса С-200. В Академгородке прямо у входа в Военно-инженерный институт — радиолокатор, определяющий высоту полёта цели.

И действительно, большая часть военных специальностей, по которым готовит кадровых офицеров и офицеров запаса Военно-инженерный институт СФУ, непосредственно связана с противовоздушной обороной. А ещё среди преподавателей военной кафедры есть человек, который за 30 с лишним лет службы в армии испытал едва ли не все образцы вооружений ПВО нашей страны. Полковник Николай АНПИЛОГОВ в своё время командовал испытательным центром на военном полигоне Сары-Шаган в Голодной степи Казахстана.

Это была самая большая в мире военная испытательная площадка в 80 тысяч квадратных километров. Именно в Сары-Шагане создавали щит советской империи, тогда как «меч» в виде межконтинентальных баллистических ракет испытывали на полигоне Капустин Яр. Кстати, в подчинении у Николая Егоровича среди прочих была часть, ракетчики которой 4 марта 1961 года впервые в мире уничтожили боеголовку баллистической ракеты Р-12, запущенной с полигона Капустин Яр. После этого глава СССР Никита Хрущёв ошарашил американцев хвастливой фразой: «Теперь мы из космоса мухе в глаз попадём!». Официальный Вашингтон так и не понял, шутил советский правитель или приоткрыл военную тайну, но скоро весь мир знал, что Советский Союз создал первую в мире систему противоракетной обороны.

— Полигон относился к войскам ПВО, но испытывали там даже космический корабль многоразового использования «Буран», — поясняет полковник Анпилогов. — Авиация проводила у нас свои испытания, в том числе разных видов вооружений. Отрабатывали мы и уничтожение крылатых ракет, летящих на малых высотах со скоростью до 5000 км/час. Более 16-ти лет испытывали и совершенствовали самый массовый в нынешних Вооружённых Силах России зенитный ракетный комплекс С-300, в том числе морского базирования, начинали испытания комплекса С-400 (принятого на вооружение в 2007 году). Противоракетные системы для уничтожения спутников и баллистических ракет тоже испытывали на Сары-Шаганском полигоне.

А выпускник Красноярского радиотехнического училища ПВО лейтенант Николай Анпилогов в 1969 году начинал военную карьеру в менее знаменитом, но зато гораздо более «экзотическом» месте — в Арктике, на острове Котельный архипелага Новосибирские острова. Кстати, в сентябре прошлого года заброшенную после распада СССР военную базу там начали восстанавливать.

— На острове и на льдинах Северного Ледовитого океана располагались полярные станции СП-17, 20, 21, 22, 23… Они обеспечивали проводку караванов по Северному морскому пути и научные работы, — вспоминает Николай Егорович. — Во время навигации в полярный день у нас на аэродроме «Темп» ежесуточно садились по 5-6 самолётов и вертолётов. А вот полярной ночью дули ветра 25-30 м/сек, поэтому транс­портного сообщения с Большой Землёй не существовало — лишь связь по радио, и то в шифрованном виде. В морозы оружейная смазка замерзала так, что клинило затворы карабинов, поэтому в ночь перед стрельбами мы их вымачивали в керосине и потом насухо протирали.

СФУ в ПВО

Во времена Советского Союза и «холодной войны» территория нашей страны с севера была надёжно прикрыта системой противовоздушной обороны. Радиолокационные станции обнаружения стояли вдоль всего побережья Северного Ледовитого океана, а непосредственно уничтожать воздушные цели должны были истребители и зенитные ракетные комплексы ПВО. После распада СССР значительная часть этой мощи была утрачена.

Однако в последнее время, как отмечает полковник Анпилогов, руководство страны предпринимает активные действия по воссозданию системы ПВО-ПРО.

Приметы того в Красноярском крае: перевооружение крупнейшей в Сибири авиационной группы «Канск» новейшими истребителями-перехватчиками МиГ-31БМ, раз­вёр­тывание там зенитных ракетных подразделений; до конца 2016 года в районе Енисейска вступит в строй загоризонтная РЛС типа «Воронеж», которая станет одним из элементов российской системы противовоздушной и противоракетной обороны. Кстати, в Сары-Шагане Николай Анпилогов испытывал прототипы именно этой РЛС. Всё говорит о том, что выпускники Военно-инженерного института СФУ будут востребованы в Вооружённых Силах страны. Тем более, что из бывших военных училищ, готовивших кадровых офицеров, после двух десятилетий армейских «реформ» уцелели считанные единицы.

— Военно-инженерный институт СФУ готовит специалистов для радиотехнических войск ВВС и для подразделений радиоэлектронной борьбы. Учебный военный центр готовит кадровых офицеров, а наша военная кафедра — офицеров запаса. В последнее время и некоторые из наших выпускников идут по контракту в Вооружённые Силы служить по своей военной специальности, — отмечает полковник Анпилогов. — Студенты СФУ начинают обучаться на военной кафедре со 2 курса университета и весь первый год для них — общевойсковая подготовка. Основы военной специальности мы начинаем давать на 3-м курсе и на этом же курсе переходим к изучению конкретных радиолокационных станций. На 4-м заключительном для военной подготовки курсе у будущих офицеров запаса уже больше практической работы на станциях, плюс выездные сборы в войска, где студенты изучают и отрабатывают порядок работы того или иного подразделения, участвуют в свёртывании и развёртывании радиолокационных станций и их техническом обслуживании, заступают дублёрами боевого расчёта подразделений. Командиры частей дают о наших студентах хорошие отзывы, поэтому я считаю, что процентов 80 наших выпускников, если пойдут служить, за месяц-два смогут освоить любую станцию.

Уверенность полковника Анпилогова в своих выпускниках напомнила мне, как наши отцы-командиры модернизировали армейскую поговорку советских времён «Два солдата из стройбата заменяют экскаватор». В нашем полку она получила продолжение: «А солдат из ПВО заменяет хоть кого!».

В общем, с праздником всех тех, кто слово Точка, как и слово Родина, писал с заглавной.

Андрей КУЗНЕЦОВ

«Студенческие роты» вчера и завтра

1984 год — зенитный ракетный дивизион, прикрывавший с севера город Братск, называли «красноярским» и «студенческим». В разных подразделениях этой Точки несли службу студенты Красноярского госуниверситета, Политехнического, Инженерно-строительного, Института цветных металлов, Торгового институтов — всех тех, что составляют сегодня Сибирский федеральный университет.

2014 год — министр обороны России Сергей ШОЙГУ (интересно, что его военная карьера началась в 1977-м году со звания лейтенанта запаса, полученного в КИСИ) на встрече со студентами Сибирского федерального университета сообщил, что с сентября 2014 года у призывников, не обучавшихся на офицеров запаса, появится выбор: идти на год в армию или получить военную специальность в вузе и стать солдатом или сержантом запаса. Подготовка будет включать 450 часов теории на базе вуза и 3 месяца практики в армейских лагерях. По окончании вуза у таких выпускников будет и диплом, и военный билет с пометкой «отслужил». СФУ может стать одним из «пилотных» гражданских вузов России, который станет готовить не только офицеров запаса, но и рядовых солдат.

Средняя оценка: 2.7 (проголосовало: 3)