Броня крепка, и танки наши быстры!

Ох и богат 2014 год юбилеями! И мирового масштаба — 100-летие со дня начала Первой мировой войны, и регионального — 80-летие Красноярского края, и ещё множество других. Но люди военные (надо сказать, инициаторы множества праздников: Дня авиации, Военно-морского флота, пограничника, артиллерии и пр., пр.) в этом году отмечают ещё и 100-летие танковых войск России.

Появление броневых частей в русской армии произошло 19 августа 1914 года. Первым формированием нового рода войск была 1-я автомобильная пулемётная рота, вооружённая 12-ю броневыми машинами с пулемётным и пушечным вооружением.

Танков собственного производства в Красной Армии во время Гражданской войны не было. В марте 1919 года 2-й Украинской советской дивизией в бою с французскими войсками были захвачены французские танки «Рено FT-17», которые послужили прототипом первого советского танка. Первые лёгкие советские танки Сормовского завода стали поступать на вооружение Красной Армии в декабре 1920 года.

В 1931-35 годах на вооружение Красной Армии начали поступать лёгкие, средние, а затем и тяжёлые танки различных типов. В 1938 году автобронетанковые войска получили боевой опыт у озера Хасан (1938), а затем на реке Халхин-Гол (1939) и в советско-финской войне 1939-40 гг.

Во время Великой Отечественной войны танковые войска стали основной ударной силой сухопутных войск. В битве под Москвой участвовало 780 танков, в Сталинградской битве — 979, в Белорусской операции (1944 г.) — 5200, в Берлинской операции — 6250 танков и САУ. По словам генерала армии А.И. АНТОНОВА, «…вторая половина войны прошла под знаком преобладания наших танков и самоходной артиллерии на полях сражений. Это позволяло нам осуществлять оперативные манёвры огромного размаха, окружать крупные группировки противника, преследовать его до полного уничтожения».

В период 1955-1991 гг. советские танковые войска были сильнейшими в мире.

В современное время танковые войска — главная ударная сила сухопутных войск.

В Военно-инженерном институте СФУ все военнослужащие на погонах носят голубые просветы военно-воздушных сил и эмблемы войск противовоздушной обороны. Но, оказалось, что среди офицеров-преподавателей есть выходцы и из танковых войск, да ещё какие! Продолжатели военных династий!

Мир тесен настолько, что, как выяснилось, оба наших героя — полковник Сергей Владимирович ГОНЧАРИК и подполковник Евгений Александрович ДРАБАТУЛИН — однокашники по Ташкентскому высшему танковому командному училищу, а через много лет службы в разных концах страны судьба снова свела их в стенах вуза — на этот раз ВИИ СФУ.

Прадед Феодосий Андреевич СКРЫПНИК (справа), 1916 г., Семёновский полк

Прадед Феодосий Андреевич СКРЫПНИК (справа), 1916 г., Семёновский полк

История защитников Родины из семьи Гончариков-Скрыпник началась почти 100 лет назад, в Первую мировую войну, когда уроженец города Павлограда, что на Украине, Феодосий Андреевич СКРЫПНИК (прадед Сергея Владимировича) в 1915 году был отправлен на русско-германский фронт. Солдат служил в привилегированном лейб-гвардии Семёновском полку, который участвовал во многих операциях (Люблинской, Варшавско-Ивангородской, Виленской, Галицийской и др.). По семейному преданию, во время одного из строевых смотров полка, проводимого самим Нико­лаем II, император обратил внимание на бравого и статного солдата. Рядовой Скрыпник был высок (под 2 метра), кудряв и голубоглаз — идеальный образ русского солдата. Царь спросил Феодосия: «А стреляешь-то как, любезный? В мишень попадёшь?». На что тот, не смутившись, ответил утвердительно. После стрельб, где Скрыпник действительно показал себя метким стрелком, царь пожаловал ему наградные серебряные часы на цепи с жетоном «За призовую стрельбу».

В 1917 году Семёновский полк объявил себя приверженцем нового строя, был переименован в «3-й Петроградский полк городской охраны имени Урицкого». Ф. Скрыпник в 1917 году был в охране площади перед Финляндским вокзалом при встрече В.И. Ленина и во время его знаменитого выступления с броневика. После 1917 года был направлен на родину в Павлоград устанавливать Советскую власть. В 1918 году организовал Вербский партизанский отряд и стал его командиром, воевал с немцами и австро-венграми. После Гражданской войны многие годы работал на родине председателем колхоза.

Дед —  С.Ф. Скрыпник, разведчик, 1944 г., Польша

Дед — С.Ф. Скрыпник, разведчик, 1944 г., Польша

Его сын Сергей, 1915 года рождения, в Красную Армию был призван в 1939 году и попал сразу, как сейчас бы сказали, «в горячую точку» — на озеро Ханка в Приморском крае. Командиром пулемётного расчёта участвовал в боях на Халхин-Голе. В 1942 году вместе с дивизией с Дальнего Востока был направлен на Южный фронт. Рядовой Скрыпник отличился в наступательном бою в феврале 1944 года за деревню Мшары Могилёвской области. Он одним из первых, преодолев проволочное заграждение, ворвался в траншеи противника, в рукопашном бою ручными гранатами уничтожил двух гитлеровцев, участвовал в отражении трёх контратак противника, был тяжело ранен.

После госпиталя младший сержант Скрыпник с новенькой медалью «За отвагу» на гимнастёрке был неожиданно для него направлен в Войско Польское и до конца войны служил там разведчиком и носил польскую военную форму. Видимо, на это назначение повлияло то, что украинец неплохо знал польский язык. Не раз ходил в разведку боем, дошёл до Варшавы, за освобождение Польши был награждён орденом Красной Звезды. После войны вернулся домой, в 1953 г. откликнулся на призыв партии и поехал поднимать целину, да так и остался в Узбекистане, обосновался в Чирчике, работал начальником цеха на оборонном заводе.

Дед и прадед были авторитетами для родившегося в 1970 году внука Сергея, и названного-то в честь деда. Дед и занимался воспитанием взрослеющего парня (отец его Владимир Иванович трагически погиб в 1983 г.). Сергей-младший, закончив школу в Чирчике, решил стать офицером и поступать в находившееся в этом городе Ташкентское высшее танковое командное училище. Но… начальник училища не хотел брать местных ребят (была такая установка — не служить там, где живёшь), и пришлось деду «включить авторитет». Сергей Феодосьевич надел костюм с наградами и пошёл ходатайствовать за внука. В результате в числе курсантов оказалось всего четверо ребят из Чирчика: трое — дети офицеров, служивших в Чирчике (и среди них Евгений Драбатулин), и один «совсем местный» Сергей Гончарик.

Полковник  С.В. Гончарик

Полковник С.В. Гончарик

Самое интересное — что лейтенант Гончарик, выпускник училища последнего «советского» 1991 года, по распределению попал именно в то место, где начинал службу дед — на озеро Ханка в Приморском крае. Служил командиром взвода, командиром роты танков Т-62М, охраняя дальневосточные рубежи в прославленной 129-й Духовщино-Хинганской пулемётно-артиллерийской дивизии. В состав дивизии входили укрепрайоны с тяжёлым артиллерийским вооружением, построенные на сопках ещё по проектам генерала КАРБЫШЕВА в 1937-1940 гг., соединённые между собой подземными коммуникациями.

Не миновали и внука «горячие точки». В 2000 году Сергей Гончарик был направлен в Чечню начальником группы оперативных дежурных комендатуры Итум-Калинского района на границе с Грузией. Полтора года — горы, перевалы, река Аргунь… Одним словом — «планирование и проведение антитеррористических мероприятий». В 2001 году был награждён медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени.

В 2002 г. был назначен начальником цикла боевого применения мотострелковых подразделений военной кафедры КГТУ. Боевой офицер сменил ушедшего в запас ветерана афганской войны подполковника Юрия БЕЗБОРОДОВА. Сегодня полковник Сергей Владимирович Гончарик — заместитель начальника Учебного военного центра ВИИ СФУ.

Однокашник Сергея Гончарика по Ташкентскому ВТКУ Евгений Драбатулин — из семьи кадрового военного. Дед его Михаил Петрович прошёл Великую Отечественную «от звонка до звонка» рядовым шофёром в артиллерии. С фронта пришёл с орденом Отечественной войны 2-й степени и медалью «За освобождение Праги». Отец Александр Михайлович в 1968 году окончил Омское танко-техническое училище и за годы службы объехал не один гарнизон. Белоруссия (там и родился сын Евгений), Венгрия, Академия бронетанковых войск в Москве, Харьковское танковое училище, опять строевые части в Забайкалье — заместитель командира батальона знаменитой учебной танковой дивизии в Борзе, Монголия — заместитель командира танкового полка по вооружению. А потом был Афганистан…

С 1984 по 1986 год подполковник Александр Драбатулин — советник заместителя командира афганской дивизии. При выполнении боевого задания подорвался на БТР, был тяжело контужен. Награждён орденом «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени и афганским орденом «За храбрость».

После Афганистана получил назначение в Ташкентское танковое училище, где дослужился до заместителя начальника училища по вооружению. Из-за развала СССР в 1993 году полковник Драбатулин был вынужден уволиться в запас и вернулся на родину в Алтайский край.

Сын Евгений, родившийся в Белоруссии, прошедший с отцом весь его служебный путь (кроме Афганистана), наслушавшийся рассказов деда о войне, проводивший лето исключительно в учебных центрах, на танковых полигонах и танкодромах, с малолетства называвший себя не иначе как «комдивом», и не мыслил для себя другой судьбы. Гражданский вуз был чем-то инопланетным и просто не рассматривался.

Подполковник Е.А. Драбатулин

Подполковник Е.А. Драбатулин

Закончив Ташкентское танковое, лейтенант Евгений Драбатулин служил в Германии командиром взвода танков Т-80, по замене перевёлся в Красноярский край на Центральную базу хранения военной техники, с 1996 года — на преподавательской работе на военной кафедре КГТУ, затем в УВЦ. Сейчас подполковник Евгений Александрович Драбатулин — начальник учебной части отдела УВЦ ВИИ СФУ.

Два бывших танкиста хоть и носят сейчас на погонах эмблемы войск ПВО, гордятся своей первой воинской профессией. Армия России вообще сильна именно своими традициями.

А продолжение военных династий получилось неожиданным.

Диплом лейтенанта вручают Юлии Драбатулиной

Диплом лейтенанта вручают Юлии Драбатулиной

Дочки боевых офицеров–танкистов Екатерина Гончарик и Юлия Драбатулина, тоже вместе с папами в детстве проехавшие все воинские гарнизоны, в 2014 году закончили Военно-инженерный институт СФУ и стали лейтенантами — военными переводчиками китайского и английского языков. Лейтенант Юлия Драбатулина сейчас служит военным переводчиком в части особого назначения. А младший Драбатулин — восьмилетний Егор, вечный «хвостик» отца, облазивший все выставки военной техники, страстный любитель «пострелять из чего-нибудь», страшно гордится дипломом и погонами сестры и уже объявил, что «быть военным круто, и поступать он будет в Военно-инженерный институт».

Что тут ещё скажешь? Яблоко — от яблони!

Вячеслав ФИЛИППОВ