Им есть что вспомнить!

2002-й

У Ирины Геннадьевны БОРИСЕНКО, доцента кафедры начертательной геометрии и черчения Политехнического института, есть и «вторая жизнь», неизвестная большинству её студентов: увлечение собаководством. Именно любовь к собакам, пронесённая через всю жизнь, стала косвенной причиной того, что 2002-й год Ирина Геннадьевна встречала… в лифте!

— Это было в Алма-Ате. Мы ездили на международную выставку собак. Моя такса Ника там, кстати, в очередной раз стала чемпионом (а она становилась чемпионом разных соревнований 63 раза).

Вообще, выставка прошла успешно, был канун Нового года, и все участники, живущие в гостинице, решили вместе его встретить, заодно отметив победу.

Хотя в гостинице было всего три этажа, там наличествовал лифт, и поначалу это меня позабавило: зачем? Но когда мне пришлось спуститься в свой номер за посудой, и я, нагрузившись целой охапкой тарелок и стаканов, должна была со второго этажа подняться на третий, решила воспользоваться лифтом. Доехала, но вместо того, чтобы открыть двери, лифт заглох, а свет в нём погас.

Я просидела там — в лёгком платье и в полной темноте — два часа. Стучала, звала на помощь, пыталась хоть немного раздвинуть двери, но они держались плотно. Мои товарищи решили, что я «зависла» где-то в другой компании. К тому времени, когда добрые люди меня, наконец, обнаружили, я ужасно замёрзла; снаружи удалось слегка раздвинуть двери, и меня даже пытались напоить через трубочку коньяком, чтобы согрелась. Вызволения пришлось ждать ещё какое-то время — за лифтёром поехали на такси к нему домой, привезли, и он всё починил. Оказалось, сгорел предохранитель.

Конечно, я вспоминаю этот случай с юмором. Но теперь навсегда усвоила урок и лифтами пользуюсь только при крайней необходимости.

1979-й

На вопрос «Случался ли у вас необычный Новый год?» профессор ИГДГиГ Елена ЗВЯГИНА, ни на секунду не задумываясь, отвечает: «Конечно, 1979-й, я его встречала в роддоме!».

— И погодой тот год удивил: когда мой сын Максим родился — около 20 часов 31 декабря 1978 года — шёл... дождь! А утром ударил мороз, и мы, юные дамы, почти все — вчерашние студентки, спасаясь от холода, завешивали окна палаты серыми одеялами с розовыми полосками. Конечно, мы пытались уговорить медперсонал изменить на 1 января дату рождения новоявленных жителей Красноярска, да куда там! Не знаю, помогла ли такая «знаковость» моему единственному и неповторимому сыну, но вырос он грамотным и надёжным человеком; сейчас занимается реконструкцией театра им. Пушкина — работа без выходных и праздников, но он ею увлечен!

Новый год уже много-много лет вместе с детьми встречаем у Сергея Ивановича ЛЕОНТЬЕВА, нашего декана, который имел счастье родиться 1 января 1956 года. Примечательно: мы с ним однокурсники, родились в год красной обезьяны по китайскому календарю, а моя девичья фамилия Мартышкина — это ли не чудесное совпадение? Так что, волею китайского бога Новый год мне приходилось встречать и в Китае, и в Париже, и «на родине предков» — обезьян — в Танзании, в китайских, кстати, ресторанах. Но встречать там Новый год без снега и без ёлки — как пить безалкогольное шампанское: такое ощущение, будто тебя обманули.

А ёлка до потолка обязательна была с детства, за ней ходил в лес на лыжах, с топориком за поясом, мой старший брат Миша, у которого, кстати, день рождения 29 декабря. Он тоже выпускник СФУ (цветмета), сейчас — генеральный директор ОАО «Полярная экспедиция». Помню, как под песни Марка БЕРНЕСА «Задумчивый голос Монтана звучит на короткой волне...» и под запах мандаринов, присланных любимой тётушкой Леной из Сталинграда, с трепетом и восторгом из коробки невиданной красоты извлекались чудесные шары, волшебные фонарики, райские птицы. Эти немецкие ёлочные игрушки выдержали вместе с нашей семьёй несколько тысячекилометровых переездов. Когда меня спрашивали, что можно выбросить, я жёстко отвечала: «Всё, кроме ёлочных игрушек».

1991-й

Рассказывает Ольга Васильевна ЮШКОВА, кандидат технических наук, ведущий инженер кафедры металловедения и термической обработки металлов им. В.С. Биронта ИЦМиМ.

— Лет пять, пока совсем не облетел, в моей ванной висел обычный банный веник. Если этот «декор» кого-то особенно удивлял, я рассказывала о моей необычной встрече Нового года.

Это было ещё в советское время, аккурат «две овцы» назад. Я работала на Саяногорском алюминиевом заводе и в порядке общественной нагрузки возглавляла цехком профсоюза Центральной заводской лаборатории. На предложение встретить «всем вместе» Новый год в заводском профилактории откликнулись как минимум человек сто. Каждым сектором — культмассовым, спортивным и др. — была разработана программа. Понятно, это ж не просто приехать и сесть за стол...

А руководитель спорткомитета Игорь ВОЛКОВ, прекрасный спортсмен и организатор, вместе с энтузиастами проложил лыжню в один километр, с двух сторон установили банки с горящими факелами. И мы все, за два часа до боя курантов, начали новогоднюю лыжную гонку...

Первым пошёл капитан сборной Саянского алюминиевого завода в овечьей шубе с вывернутым наверх мехом и в маске овцы (потому и помню, что это был её год :).

С определённым интервалом на трассу, которую никто не знал, выходили и другие участники лыжной гонки. Ночь морозная, бежишь по лыжне — дух захватывает: вокруг лес, деревья в белых пушистых шапках, а в сполохах факелов — просто сказочные... Спортсмены-лыжники, догоняя друг друга, весело требуют: «Лыжню! Хоп-хоп!». Ни с чем не сравнимый восторг и эмоциональный подъём; снег под лыжами хрустит, на спусках ветер свистит, на подъёмах пот пробивает... Волнуешься, как бы не упасть, и мечтаешь — скорей бы финиш! Завершает гонку тоже участник в «овечьей» шубе, его задача — проследить, чтобы никто не отстал, не замёрз. Таких не было. Разгорячённые и восторженные, мы быстро переоделись и сели за общий праздничный стол.

Потом удивили культмассовики, предложив участие в лотерее. Кому цинковый тазик, кому мочалка… А мне достался распаренный банный веник. Вот как память о том незабываемом лыжном пробеге его и хранила.

Истории выслушала Любовь ГАБКРБУШ