В поисках японской души

Японский центр СФУ является особым пространством, где можно не только бросить себе настоящий интеллектуальный вызов в виде освоения японского языка, но и получить представление о культуре и жизни Японии. Помимо языковых курсов, бесплатных студий оригами и кимоно в прошлом году здесь начал работать клуб любителей азиатского кинематографа.

На встречах киноклуба, которые проходят раз в месяц, гости обсуждают фильмы и аниме не только с целью обмена впечатлениями, но и ответа на вопросы об особенностях японского менталитета и картины мира. В частности, были обсуждены работы Хаяо Миядзаки, Макото Синкая, Ямада Ёдзи, Такэси Вада.

Последнее собрание клуба было посвящено обсуждению японской комедии «Ганеша: слон, исполняющий желания» (2008) режиссёров Кунимото Масахиро, Окамото Синго. По сюжету двадцативосьмилетнему герою, «белому воротничку» и незаметному японскому служащему в рядовой компании по продажам, находящемуся на грани отчаяния от невозможности себя реализовать, является индийский слоноподобный бог мудрости. Ганеша соглашается стать учителем главного героя на его пути к жизненному успеху и внутренней трансформации.

Обсуждая фильм, гости клуба высказывали немало интересных мыслей о жанре японской комедии.

В Японии нет европейской «чистоты» жанра в искусстве. Нередко при просмотре и не определишь, к какому именно жанру принадлежит просматриваемый фильм. В комедии в немалой степени присутствуют элементы драмы, местами даже трагедии. Потому для японского кино специфичны сильные перепады состояний и настроений, в свою очередь обусловленные пониманием, что всё в жизни быстро меняется: рядом с жизнью всегда идёт смерть, и даже радость отбрасывает тень и порождает грусть. А беспечная живость легко переходит в состояние самопогруженности, меланхолии.

Как известно, зрители разных стран и культур реагируют на образы комического в чужих культурах далеко не всегда однозначно; и там, где смеются японцы, в европейских кинотеатрах повисает тишина, и наоборот. Гости нашего клуба сумели выделить характерные черты японского юмора, представленного в комедии.

Игра слов и выражений. Языковые игры со смыслами имеют глубокую историю и широко популярны в Японии. В юморе, основанном на языковых играх, наиболее важным является элемент неожиданности. Неожиданность часто имеет музыкальное оформление, что восходит к традициям театра кабуки. Чем «многослойнее» подмена языковых значений, тем богаче и смешнее шутка.

Непроизвольное нарушение иерархии в отношениях между выше- и нижестоящим — ситуация, которая на самом деле практически невозможна в Японии. Комический эффект вызван именно непроизвольностью поведения персонажа, тогда как произвольность и намеренная дерзость сразу перестают рассматриваться как комическое. В фильме такая ситуация была, когда Ганеша, приняв обличие своего подопечного, приходит вместо него на службу. Его поведение — разглядывание обстановки с ленивым интересом, качание на кресле, несоответствующая поза, панибратское отношение со старшими коллегами и, наконец, «ты!» по отношению к начальнице отдела — совершенно неприемлемые, доходящие до абсурда ситуации в Японии и создавали комичный эффект.

Преувеличение эмоций и гротескность интонаций речи. Японская комедия тяготеет к связи с другими жанрами видеокультуры — аниме, мангой, компьютерными играми. Поэтому в подобных фильмах нередко можно наблюдать включение мультяшных элементов, рисованной графики, оживляющих и работающих на усиление эмоциональной окраски момента. Летающие в воздухе иероглифы, сердечки, стрелки скорее декоративного характера, обрисовывающие атмосферу и состояние, становятся вполне обычным художественным приёмом для японского комедийного полнометражного кино или сериала.

Наконец, участники киноклуба смогли даже смоделировать образ японского характера на основе фильма.

Японец — это человек, который всегда улыбается и говорит с вами в неизменно дружелюбном тоне. Он прекрасный слушатель, проявляет искреннее уважение к точке зрения собеседника и делает всё возможное, чтобы беседа была комфортной для всех сторон (например, умеет устроить так, чтобы вы думали, что какая-нибудь им предложенная хорошая мысль или идея выдвинута вами или, по крайней мере, является результатом совместных усилий).

Японский деловой этикет выражает жёсткую иерархичность в отношениях между выше- и нижестоящими. Угол наклона головы и корпуса говорит о месте служащего в компании: чем ниже статус — тем ниже поклон, и наоборот. Вышестоящие лица по статусу и по возрасту даже в поклоне словно «держат» голову несколько прямо. Нарушение субординации при поклонах может вызвать неловкую ситуацию и внутри японских компаний недопустимо

Японец никогда не указывает на ошибки прямо, а только косвенно, избегая давать какие-либо прямолинейные оценки, особенно негативного плана. Он всегда старается уйти от спора и открытой конфронтации. Прежде всего, он заботится о репутации собеседника, чтобы тот «не потерял своё лицо», тогда как открытый спор создаёт риск для этого. У японца в речи будут обороты, в которых он словно уточняет точку зрения собеседника, вопрошая о ней и одновременно коррелируя её со своим взглядом.

Забота о состоянии собеседника имеет не только внешнюю формально-вежливую форму, но и другую — тёплую, душевную. Японцам свойственно умение забыть о собственных неприятностях, чтобы поддержать другого. При этом японец менее всего будет склонен жаловаться сам.

Японец панически боится брать на себя инициативу и полную ответственность. Этот страх тем сильнее, чем больше людей вовлечено в дело, требующее ответственности. В японском языке даже предусмотрены конструкции, которые дают возможность чуть ли не «ускользнуть» от ответственности за свои слова и действия. Есть фразы, отражающие определённую степень неуверенности в утверждении и отсутствие желания настаивать на своём. Жизнь непредсказуема, её условия могут мгновенно измениться, поэтому для японцев даже в речи важна определённая гибкость, которая сможет так же быстро адаптироваться к обстоятельствам.

Японец всегда старается трудиться с энтузиазмом, полностью отдавая душу своему делу.

Японец учится на подражании другим. К примеру, зависть в нашем традиционном понимании — это нечто нехорошее, чёрное, останавливающее личностное развитие. А вот японцы так не думают. Завидовать успехам других имеет для них и такой подтекст: чужие достижения могут стать источником вдохновения, некой «планкой» и для собственных достижений. Прийти к этому невозможно, не подражая тем же учителям и мастерам. Если Запад называет неизменное подражание путём, ведущим к потере себя, то японцы, наоборот, видят в подражании путь обретения своего «я».

Мы неизменно благодарны нашим слушателям и гостям на встречах киноклуба за блестящие обсуждения и идеи, позволяющие глубоко понимать сущностные вещи в отношении любимой нами Японии.

Японский центр и в этом году ждёт всех желающих на курсы японского языка, в студии традиционных японских искусств и на встречи по интересам.

Анна МАХОНИНА
12 февраля в 17:00 в кафе «Бар­селона» (пр. Свободный, 82А) состоится открытие и первая встреча Книжного клуба Японского центра СФУ. Будут обсуждать книгу Ёко Тавада «Подозрительные пассажиры твоих ночных поездов». Вход свободный. Книгу по возможности лучше прочесть заранее.