Судьба суровая и светлая

В 2015 году Лесосибирскому (Енисейскому) педагогическому институту исполнилось 75 лет. За эти годы институт прожил большую и непростую жизнь, пройдя через множество реформ и реорганизаций, превратившись из небольшого провинциального учительского сначала в педагогический институт, потом ставший пединститутом Красноярского госуниверситета, а теперь— филиалом Сибирского федерального университета, одного из ведущих вузов современной России.

И вместе с институтом на протяжении 56 лет (1942-1998 гг.) этот путь был достойно пройден профессором кафедры литературы Антониной Ивановной МАЛЮТИНОЙ.

Она стала преподавателем нашего института в далеком уже и суровом 1942 году и работала в нем до последних дней своей жизни (умерла Антонина Ивановна 9 сентября 1998 г.). Антонина Ивановна была не только старейшим работником института, но и его гордостью: она первой из преподавателей института была удостоена высокого профессорского звания; восхищала коллег и студентов своим глубоким знанием литературы «золотого века» и познаниями в области сибиреведения, а ее талант литературного критика был отмечен принятием в члены Союза писателей СССР.

Родилась Антонина Ивановна 14 марта 1913 года в г. Барнауле Алтайского края в большой и дружной рабочей семье. Ее отец Иван Петрович Малютин (1873-1962 гг.) был весьма неординарной личностью: не учась ни в какой школе, стал настоящим писателем из народа, о которых М. Горький говорил, что хотя это «люди страшной жизни, тем не менее они крепко верят в торжество добра, разума и правды и выражают непосредственный голос массы, ее проснувшуюся мысль, назревающее активное отношение к жизни, к людям, к природе».

Кстати, и сам Иван Петрович уже в 85-летнем возрасте стал членом Союза советских писателей, опубликовав ряд поэтических сборников, а также книги «Незабываемые встречи» (1957 г.) и «Воспоминания» (1958 г.), о которых тепло отзывались не только читатели, но и такие признанные мастера литературы, как Н. Телешов, Вс. Иванов, А. Фадеев и др.

С 1922 г. семья Малютиных переехала в Ярославль, где прошла юность ее отца и где Антонина Ивановна стала ученицей фабричной школы II ступени имени В.И. Ленина при Ярославской Большой мануфактуре, переименованной впоследствии в «Красный Перекоп». Здесь маленькая Тоня не только успешно училась в школе, но и брала уроки музыки у дочери местного и уже известного поэта Л. Трефолева. После окончания школы она некоторое время была проверяльщицей холста и ленты на фабрике «Красный Перекоп» (1930-1931 гг.), а после того, как был замечен ее литературный талант, Антонину приняли начинающим литсотрудником в многотиражную газету «Веретено», издававшуюся при фабрике. Кроме того, она продолжала всерьез интересоваться музыкой, стала учиться на вечернем отделении Ярославской музыкально- педагогической школы им. Л. Собинова и примкнула к литературному кружку «Красный Перекоп», где прозвучали ее первые поэтические опыты, потом регулярно появлявшиеся на страницах уже областной газеты «Северный рабочий» и «Сталинец» (последняя была органом Ярославского горкома комсомола).

В эти же годы Антонина Ивановна благодаря своему отцу познакомилась со многими уже известными писателями и поэтами, среди которых были Вс. Иванов, С. Дрожжин, Л. Сейфуллина, И. Майский, И. Ерошин, В. Шишков, А. Фадеев и др.

А. Фадеев по просьбе отца Антонины Ивановны решил принять участие в становлении ее дальнейшей литературной судьбы. В сентябре 1930 г. он, приехав В Москву из Красноярска, где был консультантом на съемках фильма по его роману «Разгром», и понимая, что время вступительных экзаменов на филфак МГУ уже прошло, тем не менее написал ее отцу следующее: «Я ужасно боюсь, что теперь уже я опоздал, — не закончен ли приём? — но в любой момент я могу дать не только свое личное письмо в МГУ, но и ходатайствовать от РАПП. Если прием уже закончен и ей почему-либо не удалось попасть, вы обязательно срочно напишите мне об этом, и мы походатайствуем о приеме сверх нормы или еще как-нибудь».

Но начинающая поэтесса и горячая поклонница литературного творчества Антонина Малютина упредила отцовские старания и самостоятельно решила свою дальнейшую судьбу — поступила в Литературный институт Союза советских писателей на отделение поэзии (об этом периоде ее жизни красноречиво расскажет позже в своих воспоминаниях, посвященных 50-летию Литинститута, известная советская поэтесса Маргарита Алигер, автор поэм о Зое Космодемьянской и «Твоя Победа», отмеченных Сталинской премией). В годы учебы в институте (1933-1937 гг.) студентка Тоня Малютина подрабатывала пианисткой при клубе химзавода в г. Щелково Московской области, а также была литсотрудником газеты «Пролетарская правда» в г. Балашиха Московской области, куда она ездила почти ежедневно после занятий в институте. Учеба успешно продвигалась к завершению, и для прохождения так называемой производственной практики Тоня была определена инструктором по литературно-массовой работе при завкоме завода «Красный Профинтерн» — тогда еще рабочие читали и профсоюзы занимались отнюдь не только организацией «акций протеста», как это происходит в наше время.

После окончания Литинститута в 1937 году Антонина Ивановна была направлена на работу в качестве завуча и учителя литературы в среднюю школу № 25 г. Сталинграда, одновременно поступила на заочное отделение Сталинградского педагогического института, который она с отличием закончит уже в феврале 1941 года. А вскоре грянет 22 июня, начнется Великая Отечественная. К тому времени она уже была замужем, матерью троих сыновей — Виссариона, Евгения и только что родившегося Аркадия. Муж, работник одного из заводов Сталинграда, ушел защищать Родину, а Антонину с малолетними сыновьями, как членов семьи офицера Красной Армии, отправили в эвакуацию в Сибирь. Именно в холодной, обезлюдевшей и занесенной снегом Сибири начнет отогреваться душа этой сибирячки, теперь уже не только по рождению, но и по всей дальнейшей жизни ее.

14 февраля 1942 г. она была принята на работу, а уже через несколько дней была назначена заместителем директора по учебной работе Енисейского учительского института — в очень непростое военное время, когда немногочисленные студенты должны были думать не только о пище духовной, но и о простом выживании, о заготовке дров для печек в институте и общежитии, в том числе и о заготовке на зиму рыбы для небольшой институтской столовой, работать в крохотном подсобном хозяйстве и т.п.

После Победы жизнь стала понемногу налаживаться, подрастали сыновья (впоследствии старший из них, Виссарион, стал военным летчиком, Евгений — инженером-технологом, а младший Аркадий — врачом-психиатром), и в 1949 г. решением совета института Антонина Ивановна была откомандирована в одногодичную аспирантуру при кафедре литературы Московского областного педагогического института им. Н.К. Крупской, после обучения в которой успешно защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Затем, став уже в 1950 г. доцентом, она больше двух десятилетий была бессменной заведующей кафедрой русского языка и литературы теперь уже в педагогическом (как он стал называться с 1954 г.) институте города Енисейска.

C выпускниками

C выпускниками

На этой работе в полной мере проявились ее лучшие человеческие качества и раскрылся ее недюжинный литературоведческий талант. Круг ее литературных интересов был поразительно широк, и она с завидным постоянством публиковала свои статьи и очерки в различных — научных и периодических — изданиях Красноярска, Москвы, Минска, Челябинска, Сухуми, Таллинна, Новосибирска, Омска, Перми, Калининграда, Иркутска и родного теперь уже Енисейска. Среди тех писателей, творчество которых она не только исследовала, но и пропагандировала, есть как классики (Н. Некрасов, В. Короленко, Г. Успенский, В. Шишков, Я. Купала, М. Горький, А. Серафимович, А. Фадеев, В. Астафьев), так и явленные ею широкой читательской аудитории П. Драверт, А. Коринфский, А. Ольхой, И. Рождественский, А. Чмыхало, Н. Ядринцев, С. Сартаков, Л. Ненянг, Огдо Аксенова, Н. Мамин, Н. Устинович, 3. Яхнин, А. Бондаренко.

Антонина Ивановна была также одним из ведущих авторов «Литературы Сибири» и академического биографического словаря «Русские писатели» (г. Москва). Она писала статьи и читала лекции о протопопе Аввакуме, А.Н. Радищеве, декабристах и петрашевцах в сибирской ссылке. И студенты именно из ее лекций впервые узнавали, что находившаяся в Енисейске в ссылке вместе со своим мужем — героем 1812 г., боевым генералом и впоследствии декабристом Наталья Дмитриевна Фонвизина (урожденная Апухтина) явилась прототипом пушкинской Татьяны Лариной в «Евгении Онегине». Это дорогого стоит, особенно для студентов пединститута.

И даже ее любовь к музыке с юных лет не прошла бесследно в зрелые годы: Антонина Ивановна, если была возможность, могла, как она деликатно выражалась, «слегка помузицировать». Да и партнеры у нее иногда были весьма солидные: в Енисейске отбывал часть своей послеколымской ссылки выдающийся пианист Ананий Ефимович Шварцбург (1918-1975 гг.), с которым у Антонины Ивановны была большая творческая дружба, а одна из лучших учениц известного пианиста Римма Колокольникова окончила Московское музыкально-педагогическое училище им. Гнесиных и потом стала женой старшего сына Антонины Ивановны — Виссариона, бывшего тогда капитаном ВВС.

В своей любви к Енисейску Антонина Ивановна объяснилась весьма своеобразно: она посвятила ему свою книгу «Город Енисейск: историко-краеведческий очерк», давно уже ставшую подлинным раритетом. Думается, что неплохо было бы переиздать ее теперь, в преддверии 400-летнего юбилея любимого ее Енисейска.

За многие годы работы в институте Антонина Ивановна читала практически все основные историко-литературные курсы, вела столь востребованный в наших условиях спецкурс «Писатели Красноярского края», руководила курсовыми и дипломными работами, оказывала неоценимую методическую помощь молодым коллегам, студентам-практикантам, учителям Енисейска и Лесосибирска, близлежащих районов края. А в последние годы, когда она уже работала в должности профессора-консультанта кафедры литературы, она плодотворно трудилась над разработкой курса «Литература стран СНГ», концептуально опираясь на достижения исчезнувшего в силу объективных причин курса литературы народов СССР.

Нельзя не упомянуть и о её подвижнической общественной деятельности. Она неутомимо пропагандировала прекрасные образцы отечественной литературы среди учащихся и взрослого населения городов Енисейска и Лесосибирска, являясь одним из самых активных лекторов Всесоюзного общества «Знание».

Она же добровольно взяла на себя обязанность всемерно содействовать работе общества по охране памятников культуры и истории в нашем регионе. Многие годы Антонина Ивановна руководила молодежным творческим объединением в городе, была членом ученого совета Енисейского краеведческого музея, художественного совета Енисейского народного театра.

На страницах «Енисейской правды» и «Зари Енисея» регулярно появлялись всегда содержательные и позитивно окрашенные заметки профессора-рабкора А.И. Малютиной, члена Союза писателей СССР.

Ее активная жизненная позиция, нацеленность на достижение конкретных результатов и конструктивный диалог, умение ладить с очень разными порой людьми были для сограждан и коллег весомым аргументом, когда они неоднократно избирали её в состав Енисейского, а затем и Лесосибирского городского Совета депутатов. Естественно, что эта деятельность Антонины Ивановны была по достоинству оценена рядом правительственных и ведомственных наград, почетными грамотами и благодарностями. Но думается, что главной оценкой ее труда стали искренняя любовь и горячая признательность многих поколений её коллег и учеников, всех тех, кто знал её — Человека большой и суровой, но в тоже время такой светлой судьбы.

Анатолий КАРПОВ, заведующий кафедрой общих гуманитарных и социально- экономических дисциплин ЛПИ — филиала Сибирского федеральной университета