Весь мир на нашей Сопке

Отгремел! Только таким глаголом можно описать, как в Красноярске прошёл чемпионат мира по лыжному ориентированию. Целую мартовскую неделю по лесу возле «Академии биатлона» сновали шведы, норвежцы, немцы, чехи и спортсмены из ещё полутора десятка стран.

На перепутье

Бежали с картами на груди и ломали голову — куда свернуть на перекрёстке, чтобы быстрее найти контрольный пункт. За внутренними распрями каждого следили болельщики — для этого на лыжников прикрепили GPS-навигаторы, и передвижение участников выводилось на интерактивную карту. Вот один остановился — то ли упал, то ли думает; а другой перепутал поворот, едет обратно. Нервы на пределе и у тех, и у других. Ведь в Красноярск приехали лучшие ориентировщики планеты, чтобы посостязаться в быстроте ног и ума.

Чемпионат был максимально открытым — старты транслировали на федеральном канале и на международных сайтах. Журналисты не обходили вниманием ни одной дисциплины: ни эстафеты, ни спринт, ни среднюю и длинную дистанции. На глазах у миллионов спортсмены приходили на финиш и, как загнанные лошади, от усталости падали на снег. Правда, затем их уводили, чтобы не успели пошептаться с коллегами по сборной и посоветовать им, как лучше проехать.

Впрочем, глазами непосредственного участника чемпионат выглядел по-другому. Об обратной стороне медали нам рассказала титулованная спортсменка российской сборной, сотрудница СФУ Полина ФРОЛОВА.

Взгляд изнутри

На интервью одна из самых грозных соперниц для ориентировщиц всего мира приглашает к себе домой. Загорелая — по шапочку. Это отличительная черта участников, волонтёров, организаторов и преданных болельщиков — тех, кто весь турнир провёл «в поле» на весеннем солнце.

После чемпионата Полина нарасхват, но всем идёт навстречу, хотя отдыхать ей чуть больше суток и снова в бой — на чемпионат России. Не успела разобрать и подарочные корзины с церемоний награждения, а их много — ведь во всех дисциплинах Полина не опускалась ниже третьего места. Хотя сама говорит, результаты могли быть лучше.

— В чём-то ошиблась?

— Да, причём обидно. На лонге (длинная дистанция) перепутала конфигурацию (перекрёсток) и вместо первого КП увела себя сразу на четвёртый. Пока исправила ошибку, догнала соперников на классической лыжне, а она узкая. Там сложно кого-то обогнать, никто не пропускает. Начала дёргаться, нервничать, ну и
пришла третьей.

— Не любишь классический ход?

— Если честно, не очень. Руки, плечевой пояс очень устают. Конёк больше по душе, хотя готовимся к любому ходу.

Вообще у нас разные градации лыжней. Есть широкие, больше трёх метров — здесь можно разойтись коньковым ходом. Есть так называемые медленные — их прокатывают в один «Буран». А можем и вообще поехать по протоптанной людьми тропинке или даже по целине. Значит, сделать «срезку». Помню, на Кубке мира в Германии к одной станции можно было добраться, только сделав длинный крюк по трассе. И некоторые снимали лыжи и бежали напрямик по сугробам.

— Это разрешено?

— Да, главное — финишировать с инвентарём. Здесь, на чемпионате, тоже такое было: кто-то сломал лыжу и бежал дистанцию с ними в руках. Не будешь же на одной ехать.

— Из-за чего обычно ломаете лыжи? Столкновения?

— По-разному. Обычно это происходит на крутых спусках с поворотами. Лучше их избегать.

На масс-старте как раз был такой момент, когда я отметилась и в идеале должна была поехать обратно, а значит, спуститься вниз по классике. А склон там такой заледенелый, опасный. И в это время как раз наша Алёна ТРАПЕЗНИКОВА поднималась. Чтобы не столкнуться, мне пришлось выбрать другой вариант, не очень выгодный.

— Кстати, в эти дни в городе всё таяло. Как было в лесу? По лужам ехали?

— До луж не дошло, но было не легче — ехали по каше мокрого снега. Снег тяжёлый, липкий, поэтому не рисковали делать срезки. Если провалишься — замучаешься выбираться. Причём на разных участках — разное покрытие. На полянах одно, в лесу — другое, в ложбинах — третье. Когда переходишь из одной местности в другую, лыжи встают колом, тормозят! А ты же едешь с инерцией и чуть не падаешь от такого их поведения.

От погоды очень многое зависит. Невыносимо ехать в снегопад. В 2009 году в Японии попали в такое «молоко», что не видно было кончиков лыж! Очки в снегу, карту заносит.

— Лыжи на любую погоду одни и те же?

— Нет. У каждого по 5-6 пар лыж, и перед стартом мы откатываем все. По разному снегу, в разную погоду лыжи едут по-своему. Выбираем лучшие, и уже их готовим, подбираем смазку. И так было каждый день.

— По какому принципу выбираешь путь от пункта до пункта?

— Как сказать… В зависимости от состояния. Нам сделали очень-очень густую сетку, сложный рельеф, множество перекрёстков, сложная дистанция! Я подобное видела только на чемпионатах мира в Норвегии и Швеции, но там только часть карты была густой.

От одного КП к другому можно добраться по-разному. Например, поехать короткой дорогой, но через гору или через скользкий лог. Либо объехать опасные участки по равнине, но пройти большее расстояние. В этом и есть весь смысл — выбрать самый выгодный вариант, учесть все риски. А решение принимается на ходу. На счету каждая секунда.

— На станциях вы отмечаетесь тоже мимоходом?

— Едва замедляемся. Чипы крепятся на перчатку, нужно только провести рукой. И убедиться, что отметка прошла — тогда появляется чёткий световой сигнал. Нашего Кирилла ВЕСЕЛОВА сняли как раз за то, что он не отметил контрольный пункт.

— Умение быстро сориентироваться вообще можно натренировать? Или это должно быть дано?

— Конечно, можно. Так же, как тренируем силу, выносливость, мы тренируем память. Например, одно из немногих упражнений — нам выдают карту, мы её смотрим, запоминаем, а затем отдаём и по памяти рисуем сетку трасс.

— Красноярцам наверняка полегче — родные места, знакомая территория…

— Не скажи. У нас, местных, не было никаких преимуществ, трассу на Сопке закрыли, и мы целый год здесь не появлялись. Сетку красноярцы абсолютно не знали. Да и карты всем выдавали непосредственно перед стартами.

— А после стартов устраивали разборы полётов?

— Конечно. Каждый вечер собирались с тренером, брали карты, GPS-треки, сплиты [список пройденных КП с отметкой времени и скорости спортсмена на каждом отрезке дистанции] и сравнивали — кто из ориентировщиков как пошёл к отметке, какой вариант был удачен, какой нет. Это очень полезно. На средней дистанции я была на 100% уверена, что выбрала нужный вариант. И очень удивилась, увидев, что Туве АЛЕКСАНДЕРССОН поехала другим путём и выиграла у меня 16 секунд.

— Ты в ориентировании уже 15 лет! Не атрофировалось чувство волнения?

— Ещё как переживаю. Успокаиваю себя: слушаю музыку, вышиваю, читаю, даже картинки, бывает, раскрашиваю. Нужно чем-то заниматься, чтобы отвлечься от одних и тех же мыслей. Особенно страшно было выступать на смешанной эстафете, мы были в паре с Андреем ЛАМОВЫМ. Выходит, нас выбрали из всей сборной, доверили нам защищать честь страны.

— Наверное, главным болельщиком был твой маленький сын?

— Нет, его не приводили, и это к лучшему. Во-первых, он ещё ничего не понимает, ему 3 года. Во-вторых, мне самой было бы тревожно и тяжело, если бы знала, что он на трибунах. Хотелось бы с ним побыть, а нужно бежать, думать о дистанции. Когда приезжаю домой после длительных поездок, сборов, он хвостиком за мной ходит.

— Тогда расскажи, как настраивалась на каждый новый забег?

— Начну с того, что этот чемпионат был специфичен. Старты ставили не в 11 утра, как обычно на всех соревнованиях, а на 15 часов. Чтобы европейской части России и западным странам было удобно следить за трансляцией. А нам пришлось себя серьёзно перенастраивать. Переносили разминку, смещали обед, нужно было, чтобы он был лёгким, чтобы было комфортно бежать…

— Приходилось соблюдать специальную диету?

— Нет, питался каждый по-своему. Не было такого, что мучное, мясное нельзя. Захочу — да пожалуйста! Просто нужно слушать организм, что он требует. Но стандартно на завтрак — кашу, чай.

— Прошедший чемпионат мира был тестовым перед Универсиадой. Как считаешь, прошли экзамен?

— Безусловно! Я сама, гости, тренеры, с кем общалась, в восторге от организации. Всё было на уровне: трассы, помещения, трансляции, тёплые раздевалки, столовая. Церемонии открытия и закрытия меня растрогали. Для нас сделали не просто награждение, а полноценный концерт. Это важно, потому что спортсменам особо некогда выходить в свет, видишь только тренировки. А тут организаторы устроили нам такую культурную программу. Я думаю, что с таким подходом к проведению соревнований мы перешли на новый уровень. Конечно, многое будет меняться, но такая организация чемпионата — это серьёзный шаг нашего вида к Олимпиаде.

Елена НИКОЛАЕВА