Про бересту, книгу и эстетический вкус


Прошлой осенью, когда наш университет возил на Международную книжную ярмарку в Москву издания СФУ, назад не вернулось ни одной книжки, всё разобрали. Среди них — учебно-наглядное пособие «Народные промыслы и ремёсла Сибири», которую, говорят, скупил президент японской книготорговой компании.

Книга получила диплом и на международном профессиональном конкурсе преподавателей вузов «Pedagogical Discovery University — 2017» в номинации «Практический проект». А совсем недавно труд доцентов Л.Э. СМИРНОВОЙ (ИППС) и Ю.Х. АБАЕВА (ИАиД) вновь был оценён — по итогам общероссийского конкурса «Университетская книга — 2018» пособие удостоилось диплома в номинации «Высокая культура издания». И мы решили познакомиться с авторами.

Любовь Эдуардовна и Юрий Хасанович на первый взгляд — полная противоположность друг другу. Она родилась на Урале; очень уравновешенная, глубоко уходит в тему, умеет проявить инициативу и осуществить её. Он — осетин, всё время в движении, шутит, переполнен образами, ассоциациями, воспоминаниями. Но Сибири и декоративно-прикладному творчеству оба преданы всю свою жизнь.

Листаю книгу. Раздел, посвящённый работе с берестой, проиллюстрирован в основном работами самого Юрия Абаева. Работы великолепны — «Вспоминая В.И. Сурикова», «На путине», «Почтальон Печкин», «Глухарь»…

— А что, преподаватель, который учит декоративно-прикладному искусству, и сам должен быть художником?

— Обязательно! — с присущей ему экспрессией утверждает Юрий Хасанович. — У нас у обоих одинаковое образование — художественно-графические факультеты при пединститутах. Нас учили и творить, и преподавать.

Я в профессии уже более 40 лет. Окончил Карачаево-Черкесский государственный пединститут. Тогда целую группу преподавателей с московского художественно-графического факультета направили в Ставропольский край, чтобы готовить местные кадры во вновь открывшемся вузе. Мы прошли полный курс российской академической школы рисунка, неоднократно реформировавшейся в течение 250 лет своего существования. Среди моих учителей — Георгий Васильевич БЕДА, автор учебника «Основы изобразительной грамоты»; Анатолий Семёнович ХВОРОСТОВ, он до сих пор преподаёт в Орловском университете — заслуженный деятель искусств России, доктор педагогических наук. И многие другие. Помимо профессиональных навыков нас вооружали ещё и психолого-педагогическими знаниями, а также и различными методиками. Так что в дипломе записано: «Учитель рисования, черчения и трудового обучения», т.е. обучать мы можем ещё и резьбе по дереву, инкрустации, маркетри, чеканке, филиграни и пр.

Л.Смирнова в мастерской керамики

Л.Смирнова в мастерской керамики

Любовь Эдуардовна окончила Омский ордена «Знак Почёта» государственный пединститут им. А.М. Горького. Работала в школе учителем, потом 20 лет — в Лесосибирском пединституте, в том числе 17 лет возглавляла там кафедру методики начального обучения и художественной культуры. В 1994-м защитила диссертацию «Научные основы преподавания народного искусства Западной Сибири и Урала на педагогических факультетах педвузов». Её учителями были Борис Михайлович НЕМЕНСКИЙ, Тамара Яковлевна ШПИКАЛОВА — известнейшие авторы образовательных программ по изобразительному, народному и декоративно-прикладному искусству.

Точечная роспись по стеклу.  Автор — Л. Смирнова

Точечная роспись по стеклу. Автор — Л. Смирнова

В Лесосибирске у Л.Э. Смирновой зародилась идея, связанная с введением в образовательные программы регионального компонента, как раз тогда вышел соответствующий закон. Начала собирать материал; не только по прикладному искусству, но и по истории, философии, мифологии, художественной и материальной культуре Сибири; получился огромный архив. Когда переехала в Красноярск, издала ряд методических пособий, связанных с региональным компонентом. А вот теперь, уже в соавторстве, написали книгу.

Задаю один вопрос, который давно волнует: насколько жизнеспособны народные промыслы? Кажется, они обречены в век компьютеров и пятого технологического уклада. Но мои собеседники уверяют, что с этим всё отлично, народное творчество никогда не умрёт, и в крае много художников-любителей, занимающихся прикладными видами искусства.

Уже после разговора заглядываю на сайт краевого Центра народного творчества. Действительно, авторов там перечислено немало, особенно в городах — Енисейске, Лесосибирске, Железногорске, Норильске, Бородино. Но на весь край 322 «прикладника», представленных в каталоге, — не такая уж цифра. Мастеров и ремесленников, конечно, значительно больше. Но, по мнению Ю.Х. Абаева, беда их — в отсутствии знаний изобразительной грамоты. А прикладник должен быть, в первую очередь, сильнейшим рисовальщиком, как и всякий художник.

Именно поэтому новое направление «Декоративно-прикладное искусство и народные промыслы», которое недавно открыли в Институте архитектуры и дизайна, — для него самая большая радость: «У нас появятся обученные, грамотные в прикладных делах специалисты. Правда, группы пока небольшие — 10 человек».

— Талантливые есть?

— Они все искроглазы и талантливы. Хотелось бы, чтобы ребята в стенах института получили качественное образование. Многое зависит от преподавателей, которые должны каждый раз обеспечивать студенту успех. Если студент не получит результат, который его обрадует и вдохновит, он больше не будет продолжать этот опыт — будь то творчество или наука.

Здесь придётся сказать, что у студентов-прикладников пока нет ни мастерских, ни необходимого оборудования (горячих прессов, печей, станков — всего, что может понадобиться), так что развитие этого направления — ещё тема будущего.

Другая ситуация у направления «Профессиональное обучение (по отраслям)» профиля «Декоративно-прикладное искусство и дизайн» ИППС, который благодаря Л.Э. Смирновой в своё время обрёл новые возможности (это нашло отражение в научной работе «Художественная подготовка студентов в условиях нехудожественного вуза»). Студенты профиля, до того времени работавшие только с программами, стали осваивать традиционные технологии — причём с удовольствием. Сейчас кафедра компьютерной и инженерной графики, на которой начинали подготовку по профилю, реорганизована в кафедру современных образовательных технологий, а в ИППС появилась Студия изобразительного искусства, где развивают творческие способности студентов.

Ю.Абаев на занятиях по бересте

Ю.Абаев на занятиях по бересте

— А как вы считаете, пригодилось бы художественное начало другим специальностям СФУ? Что оно может дать, например, математикам, транспортникам, экономистам?..

— Художественная подготовка уместна в любом институте. Отсюда ведь и самовоспитание, и вкус, и культура.

— Поговорим о книге. Любовь Эдуардовна, были какие-то трудности в написании и поиске материала?

— Никаких! Весь материал уже был собран. Методику и технологию мы хорошо знаем. Оставалось только грамотно скомпоновать.

— Вы сразу решили сделать пособие красочным и богато иллюстрированным?

— Конечно! Вопрос цвета имел принципиальное значение. Я как-то делала учебно-методическое пособие для самостоятельной работы, там тоже нужны были цветные иллюстрации, а мне предложили — давайте лучше сделаем их приложением на диске. Я согласилась, а зря: никто этот диск не смотрел.

Иллюстрации, безусловно, один из самых выигрышных моментов «наглядного» пособия. Здесь и утилитарные предметы, и резьба по кости, и роспись по дереву (работы самой Л. Смирновой), и столь любимая Юрием Абаевым береста, о которой мы говорим больше всего.

Работа Ю. Абаева из бересты  — «Глухариная песня»

Работа Ю. Абаева из бересты — «Глухариная песня»

— Ещё мой учитель А.С. Хворостов нас предупреждал: ввод иного материала не желателен, материал самодостаточен, — комментирует свои работы Юрий Хасанович. — Береста расслаивается, каждый слой имеет свой оттенок, и это позволяет изъясняться не менее выразительно, чем в живописи или в графике. Фактически при создании панно мы раскрываем всю берестяную палитру. Разворачиваешь пласт бересты, снимаешь слой камбия, и под ним, как говорил ГРАБАРЬ про снег, целая оркестровая симфония оттенков.

— В книге вы описываете и технологии работ. Например, последовательность нанесения рисунка при оформлении подносов или схему резьбы по дереву. А своими секретами работы с берестой делитесь, есть у вас ноу-хау?

— Представьте, есть! На основе естественного свойства бересты скручиваться при высыхании мы разработали технологию изготовления берестяной игрушки. На ленторезном приспособлении делаем полоски, наматываем конусы — и из них конструируется будущее изделие.

— Вы упоминали иркутского художника Евгения УШАКОВА, чьи берестяные панно украшали даже иркутский аэропорт. Ваш Ермак или Суриков, мне кажется, тоже очень аутентично дополнили бы оформление нового Красноярского аэропорта. Вам не поступает таких заказов?

Работа Ю. Абаева — панно «Вспоминая В.И. Сурикова»

Работа Ю. Абаева — панно «Вспоминая В.И. Сурикова»

— Вы коммерческую сторону затрагиваете, а я принципиально работы не продаю. Дарить — дарю. На заказ не работаю, тиражировать авторские вещи не представляется возможным. Многие из моих работ остались уже только на фотографиях: что-то пропало с выставок, некоторые в частных коллекциях. Сейчас думаю сделать буклет своих работ.

— А ваша книга может считаться энциклопедией по сибирским промыслам?

— Изначально мы так и планировали — создать исчерпывающее издание для широкого круга читателей, — отмечает Любовь Эдуардовна. — Но к составлению энциклопедии предъявляются несколько другие требования, а мы в пособии описываем технологию и методику.

— У вас перечислено 28 тем рефератов по каждому промыслу; то есть промыслов в Сибири — столько?

— Промыслов и ремёсел даже больше, их не перечесть. Но мы рассказали о тех, что характерны для нашего региона. Кстати, все они продолжают развиваться. Даже бондарную посуду делают. С появлением новых материалов, новых технологий открываются новые возможности для развития ремёсел. Пушной промысел, например, вышел на уровень предприятий: шьют унты, одежду, хотя уже и несколько другого вида.

— А кому сейчас нужны, например, туеса? Если только как сувенир…

— Если посуда из бересты делается по традиционной технологии — она очень удобна, функциональна и сохраняет свои уникальные свойства. В ней хлеб долго не черствеет, молоко не прокисает (для жидких материалов бересту снимают «чулком»). У нас дома большие туеса, и мы храним там и сахар, и крупу.

— Расскажите про ваш дом — он особенный?

— (Смеётся) Не дом, а музей. Кроме росписи по дереву я много занималась керамикой, мне нравилась глина, любила лепить. В Лесосибирском пединституте у нас была открыта специализация по художественному творчеству. Мы приобрели муфельную печь, со студентами ездили за белой глиной в деревню Малая Белая — от Енисейска 18 км, делали выставки, устраивали праздники народного творчества, приглашали мастеров из разных городов. И мне керамика так нравилась, что я стала её коллекционировать. Кроме керамики на полках — берестяные игрушки, панно, расписные деревянные изделия.

Валентина ЕФАНОВА
Недавно Экологический фонд СФУ и Экспертный центр «Проектный офис развития Арктики» привлекли Л.Э. Смирнову и Ю.Х. Абаева к разработке программ для просветительского центра «Белый мишка», который в сентябре открылся в Норильске. Об этой работе, видимо, выйдет статья в рейтинговом журнале.

Что касается искусства — работы Л. Смирновой и Ю. Абаева участвовали во многих международных, всероссийских, региональных, краевых и городских художественных выставках. Некоторые вошли в каталог «Новые лица в искусстве 2011-2012» — New Faces in Arts. А в начале ноября в университетской галерее «Презентация» откроется их совместная персональная выставка. Приходите!