Время собирать мнения


Зачем узнавать, как относятся красноярцы к атомной энергетике и знают ли они вообще, что такое атом? Как проводить соцопросы на улицах и чем вдохновляет социология? Об этом мы поговорили с Дмитрием Олеговичем ТРУФАНОВЫМ, кандидатом социологических наук, доцентом кафедры социологии.

— Не так давно ваша кафедра завершила социологическое исследование для Росатома. Расскажите, про что оно?

— У Росатома есть Общественный совет, который занимается продвижением темы атомной энергии в регионах присутствия компании, в том числе в Красноярском крае. Нас попросили сделать исследование о том, как жители нашего мегаполиса относятся к атомной энергии и к концепции «Зелёного квадрата». Это новая концепция энергообеспечения государства, альтернативная углеродной. В её основе — четыре основных источника энергии: ветер, солнце, вода и атом.

Исследованием мы занимались в этом году, с весны по сентябрь, недавно передали отчёт с цифрами, данными и графиками заказчику. Всего мы опросили 400 человек, для репрезентативных выводов этого достаточно, и это то количество, которое мы успели опросить силами нашей студенческой команды. Мы привлекаем студентов к социологическим исследованиям при любом удобном случае, хотим сделать из них профессионалов. Некоторые студенты к настоящему времени уже вполне способны самостоятельно проводить весь комплекс исследовательских работ.

Распределение ответов респондентов с различными уровнями образования на вопрос «Знаете ли вы о существовании атомной энергии?», %

Распределение ответов респондентов с различными уровнями образования на вопрос «Знаете ли вы о существовании атомной энергии?», %

— Какие вопросы были в анкете?

— Вопросы были разделены на два блока. Первый был про атомную энергию в целом, нашей задачей было выяснить, знают о ней люди или нет. Некоторые респонденты, кстати, ничего о ней не знают, некоторые что-то слышали о ней, но точного представления не имеют.

Также мы проверяли, что именно люди знают об атомной энергии. Были горожане, которые отвечали, что атомная энергия — это продукт воздействия на атом воды, что это продукт замораживания атома. Таких ответов было немало, а это, конечно, неадекватные представления. Меня это удивило, ведь атом изучают в школе.

Распределение ответов респондентов разных возрастных категорий на вопрос «Как получают энергию из атома?», %

Распределение ответов респондентов разных возрастных категорий на вопрос «Как получают энергию из атома?», %

Изучая отношение красноярцев к атомной энергии, мы обнаружили полярные мнения. Значительное количество людей испытывают страх перед атомной энергией, полагают, что она может нести риски для здоровья, для общества. Но интересно, что при наличии страхов в целом люди высказываются в пользу развития атомной энергетики, во всяком случае, бОльшая часть. Это может быть связано с тем, что Россия сейчас находится в экстремальной ситуации с точки зрения своего развития в условиях международного экономического давления, а атомные технологии — наше конкурентное преимущество, мощная основа для развития экономики. Предполагаю, что в целом люди это понимают и считают, что сейчас развитие технологий целесообразно.

Второй блок вопросов был про концепцию «Зелёного квадрата». Концепция появилась недавно, в течение последнего года, и мы увидели, что абсолютное большинство жителей не осведомлены о ней. Мы рассказали об этом Росатому и рекомендовали компании проводить пиар-мероприятия.

— Зачем большим компаниям такие исследования?

— Социальная поддержка проектов — это один из мощнейших ресурсов развития компании. Если компания заходит на территорию, желая построить новые предприятия, то вполне может встретить сопротивление со стороны жителей, и если сопротивление достаточно сильное и организованное, то компания может столкнуться с невозможностью строительства. Помните историю с ферросплавным заводом? Общественность поднялась, и это было мощное движение.

Отходы атомной энергетики наносят вред природе и создают угрозы для человека

Отходы атомной энергетики наносят вред природе и создают угрозы для человека

Чтобы управлять общественным мнением, Росатом должен знать, существуют ли негативные моменты в восприятии атома в массовом сознании. Если да, то нужно проводить публичные мероприятия, чтобы изменить общественное мнение. Интересно, что в Интернете есть постоянно действующие и довольно влиятельные ресурсы, которые намеренно транслируют негативную информацию об атомной энергии. Для того чтобы осуществить конструктивное воздействие на массовое сознание, Росатом решает вопрос информационного продвижения. Для этого и необходимы подобные исследования.

— Что даёт взаимодействие с крупными компаниями вашей кафедре и вашей исследовательской группе?

— Это, во-первых, демонстрация наших возможностей перед заказчиком, и мы сейчас можем продолжить работу по этой теме. Конкретно на проведённое исследование у нас был небольшой грант, который предоставили заказчики. Самое ценное, на мой взгляд, — это всё-таки приобретение профессиональных навыков. В тех людях, которые работают в моей команде, я абсолютно уверен. Уверен, что на 4 курсе, когда студенты получат дипломы, они будут квалифицированными специалистами, которые принесут пользу стране. Например, в исследовании отношения красноярцев к атомной энергии у нас работала команда из более десятка студентов-социологов в составе Максима Сорокина, Екатерины Комаровой, Вероники Яковлевой, Анастасии Архиповой, Екатерины Коробейниковой, Анны Малаховской, Аллы Жибиновой, Полины Фалалеевой, Александра Багияна, Марии Кожевниковой, Виктории Лысенко. Я получил удовольствие от работы с ними.

Я считаю, есть некая романтика в работе социолога. Вы задаёте обществу вопросы, мир вам отвечает, и вы получаете сведения об обществе, которых ни у кого нет, вы — единственные обладатели этой истины. Ну, до тех пор, пока публично не обнародуете результаты. Это вдохновляет.

«Как вы считаете, атомную энергетику в России необходимо развивать, оставить на прежнем уровне, сворачивать или совершенно отказаться от нее?»

«Как вы считаете, атомную энергетику в России необходимо развивать, оставить на прежнем уровне, сворачивать или совершенно отказаться от нее?»

Максим СОРОКИН, 3 курс:

— Для опросов у нас есть квотная выборка, такой метод отбора участников. Мы брали квоты по возрастам и районам города. Например, в определённом районе нужно опросить 10 человек от 18 до 29 лет, 50 человек от 30 до 39 лет и так далее. Опросы мы проводили на улицах (с онлайн-опросами есть много проблем, например, нельзя проверить, кто именно прошёл анкету).

Да, есть боязнь подойти к человеку и попросить пройти анкету. Демотивирует, когда встречаешься с открытым отказом. Тебе говорят «нет», а у тебя ещё 40 анкет, что с этим делать? Обычно я говорю себе: я социолог, это моя работа, я должен продолжать. А мотивирует больше всего то, что ты встречаешься с ярким человеком, откладываешь анкету в сторону и начинаешь разговаривать с ним на интересующие тебя темы. Во время этого опроса я встретился со свидетелями атомной катастрофы в Чернобыле. Мне рассказывали, как люди реагировали на аварию. Это интересно. Но чаще опросы — рутинная работа. Ты выезжаешь утром, работаешь до 20 вечера и успеваешь опросить всего 23 человека. Многое зависит от погоды, от настроения, выходной это день или будни.

Мария КОЖЕВНИКОВА, 2 курс:

— Обычно для опросов я выбираю Кировский район, пригрела его себе давно. Когда приезжаю на место, как хищник, выслеживаю добычу: осматриваюсь, отмечаю, кто и чем на улице занимается, прикидываю приблизительный возраст респондента. Если человек ест на лавочке или разговаривает по телефону, то я не беспокою его. Подхожу к тем, кто просто отдыхает или проходит мимо.

Обычно хожу в места, где больше людей — в торговые центры или парки. Если не могу найти человека, которого мне не хватает для опроса, допустим, мужчины 40 лет, приходится идти по жилым районам. Когда настрой на работу боевой, то можно опросить в день человек 20. Но и когда едешь с учёбы уставшая, хочется отдохнуть, всё равно понимаешь: раз взялась за дело, то продолжай. Конечно, всегда есть те, кто отказывается отвечать. А есть те, кто говорит, что наши вопросы ни на что не влияют, толку от них нет.

Анна СОБОЛЬ