10 историй про госуниверситет
Несколько поколений студентов знали их как «Отче наш». К 50-летию КГУ

Содействие затмению

В 1966 году ещё в филиале было создано Общество содействия неполному солнечному затмению. Тогдашний студент, а ныне кандидат физ.-мат. наук Виталий СТЕПАНЕНКО описал это в своей блестящей поэме с ещё более блестящими комментариями «Цветок амёб» (жанр — академическая байка; опубликовано в газете УЖ накануне 2000 года).

«Возникло ОСНСЗ так: на Маерчака, 6 приносит Бон (БОНДАРЕНКО-старший) не то ачинскую, не то абаканскую (может — минусинскую) газету и с хохотом читает журналистский ляп: «Неполное солнечное затмение, объявленное нашей газетой на (такое-то) июня, переносится на (сякое-то) июня сего года». ЗАТМЕНИЕ ПЕРЕНОСИТСЯ. Посыпались предложения: устроить факельное шествие с основным транспарантом «Руки прочь от светила!», учредить газету «Гелиос», «Общество, общество надо создать… содействия….» … Деятельный МОСКВИЧ тут же набрасывает Устав ОСНСЗ.

На первое заседание всё президентство является во фраках и цилиндрах (СУХОВОЛЬСКИЙ позаимствовал в театре Пушкина). Висят плакаты: «У нас вы увидите…» (идёт перечень), «У нас вы НЕ увидите…» (Мерилин Монро, вставную челюсть снежного человека… — перечень гораздо более обширный). Из велосипедного колеса Суховольский соорудил рулетку «Колесо фортуны». Взахлёб передаётся репортаж с Больших гонок по бензольному кольцу... В зал под вой сирен и мигание прожектора на трёхколёсных велосипедах въезжают двое…»

В ОСНСЗ были секции изящной словесности, голословных утверждений и пятиразового студенческого питания. Заседания проходили 1 апреля в День дурака, которому даже возвели вырезанный из дерева памятник. Кстати, стенгазета «Гелиос» — объёмная, с перелистыванием страниц — тоже выпускалась.

«Мы — умы, а вы — увы…»

Этот лозунг ещё более известен, чем ОСНСЗ, с которым неразрывно связан. И хотя точную дату события установить сложно (не одно поколение студентов присваивало историю себе), дело было примерно так. Во время одного из заседаний ОСНСЗ в окнах корпуса на Маерчака (где ныне юрфак) повесили этот афоризм лицом к улице. А в это время там проезжал какой-то местный начальник. Лозунг сочли вызовом, насмешкой над властью, и руководство вуза, а также некоторых «зачинщиков» вызывали «на ковёр». Впрочем, обошлось без последствий.

Альпсекция и Карл

Несмотря на то что в Красноярске всегда были Столбы и традиция лазить по скалам, альпсекцию в КГУ основал приезжий из МГУ математик Карл Каримбаевич ДЖАНСЕИТОВ. Он учил студентов вязать узлы и правильно ходить в горы. Потом завёл моду не только летом на Столбах бывать, но и зимой (там проводили даже комсомольские собрания). Со временем красноярская команда вступила во всесоюзную Федерацию альпинизма и скалолазания, ребята совершали восхождения на Эльбрус и вершины Памира, становились «снежными барсами». Это была хорошая школа жизни.

А зимой 1965 года Карл Джансеитов организовал грандиозный поход. В то время как раз заканчивалось строительство железной дороги Абакан-Тайшет, и в тридцатиградусный мороз отряд под его руководством проделал путь вдоль строящейся магистрали — «посмотреть». Дошли до Кошурниково, спали в туннелях, вернулись страшно довольные.

Карл Джансеитов вообще был человеком страстным. Специалист по математике, читавший множество курсов, от матанализа до теории вероятности (лекторов из педуниверситета приглашать не хотели), он вдруг увлёкся биологией. И вот, имея огромную нагрузку преподавателя, параллельно поступил в университет на биофизику и наряду с другими студентами ходил на лекции, делал лабораторные. И получил диплом биофизика, которым очень гордился.

Университетские сплавы на плотах по Мане тоже пошли от Карла. Плоты рубить — трудоёмкая работа, а он если брался за топор, то рубил до изнеможения... Люди менялись, а он без перерыва стёсывал брёвна, лаги делал. Как писал тот же Виталий Степаненко (уже в «Гимне математикам»): «Карл — ярлык, метка, символ — в аудиториях, на демонстрациях, на плотах и на скалах, летом, зимой, весной и осенью — взахлёб, свирепо и спонтанно жил!».

Опера «Архимед»

Традиция постановки опер студентами-физиками возникла в МГУ. Сюжеты придумывали сами и накладывали на мотивы классических и современных шлягеров. Успех был такой, что московскую студенческую оперу приглашал выступить в Доме творчества композиторов и писателей сам Константин Симонов. А в Крас-
ноярск оперу привёз Евгений Всеволодович КУЗЬМИН, который пел там партию Бахуса (по сюжету боги изгнали Бахуса с Олимпа, и он устроился к ректору Сиракузского университета Архимеду проректором по АХЧ). С перерывами лет в пять опера ставилась в Красноярске трижды. Увы, тогда не снимали видео…

Вечера у очага

В корпусе с каминами (Мира, 49), построенном до революции для торгового дома «Ревильон-братья», студенты КГУ учились вплоть до 90-х. Но у первых поколений там сложилась особая атмосфера. С преподавателями, которые были ненамного старше их, жили душа в душу, частенько задерживались до полуночи. И как-то решили затопить камины. Дымоходы, как ни странно, работали, тяга была, и вечер получился весьма романтичным. Пока не приехала пожарная команда, которую вызвали бдительные прохожие, увидев дым и отблески пламени в окнах. Но другие говорят, что посиделки у камина были традиционными.

Диплом номер один

Как и сотрудник № 1 Н. МУРАШКО (о ней мы писали в номере от 5 сентября), выпускник с дипломом номер один, конечно же, должен был войти в историю, это все понимали. Поэтому решили выдать первый диплом не по алфавиту, а действительно лучшему студенту. Таким, по общему признанию, был Юрий МОСКВИЧ — и комсомольский лидер, и отличник учёбы, и душа компании. Юрий Николаевич не подвёл: стал первым представителем президента Ельцина в Красноярском крае, был заместителем министра региональной политики Правительства РФ и заместителем министра по делам Федерации и национальностей; ныне профессор Педагогического университета имени В.П. Астафьева, член Совета по культуре и просвещению при Губернаторе Красноярского края.

«Свой вуз своими руками»

Долгое время не то что нынешнего кампуса, а даже собственного здания у университета не было, хотя о строительстве речь шла с момента основания вуза. Причём рассматривалось несколько площадок: на Стрелке (где сейчас Дом пионеров); рядом с Политехническим (видимо, где нынче Орбита) и даже под Дивногорском, среди тайги, на «Манском блюдце». Когда и кем был выбран проспект Свободный, сказать сложно, но, как только ректором стал Вениамин Сергеевич СОКОЛОВ, строительство началось. Да ещё и не по типовому, а по оригинальному проекту — с «итальянскими двориками», получившими название «колодцы» (проект выполняли ленинградские архитекторы). И вскоре корпуса нового КГУ один за другим начали вводить в строй — в том числе благодаря тому, что в строительстве и отделке вуза участвовали студенческие отряды. Работа велась круглый год, часто в ущерб учёбе. Зато несколько поколений студентов выпустились под лозунгом «Свой вуз своими руками».

Концерты симфонического оркестра

Цикл эстетического образования был введён для всех специальностей опять же ректором Соколовым, который считал, что выпускник университета должен быть не только профессионалом, но и высококультурным человеком: разбираться в живописи, в классической музыке... Так стал традицией студенческий абонемент (оплачиваемый вузом), по которому не только студенты, но и преподаватели могли бесплатно посещать концерты в филармонии. Более того, оркестр Ивана ШПИЛЛЕРА и сам приезжал в университет, и музыка звучала прямо в колодцах, пусть очень холодных и гулких. Как-то выступал в колодце эконома даже Дмитрий ХВОРОСТОВСКИЙ — тогда никому ещё не известный студент института искусств.

Спутник физфака

На спутник в первом колодце, где учились физики, водили смотреть всех высоких гостей, посещавших КГУ. А «выпросил» спутник у ИСС им. М.Ф. Решетнёва (тогда — НПО ПМ) Валентин Владимирович ДАНИЛОВ. Этот талантливый и неуёмный физик сделал очень много для КГУ. Сначала сумел уговорить руководство Института ядерной физики Новосибирска (пережившего тогда пожар) продать ускоритель «Акваген», предназначенный для испытания космических приборов воздействием жёсткого излучения. Покупку оплатило как раз предприятие Решетнёва, которому иначе приходилось возить приборы на испытание в Москву. Для работы на «Аквагене» была создана лаборатория «Космофизика», выполнявшая заказы для более чем 20 предприятий ВПК. Ещё Данилов долгое время вынашивал идею заполучить маятник Фуко (который как раз убрали из экспозиции Исаакиевского собора Санкт-Петербурга куда-то на склад). А вот о том, чтобы в подарок университету передали реальный спутник (не модель, а готовый дублёр для запуска на орбиту), Валентин Данилов договориться сумел. Тот самый Данилов, которого позже по трагическому недоразумению осудили за шпионаж.

ППФ

Создание психолого-педагогического факультета окружено легендами. Да, проводили педагогические эксперименты в молодом вузе — и собственными силами, и с приглашением известных учёных (например, Эльконина, Давыдова, Дьяченко). Да, многие красноярские школы и отдельные студенческие группы становились площадками для этих экспериментов. Да, была в КГУ лаборатория психологии (руководитель В.Г. ЦАРЕГРАДСКИЙ). Да, увлеклись её сотрудники организационно-деятельностными играми Г.П. Щедровицкого и завели их в КГУ. Но того, что ректор Соколов сумеет всё это увидеть комплексно и так же преподнести министру образования Г. Ягодину, никто не ожидал.

Как вспоминал Б.И. ХАСАН: «Мы рассчитывали на гораздо меньшее, чем нам дали. Но это был второй год перестройки. Соколов приехал и привёз всё по максимуму. Мы надеялись получить отделение с набором двух групп. А получили факультет с набором 150 человек по пяти специальностям. Запрос был уже больше, чем наш ресурс».