А как у них?


Наш университет приступил к учёбе в новых условиях: маски — обязательны, на входе у всех будут проверять температуру; разные институты переведут на дистант разный объём занятий. И только непосредственный опыт покажет, как эти нововведения будут работать.

Три преподавателя Института филологии и языковой коммуникации СФУ, которые сейчас трудятся в университетах других стран, рассказали нам, как обстоят дела у них...

...в Корее

Елена ПОЛУХИНА, старший преподаватель кафедры русского как иностранного; приглашённый профессор Университета Пэджэ г. Тэджон

Везде информация на разных языках — для своих и иностранных студентов

Везде информация на разных языках — для своих и иностранных студентов

— Прошлый семестр мы начали в онлайн-режиме в середине марта — с двухнедельным опозданием. Занятия записывались в виде обучающих роликов. Почувствовала себя в роли блогера — боюсь, плохого)). Всё, и финальные экзамены, проводили в онлайне.

В середине августа в университете было принято решение о начале занятий в обычном формате. Подготовили аудитории: переставили мебель с учётом карантинных мер. Ещё с прошлого семестра на входе в каждое здание кампуса были установлены пункты для измерения температуры (и на руку всем лепили весёлые стикеры с датой). Повсюду санитайзеры.

Кстати, когда я ещё только приехала в Корею, была приятно поражена фактом, что в каждое здание ведёт несколько входов. Например, в моём корпусе их было 7! И все открыты, без охранников. Моя дочь, на тот момент изучавшая противопожарную безопасность, сказала: теперь я за тебя спокойна! Спасёшься... Увы! Сейчас все входы, кроме главных, заперты: требования карантинного контроля.

На данный момент в Корее — новая вспышка заболевания; почти мартовские цифры и мартовские меры. Закрыты пляжи, бассейны; маски нужно надевать ВЕЗДЕ, даже на улице (что очень мучительно в 34 градуса жары).

Университетам вновь рекомендовано вернуться к системе онлайн-обучения. Поэтому администрация нашего университета приняла такое решение: занятия будут проходить в онлайне, но теперь уже в режиме реального занятия (а не в виде записи видеороликов). Сложность — для меня — заключается в том, что это не zoom, который мы все уже освоили, а новая программа webex.

...в Китае

Алевтина СПЕРАНСКАЯ, доцент кафедры русского языка и языковой коммуникации; приглашённый профессор университета Ланьчжоу

— Весенний семестр почти весь прошёл в дистанционном режиме. Учиться студенты должны были начать с 10 февраля. Мы и начали их учить, но в онлайн-режиме. И был этот семестр на три недели длиннее. Эти три недели июля учились уже как и раньше — непосредственно в аудиториях. Сидели по одному, конечно, в масках. Время начала занятий у каждой группы было своё, с десятиминутными интервалами. Вход был организован с одной стороны здания, выход — с другой. У лестниц внутри помещений была «специализация»: по одним поднимались, по другим — спускались. Температуру измеряли всем при входе, дезинфицирующие средства стояли тут же. Иностранные студенты не приехали ни весной, ни летом, свои дипломы они защитили онлайн.

Фото столовой:  на столах  появились  разделители,  на полу — регулирующие стрелки: по залу двигаемся в определённом направлении, вход и выход — в разные двери.

Фото столовой: на столах появились разделители, на полу — регулирующие стрелки: по залу двигаемся в определённом направлении, вход и выход — в разные двери.

Магистранты первого и второго курсов (всего их три) не уехали на лето по домам, а остались в кампусе. Для безопасности. Они готовили курсовые и магистерские работы и просто жили своей студенческой жизнью. Играли в баскетбол. Ходили в бассейн.

Учебный год начался в понедельник — 31 августа. Вот эта китайская особенность мне очень нравится: учёба начинается не с 1 сентября, а с ближайшего к этой дате понедельника, который не является праздничным. Учатся 17 недель, потом две недели экзаменов и каникулы — чётко, как железнодорожное расписание.

Никаких особых распоряжений на осенний семестр мы не получили. Начался он с лекционной недели, а всех первокурсников, юношей и девушек, забирают на трёхнедельные спортивные сборы здесь же, в кампусе. Учимся пока, как обычно: носим маски, соблюдаем дистанцию в аудитории и в столовой, пользуемся дезинфицирующими средствами. Это уже привычка.

Температуру мерить давно перестали. Потому что на всех входах в кампус установили аппараты (по-моему, они называются тепловизоры): на большом экране охранник видит температуру каждого входящего.

Все эти новшества давно, с февраля, вошли в нашу жизнь, организовали её по-новому и кажутся уже обычными.

...в Танзании

Станислав БЕЛЕЦКИЙ, доцент кафедры теории германских языков и межкультурной коммуникации; сейчас ведёт в Университете Додомы полевые исследования местных языков

— Начало эпидемии коронавируса в Танзании проходило по типичному сценарию. В конце марта были закрыты школы и университеты; министр здравоохранения и президент призывали людей к соблюдению мер предосторожности и — в идеале — к самоизоляции. Многие откликнулись на эти призывы и стали усердно мыть руки по многу раз в день (на входе в магазины и общественные учреждения появились бачки с водой, см. фото), надели маски, старались находиться дома. Обязательного карантина не было.

Широко известной в интернете стала история с закрытием в Додоме лаборатории, проводившей тесты на ковид-19. По указанию президента в лабораторию под видом человеческих образцов были доставлены пробы, взятые у козы, перепёлки, папайи. Все они оказались положительными. Те, кому интересны подробности, могут сами их погуглить.

Вскоре правительство заявило, что эпидемия пошла на спад и страна готова вернуться к нормальной жизни. С последней недели мая строгое соблюдение мер предосторожности было отменено, а с 1 июня возобновили работу школы и университеты. После этих заявлений соседние страны, объявившие жёсткий карантин ещё в начале эпидемии, закрыли границы с Танзанией, а правительства Канады и США выделили Танзании миллионные пожертвования на борьбу с вирусом.

Новый семестр в Университете Додомы сдвигается на один месяц (стартуем в ноябре) — и это единственное изменение. Всё остальное здесь в штатном режиме: учиться будем без масок и социальной дистанции.

На мой взгляд, тот недолгий карантин, через который прошли танзанийские студенты, показал им ценность обучения, ценность общения с преподавателями и друг с другом. Учились они лучше, про онлайн-занятия не хотели и слышать — просили компенсировать выпавшие из-за праздников занятия в привычном формате. Мы все поняли, что живое общение — это роскошь.