Отчего люди не летают?.. Летают!

Привыкаешь ходить по земле и вдруг — под ногами пропасть…

Сергей Владимирович ВЕРХОВЕЦ — проректор по науке и международному сотрудничеству, руководитель департамента международного сотрудничества СФУ с 2007 года. До этого заведовал лабораторией в Институте леса им. В.Н. Сукачева СО РАН. Кандидат сельскохозяйственных наук. Автор 58 публикаций, включая две монографии. Проходил стажировки в Лесной службе США, университет шт. Монтана; Global Fire Monitoring Center, Германия; Институте Общества им. Макса Планка, Германия. Руководитель международной научной обсерватории «станции высотной мачты» ZOTTO.

Летать, как птица, чувствуя голос ветра, Сергей научился в юности. А родился он в Узбекистане: там, в г. Ангрен, что в 40 км от Ташкента, работали его родители. Внезапно умер отец, и мать с сыном вернулись в Барнаул, где Сергей учился в средней школе с английским уклоном. В 13 лет он оторвался от дома; вспоминает, как объехал весь Алтайский край: где автостопом, где поездом, прячась от контролеров. «Мама мне доверяла, отпускала, — вспоминает Сергей Владимирович. — Я навестил всех родственников, завел новых друзей». Но, помимо жажды странствий, однажды сильно зацепило другое увлечение: «прибился» к дельтапланеристам.

На старт!

— Неужели и вправду говорят, что ощущение полета — ни с чем не сравнимо?

— Еще бы! Иначе бы я не стал регулярно ездить в клуб, который располагался на другом конце города, и надо было часа три туда добираться. Уезжал сразу после уроков, а в выходные даже ночевал в подвале этого клуба, чтобы не тратить время на дорогу. Это было веселое, бесшабашное время. Ездил с ребятами на сборы и там получил второй юношеский разряд по дельтаплану. Первый раз летишь — в высоту два метра, а в ширину — десять. И потихоньку проходит страх, начинаешь думать, как и где поворачивать, как садиться, а потом захватывает возможность парения: часами выискиваешь восходящие потоки.

«Да нет, щука это не большая, а средняя…»

Помню, как всех заворожил подарок японцев, побывавших в нашем клубе, — новенький и самый первый параплан — безмоторный, с матерчатым крылом… По очереди пытались на нем летать. После школы я окончил лесохозяйственный техникум, и мама настояла, чтобы единственный сын поехал в Красноярск, получил там высшее образование. А я не хотел, несмотря на красный диплом об окончании техникума, мечтал остаться на Горном Алтае, работать где-нибудь в лесхозе. Какие там красивые места! Взять хотя бы живописные деревушки Майма, Манжерок, Усть-Сема, Чемал. Сейчас это — мекка дикого туризма.

— Маму Вы послушали и Красноярскую технологическую академию закончили тоже с красным дипломом. Но и мечта о лесе, похоже, сбылась?

— В этом смысле я благодарен судьбе. За время работы с 1997 по 2006 год в Институте леса им. В.Н. Сукачева СО РАН, не раз ездил в научно-исследовательские экспедиции по сибирской тайге. Столько было романтики и приключений, особенно на севере края, что впечатлений хватит на всю жизнь. Привозим с собой видео и фотографии, потом собираемся командой и вспоминаем: вот полевой отряд, вот мы в лабораторном домике, песчаная дорога. Красота-то какая: Енисей, осень в тайге…

«Вороненок не улетел, потому что еще только подлетывает, а не летает…»

— Экспедиции по тайге — тоже экстрим, удаленность от цивилизации, дикие звери опять же…

— Это да! Юг Туруханского района характеризуется самой большой плотностью медвежьего населения. Здесь мы всегда ходили с ружьем наготове, но зверя не губили. Случай такой был: как-то раз сушили рыбу, и прямо в лагерь на запах притопал медведь. Мы все вышли, конечно, поругались на него, вверх постреляли; мишка ушел, и все уже успокоились, как вдруг раздался визг жуткий — девушка кричит. Все испугались, думали, тот самый медведь не ушел, а к ней заявился, но оказалось, пока она выходила, к ней в палатку лягушка запрыгнула. Дама наша, когда обратно в палатку вернулась — легла прямо на лягушку. Это мы потом поняли, что на самом деле случилось, но сразу после сигнала тревоги было не до смеха...

В гостях у староверов.

— Вы общались со староверами. Как удалось завоевать их расположение?

Да, со староверами мы дружим. Поначалу они могли и обидеться: мол, чего тут делаете в наших краях? Мы им терпеливо, доходчиво разъясняли свою «миссию», и оказалось, нас прекрасно поняли. А какие это умельцы! Чего стоят одни только лодки-плоскодонки!.. Очень ловко они на таких лодках передвигаются. Мы приучили староверов фотографироваться, часто в гости к ним приезжали.

Костер, гитара и друзья-коллеги… Любой вечер станет теплым!

Возили туда съемочную группу телеканала «Russia Today», который вещает на зарубежье, помогали снять фильм. Поверьте, староверы хорошие люди, жаль, что смертность у них очень высокая и к 40 годам женщин в три раза больше, чем мужчин. Поскольку к нам в лагерь наведывались иностранцы, то иногда их выходки у аборигенов вызывали едва ли не шоковое состояние. Например, приехали как-то немцы, а у них, как известно, и мужчины и женщины вместе моются в бане, и в речке они тоже купаются голышом. Предупреждали мы гостей, что нельзя здесь голыми ходить, но куда там… Беспристрастный фотообъектив успел запечатлеть 30-летнего старовера Колю, воспитанного в духе предков, который обалдело взирает на бесстыдство иноземцев…

Это не сестрица Аленушка, а сотрудник ТК«Russia today» (телекомпании, снимавшей сюжет о вышке «Zotto»).

— Сергей Владимирович, наверное, работа в СФУ на время отодвинула в сторону мечту Икара?

— Да ни за что! У меня постоянно в машине лежит параплан. Представляете, поднимешься с ним (10-12 кг вес) в гору, ноги потом тяжелые, как у слона, зато легкие чистые и ум ясный. Я специально Mitsubishi Delica купил: хоть и в подержанном состоянии, но все же вездеход, — в выходные выезжаем на нем за город. Теперь вся семья пристрастилась к полетам. Жена не скрывает, что боится высоты, но пытается летать, а с сыном (ему 11 лет) мы парили в тандеме… От пилота требуется умение «поймать» воздушный поток и лавировать в нем. Это надо всем попробовать! Приятно смотреть на людей после первого полета. Привыкаешь ходить по земле, и вдруг под ногами разверзается пропасть — столько адреналина! Непередаваемые ощущения… На дельтаплане скорость раза в два больше, чем на параплане. Садиться и взлетать тоже немного сложнее. Хороший спорт, я считаю, в СФУ необходимо открыть специализированный клуб, готов даже предоставить для занятий два собственных параплана и дельтаплан, могу с удовольствием поделиться опытом и помочь в проведении занятий. Но создавать надо не секцию, а именно клуб, где строгая дисциплина, техника безопасности, сплоченный коллектив и материально-техническая поддержка вуза (автомобиль, рация). Красноярск обладает самыми великолепными условиями для развития подобного спорта: много подходящих гор, как в пригороде, так и в соседней Хакасии. Должна быть в университете культурно-туристическая направленность: экологический туризм, объединение бардов. Это же общение: песни у костра, жизнь в палатках — романтика...

Вера КИРИЧЕНКО
Средняя оценка: 4.4 (проголосовало: 17)