Ведущая рубрики "НЛП: неотложная лингвистическая помощь" — Алевтина СПЕРАНСКАЯ, доцент кафедры русского языка

Научный лексикон, намеченный пунктиром

Хорошо знакомая старшему поколению научно-популярная телепередача «Очевидное-невероятное», которую вёл известный учёный С.П. Капица, начиналась с эпиграфа. Это были строчки Пушкина:

О, сколько нам открытий чудных
Готовият просвещенья дух,
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг…

Очевидно, по идейным соображениям из стихов поэта изъяли пятую строку –
И случай, бог-изобретатель.

Несолидным показалось советским идеологам считать случай равноправным участником научного познания. Но мы не будем подправлять Пушкина, примем его точку зрения такой, какая она есть. Ведь его пятистишие завораживает не только поэтикой, но и чёткостью суждения: по мнению поэта, есть четыре составляющих научного открытия. И захотелось разобраться с «лингвистическими составляющими», которые представлены в современном научном пространстве.

С чего начинаются науки? С названия (которые, в идеале, должны отражать суть предмета). О чём же они говорят? Рассмотрим те, которые хорошо нам знакомы со школьной парты. Занимаясь этимологическими разысканиями, увидим, что основная научная терминология сложилась преимущественно из четырёх языков: русского, греческого, латинского и арабского.
Начну с русского, потому что слово «наука» – общеславянского происхождения и состоит оно из приставки на- и корня -ук-, который значит «учение». Древнерусское слово наукъ обозначало и действие, и результат, то есть «научение». Это значение легко угадываем в разных контекстах: отдать в науку, «Его пример – другим наука…» и др. С 18 века значение слова начинает меняться в хорошо нам знакомую сторону («система знаний») и становится, если выразиться языком изящного 19 века, таким: наука – разумное и связное знание: полное и порядочное собранье опытных и умозрительных истин. Согласитесь, приятно знать, что одно из главных слов этой сферы деятельности мы не заимствовали (скажем, нет слова «сциенция» от лат. scientia – знание, наука, хотя и есть сциентистский, сциентизм), а используем славянский языковой потенциал.

Но всё же для большинства научных названий используется греческий язык. Его изначальное влияние на формирование научной терминологии трудно переоценить. Для многих школьников -графия, -логия, -метрия – родные слова. Они прочно вошли в наш язык и не представляют трудности при «переводе» с греческого на русский. Хотя относительно -логии я бы поспорила. Ведь греческое «логос» – многозначное слово, это и «слово, речь, беседа», и «счёт, число, пропорция», и – что самое главное – «разум, смысл, понятие». Поэтому название «филология» говорит не только о любви к слову, но и о любви к познанию смысла.

И как это ни покажется удивительным, но название другой науки по-гречески говорит нам примерно об этом же: mathos – знание, mathema – учение, наука, manthanō – понимаю, учусь. Только нам название этой науки лучше известно в латинском виде – mathematica. А чтобы это греческое слово не выглядело одиноким на фоне ваших познаний, напомню, что «хресто-матия» содержит тот же корень mathos, а chrēstos значит «полезный».

Задержимся немного на математике и уточним, что арифметика – тоже греческий термин, называющий науку о счёте, о числах: arithmos- – число. Греческая буква тэта усваивалась то как т (в западных языках как th), то как ф (f), у нас в языке, кстати сказать, встречаются оба варианта (ритм и рифма).

А вот за значением слова «алгебра» придётся заглянуть в арабский язык: al-gabr- означает «восстановление (разрозненных» частей», «восстановление равенства», то есть «уравнение». Впервые слово встречается в 825г. у Магомета аль-Хорезми в названии его сочинения «Альджебр аль-мукабала», содержащего общие приемы для решения задач, сводящихся к алгебраическим уравнениям 1-й и 2-й степеней. Имя самого аль-Хорезми стало прообразом для термина «алгоритм» в латинской же, как и алгебра, огласовке.

И если вы уже заметили совпадение первой части слов алгебра и алгоритм, то мне остаётся добавить, что это определённый артикль в арабском языке, и есть в русском языке слова, чьё арабское происхождение это ал(ь) выдаёт: алкоголь, альманах и алхимия. Именно от арабов средневековая Европа заимствовала учение о превращениях и соединениях веществ. Учителями же арабов в алхимии были греки: chymeia от chyma «литье» (от cheō «лью»), поэтому исходно химия – искусство плавки металлов.

Ни арабский, ни русский не были всемирными языками научного общения, поэтому их вклад в научную картину мира менее заметен. Но без них, как видите, не смог бы сформироваться наш научный терминологический лексикон.
alsperanskaya@yandex.ru

Средняя оценка: 3.8 (проголосовало: 9)